Тегеран взорвал бомбу... пока только информационную

13 апреля 2006
Александр Емельяненков, Владислав Воробьев

Тегеран объявил об успешном преодолении очередного этапа к вступлению в клуб ядерных держав. Спустя несколько часов после этого громкого заявления в Иран прибыл глава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мохаммед аль-Барадей

От его окончательного доклада Совету Безопасности ООН по иранской ядерной программе зависит если не все, то очень многое


Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад по национальному телевидению торжественно сообщил о том, что иранские специалисты успешно провели обогащение урана на каскаде из 164 центрифуг до уровня 3,5 процента содержания изотопа урана-235. Ниже этого уровня уран считается малообогащенным. "Нам удалось создать полный ядерный цикл и обогатить уран до уровня, достаточного для производства топлива для АЭС", - победоносно заявил Ахмадинежад.

Чуть позже глава Организации по атомной энергии Ирана Голямреза Агазаде пояснил, что до конца года Тегеран планирует запустить до трех тысяч центрифуг в рамках развития национальной ядерной программы. А это, в случае успеха, будет означать, что Иран вплотную подойдет к созданию ядерного оружия.

Госдепартамент США отреагировал мгновенно. Его официальный представитель Шон Маккормак сообщил, что последняя новость из Тегерана является "еще одним вызовом международному сообществу". Впрочем, уже сложно подсчитать, в который раз Вашингтон делает подобные заявления с практически неизменной формулировкой.

И в МИДе России новая иранская "сенсация" вызвала озабоченность. Последний шаг Ирана, считают российские дипломаты, сделан "в неправильном направлении". Однако на Смоленской площади надеются на урегулирование ситуации дипломатическими методами. "Что касается возрастания вероятности силового решения проблемы, - заявил глава российского МИДа Сергей Лавров, - то я убежден, что силового решения этой проблемы не существует".

Тем временем российские ученые в очередной раз подрезали Тегерану "ядерные крылья". Заместитель директора Института безопасного развития атомной энергии РАН Игорь Линге считает, что Иран по-прежнему далек от создания ядерной бомбы: "164 центрифуги - это лабораторный опыт. Настоящие каскады гораздо больше по объему. 3,5 процента являются диапазоном для станционного топлива. Для ядерных же боеприпасов требуется 80-90 процентов и более. Это самый первый шаг. Мы с США проходили его 50 лет назад". А директор Института стратегической стабильности, экс-глава Минатома РФ Виктор Михайлов уверен, что последние достижения Ирана не имеют отношения к военной программе.

Правы ли российские ученые, на месте в Тегеране попытается выяснить глава МАГАТЭ. К концу апреля он должен подготовить для членов Совета Безопасности свои выводы.

Несмотря на то, что его визит в Иран считается плановым, приезд главного мирового эксперта по ядерной энергии в иранскую столицу именно сейчас крайне важен. В том, что Тегеран сделал все возможное и невозможное, чтобы приурочить сообщение о своем очередном громком ядерном успехе именно к визиту главы МАГАТЭ, нет сомнений. Тем самым иранские политики бросили вызов уже не только Западу, но и самому аль-Барадею, который до последнего времени считался, в том числе и в силу своего происхождения, чуть ли не основным посредником, всячески пытающимся понять позицию Ирана и адаптировать ее для Запада.

Более того, становится все более очевидно, что Тегеран задался целью выяснить, насколько крепка нервная система в первую очередь западных политиков.

Практически ежедневно Иран преподносит миру очередную информационную бомбу, каждая из которых могла бы привести в фактический ужас европейских и американских аналитиков. Но, к счастью, не приводит.

За последние десять дней Тегеран пытался сильно удивить, а быть может, попросту напугать мир как минимум трижды. Сначала иранские военные заявили об успешных испытаниях чудо-торпеды, обладающей чуть ли не сверхзвуковой скоростью. Тут же выяснилось, что речь идет о технологиях, уже давно используемых в других странах.

В прошлый понедельник Иран выпустил вторую сенсацию - иранские ученые, по их мнению, первыми в мире освоили технологию термоядерного синтеза. За очень даже угрожающим названием в действительности скрывалась маломощная установка "Токамак", созданная на базе разработок РНЦ "Курчатовский институт". Таких в мире в различных научных институтах работает уже около сотни. К тому же "Токамак" не имеет никакого отношения к военным разработкам.

И вот последняя новость из Тегерана. Впрочем, сделав первый шаг, Тегеран, очевидно, не собирается отказываться и от остальных. По мнению израильской разведки, идти к созданию ядерной боеголовки Ирану осталось не больше трех лет. Очевидно и другое - Запад вместе с Россией и Китаем не станут смиренно ждать истечения этого срока.

