Ситуация в Турции (март 2006г.)

14 апреля 2006
А.А. Гурьев

Основное внимание высшего политического и военного руководства Турции в марте в области внешней политики было уделено отношениям с США, Европейским Союзом, Ираном, рядом других соседних стран. В российско-турецких отношениях имели место представляющие интерес события, которые подчеркивают усиление регионального аспекта в двустороннем сотрудничестве двух стран.

В области внутренней политики следует отметить новое обострение курдской проблемы, что привело к очередной вспышке террора в стране, а также обострение противостояния и противоречий между правящей Партией справедливости и развития (ПСР) и оппозицией, а также внутри самой власти между различными ее ветвями.

Анализ состояния турецко-американских отношений и перспектив их развития, сделанный экспертами Института Ближнего Востока в начале с.г., подтвердился последующим развитием событий. Мы указывали, что в 2006 году провозглашенное Анкарой и Вашингтоном турецко-американское стратегическое партнерство ожидают серьезные экзамены, от результатов которых зависит дальнейшее развитие двусторонних отношений, которые сегодня переживают, пожалуй, худшую страницу своей истории.

Необходимо отметить, что и в США, и в Турции понимают чрезвычайную важность двусторонних отношений не только для национальных интересов двух стран, но и с точки зрения их региональной и глобальной значимости. В Анкаре и Вашингтоне с целью их нормализации было принято решение о смене послов, обмене на регулярной основе делегациями и экспертными группами по вопросам двусторонних отношений и взаимодействия на региональном уровне.

Турецкие эксперты подсчитали, что только за последний год Турцию посетили 49 высокопоставленных американских делегаций, представляющих основные государственные ведомства США: администрацию президента, госдепартамент, Пентагон, обе палаты Конгресса, все спецслужбы, включая ЦРУ и ФБР. Не менее внушительным выглядит и список визитов в США представителей турецкой стороны.

Одним из примеров такой насыщенной дипломатии явился и состоявшийся 23-27 марта визит в Анкару начальника объединенного командования штабов ВС США Питера Пейджа. Формально американский генерал прибыл для участия в международном симпозиуме «Глобальный терроризм и международное сотрудничество». Фактически же основная нагрузка его визита в Турцию состояла из переговоров с премьер-министром Р.Т. Эрдоганом и начальником генерального штаба ВС Турции армейским генералом Х. Озкеком, в ходе которых были затронуты наиболее болевые точки турецко-американских отношений на нынешнем этапе.

Это курдская проблема и базирование боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) на территории Северного Ирака, откуда они регулярно ведут боевые действия на турецкой территории, ситуация в Ираке, ядерная программа Ирана, отношения с победившей на палестинских парламентских выборах ХАМАС, а также вопрос военного присутствия на Черном море нечерноморских держав.

Американский генерал, подводя итоги своего пребывания в Турции, с военной прямотой констатировал: «Я смотрел туркам в глаза и говорил им правду». Видимо, эта правда оказалась не совсем приемлемой для турецкой стороны. По оценкам турецких экспертов, в ходе переговоров ни по одному из вышеперечисленных вопросов стороны не достигли взаимоприемлемого результата. Так, по наиболее чувствительной для Анкары курдской проблеме генерал вновь ограничился лишь словесным осуждением курдского терроризма и признанием РПК террористической организацией.

Как известно, в ходе многочисленных предыдущих переговоров на различных уровнях Вашингтон неоднократно обещал предпринять жесткие меры по разоружению боевиков, уничтожению их лагерей и складов, закрытию филиалов и ячеек РПК в странах Западной Европы, финансовых счетов организации. Одно из них прозвучало, в частности, 9 сентября прошлого года в ходе визита в Анкару командующего американскими войсками в Европе армейского генерала Джеймса Джонса.

Он отметил, что РПК является общей проблемой Турции, Ирака и США, решать которую «в первую очередь должны Анкара и Багдад, а Вашингтон, в случае необходимости и целесообразности, окажет помощь». Однако до практической реализации этих обещаний дело так и не дошло.

Об отсутствии у США намерений практически реализовать свои обещания турецкой стороне в отношении РПК говорят и итоги переговоров министра иностранных дел Турции Абдуллаха Гюля и госсекретаря США Кондолизы Райс, которые состоялись 20 сентября прошлого года в Нью-Йорке в рамках работы ГА ООН. По итогам этих переговоров глава американской дипломатии вновь заверила Анкару в своем принципиальном согласии на жесткие силовые меры в отношении РПК в Северном Ираке, однако, по ее мнению, «такие действия будут предприняты лишь в удобное для Вашингтона время».

Это заявление Кондолизы Райс подтверждает вывод, сделанный нашими экспертами в предыдущих статьях о том, что широкомасштабные боевые действия против РПК потребуют от Вашингтона открытия, по сути дела, «второго фронта». Сделать это в нынешних условиях разгула террора в Ираке, слабости иракских спецслужб практически невозможно.

Турецкие аналитики, подводя итоги переговоров в Анкаре высокопоставленного американского генерала, делают вывод о том, что американцы на нынешнем этапе не заинтересованы в жестких мерах против РПК, хотя, как и Европейский Союз, признали эту организацию террористической. Одна из причин такой позиции заключается в том, что такие меры «взорвут» Ирак, обстановка в котором и без того накалена до предела.

Кроме того, сохранение проблемы РПК в подвешенном состоянии позволяет нынешней американской администрации удерживать Анкару в фарватере своей региональной и глобальной политики. С помощью курдского рычага возможно достижение любого выгодного Вашингтону решения в плане задействования Турции в реализации плана «Большой Ближний Восток и Северная Африка».

Что касается иранской ядерной программы, то Анкара на переговорах с начальником объединенного командования штабов ВС США Питером Пейджем вновь констатировала, что «ядерный Иран беспокоит Анкару, однако Турция признает право каждого на использование ядерной энергии в мирных целях. Когда же ее применение выходит за эти рамки, это вызывает беспокойство». В турецких дипломатических кругах в связи с этим отметили, что, несмотря на определенное ужесточение позиции Анкары по проблеме иранской ядерной программы, в военно-политическом руководстве Турции на сегодняшний день отсутствует реальная критика Ирана по данному вопросу.

В знак одобрения такой позиции от иранской стороны даже прозвучало предложение Турции обогащать уран на ее территории, которое озвучил посол Ирана в Анкаре. Естественно, это предложение носило скорее пропагандистский характер, нежели открытое стремление к сотрудничеству с Турцией в этой области, так как на турецкой территории, и Тегеран об этом хорошо осведомлен, нет для этого соответствующих инфраструктуры, технологии и условий.

Американский генерал в ходе пребывания в Турции подверг резкой критике переговоры и контакты турецкой стороны с ХАМАС, а также не нашел взаимопонимания с Анкарой по вопросу военного присутствия в Черном море нерегиональных государств, которое, по мнению турок, может привести к нарушению ряда положений конвенции Монтре.

В связи с этим, ряд политологов отмечают интересную деталь. По вышеперечисленным спорным в турецко-американских отношениях вопросам позиции Анкары и Москвы близки или совпадают. Москва и Анкара выражают несогласие с позицией США и НАТО в целом по вопросу присутствия военных сил Североатлантического союза в Черном море и распространения на него проводимой в Средиземном море операции «Активные усилия». В подтверждение общей позиции по этому важному региональному вопросу Москва и Анкара провели в Черном море в конце февраля-начале марта с.г. совместные военно-морские учения, в которых принял участие главнокомандующий ВМФ России адмирал В. Масорин.

При этом следует подчеркнуть, что предложение о проведении этих учений было выдвинуто турецкой стороной. Российский адмирал, находясь в Стамбуле, сделал заявление, в котором отметил: «Мы не возражаем против визитов в порты черноморских стран, а также двух - и трехсторонних учений. Это суверенное решение каждого государства. В то же время мы считаем, что осуществлять контроль Черного моря со стороны стран, которые не расположены в этом бассейне, является, по крайней мере, проявлением неуважения к государствам региона».

Наряду с этим, Москва и Анкара приняли делегацию ХАМАС, в ходе переговоров с которой высказали палестинской стороне аналогичные предложения по вопросу о возможных путях ближневосточного урегулирования. Что касается проблемы ядерной программы Ирана, то Россия и Турция выступают за ее урегулирование мирным путем.

Подтверждением углубления диалога между Москвой и Анкарой явилась открывшаяся в Стамбуле 19 марта фотовыставка «Турецко-российские отношения», посвященная 85-летию Московского договора о дружбе и братстве между двумя странами. Этот документ положил начало полноценным внешнеполитическим отношениям между Россией и Турцией. В связи с празднованием 85-летия этого Договора главы МИД двух стран Сергей Лавров и Абдуллах Гюль обменялись поздравительными телеграммами, в которых подчеркивается большое значение, которое обе стороны придают расширению двусторонних взаимовыгодных отношений.

Из внутриполитических событий следует выделить резкое усиление полемики между правящей ПСР и основными оппозиционными партиями: Народно-республиканской, Партией националистического движения, Партией Отечества, а также Партией верного пути. В основном критика однопартийного кабинета министров Р.Т. Эрдогана сводится к политике правительства в сфере борьбы с терроризмом, жертвами которого практически ежедневно становятся военнослужащие и мирные жители страны.

Оппозиция считает меры, предпринимаемые правительством против курдских боевиков, недостаточными. В ответ на жесткую критику оппозиции правительство ПСР активизировало работу над новым законом по борьбе с терроризмом, который планируется уже в апреле внести на рассмотрение парламента.

Усиление полемики на турецкой политической арене ряд экспертов, и не без основания, расценивают как своеобразную подготовку к парламентским выборам, которые по Конституции должны состояться в будущем году. Наряду с этим, они же не исключают проведения в стране досрочных выборов осенью этого года.

Ряд разногласий, прежде всего по вопросам кадровой политики в высшем эшелоне власти, между президентом А.Н. Сезером и правительством, по мнению газеты «Вакит», сделали нынешнее правительство недееспособным по ряду направлений. Газета приводит статистические данные, в соответствии с которыми президент страны наложил более 150 вето на предложения нынешнего правительства по кадровым вопросам.

В результате выдвинутые правительством высокопоставленные чиновники вынуждены месяцами работать как «исполняющие обязанности», что значительно снижает эффективность работы государственного аппарата. По сведениям газеты, юристы правящей ПСР уже подготовили законопроект о внесении изменений в Конституцию, в соответствии с которыми полномочия президента по вопросам кадровой политики будут существенно сокращены. Проект находится на рассмотрении премьер-министра.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04101 sec