Возможно, последнюю попытку вернуть Иран за стол переговоров попытается предпринять гендиректор МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадей. Между тем министр обороны США Дональд Рамсфелд в очередной раз назвал фантастикой сообщения СМИ о подготовке Пентагоном военных ударов по Ирану. Однако в том, что американцы умеют превращать фантастику в реальность, вряд ли кто сомневается.

---------------
Комментарий

...и запустил 164 урановые центрифуги


В разрастающемся конфликте вокруг иранской ядерной программы у российской стороны самая незавидная миссия - "отвечать за открытую дверь", как выразился высокопоставленный источник из Федерального агентства по атомной энергии. Но даже у самого терпеливого переговорщика терпение может иссякнуть.

Очередные громкие заявления иранского руководства о вступлении "в число стран, обладающих ядерными технологиями", при всех скидках на пропагандистский характер таких деклараций ставят крест на недавних, как многим казалось, результативных переговорах о создании российско-иранского СП по обогащению урана на российской территории. "Специально подготовленные цеха", о чем неоднократно упоминал глава Росатома Сергей Кириенко, намекая на известный комбинат в Ангарске, так и не дождались выгодных контрактов с Тегераном. И, судя по всему, не дождутся.

Его коллега на переговорах глава Организации по атомной энергии Исламской Республики Иран Голямреза Агазаде заявил, что ученым и специалистам его страны удалось самостоятельно обогатить уран до тех кондиций, которые требуются при изготовлении топлива для АЭС. А президент Ирана призвал своих ученых активизировать усилия в рамках ядерной программы - чтобы в сжатые сроки организовать обогащение в промышленных масштабах "и создать в стране полный ядерный цикл". Именно с этой целью ускоренными темпами сооружаются производственные объекты на территории ядерного центра Натанз.

"Я прошу всех ответственных чиновников активизировать работу по производству топлива для АЭС", - заявил М. Ахмадинежад в эфире государственного телевидения, отводя тем самым упреки и подозрения в военной направленности этих устремлений.

Опасность ситуации заключается в том, что если Иран освоит и запустит в промышленном масштабе обогащение урана до энергетических кондиций, то ничто не помешает ему (при желании) получить на тех же установках высокообогащенный уран для создания ядерного оружия. "Просто надо дольше крутить", - пояснили корреспонденту "РГ" на Уральском электрохимическом комбинате, где эти технологии отработаны до совершенства.

Причем зависимость здесь не линейная, неизменно подчеркивает экс-глава Росатома, академик РАН Александр Румянцев. По его словам, сложнее всего на первом этапе - приходится иметь дело с большими объемами сырья, перевозками, что всегда трудно скрыть. А когда уже есть уран с обогащением 3-3,5 процента, все последующие технологические процессы локализуются. Их можно проводить в сравнительно небольших цехах, в том числе глубоко под землей. И обнаружить такую незаявленную деятельность дистанционными методами контроля очень сложно.

Поэтому главным был и остается один вопрос: в какой именно ядерный клуб вознамерился вступить Иран? В тот, где состоят многие государства - члены МАГАТЭ, развивающие у себя ядерную энергетику и собственный топливный цикл? Или в тот, куда без приглашения вошли де-факто Индия и Пакистан, создав параллельно с развитием ядерной энергетики свое ядерное оружие?

Из первых уст

Валентин Шаталов
,
ДИРЕКТОР ВНИИ ХИМИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ, ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ НАУКИ И ТЕХНИКИ РФ, ПРОФЕССОР:

Российская газета | В институте, которым вы руководите, все знают про центрифуги и обогащение урана. Как вы расцениваете очередные заявления иранского руководства?

Валентин Шаталов | Никакой сенсации в них не содержится. Они просто говорят о законченном этапе научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

РГ | Вы можете высказать предположение, откуда у Ирана появились само оборудование для обогащения урана на газовых центрифугах? Ведь экспорт таких технологий строго контролируется.

Шаталов | Затрудняюсь ответить. Но, во всяком случае ничего российского я там не вижу. Надо иметь в виду, что ученые и специалисты из Ирана обучались и проходили стажировку во Франции, в США, в других странах. Их достаточную информированность в этих вопросах я бы со счетов не сбрасывал. У них есть и доктора наук, и своя профессура...

РГ | Власти Ирана заявили, что у них в работе лишь опытный каскад из 164 центрифуг, который позволяет получить только низкообогащенный уран для нужд атомной энергетики. А о каком количестве центрифуг надо вести речь, чтобы иметь на выходе делящийся материал оружейных кондиций - с обогащением по изотопу уран-235 в пределах 90 процентов?

Шаталов | Как минимум тысячи центрифуг.

РГ | В таком случае что дало возможность иранским властям заявить о "вступлении в ядерный клуб"?

Шаталов | Видимо, то, что они у себя в стране, без посторонней помощи имеют все возможности развивать ядерную энергетику. Они и раньше об этом заявляли.

Российская газета

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03432 sec