Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (3 – 9 апреля 2006 года)

10 апреля 2006
На прошедшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне палестино-израильского конфликта и вокруг Ирана. Исполняющий обязанности главы израильского правительства Э. Ольмерт 9 апреля заявил, что израильское правительство не будет больше иметь дело с ПНА, как с «враждебным образованием». В Иране 6 апреля завершились крупнейшие за последнее время учения вооруженных сил страны.

В столице Марокко Рабате 6-7 апреля состоялась встреча представителей Совета Североатлантического альянса и семи стран-участниц натовской программы «Средиземноморский диалог» (Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Мавритания, Марокко, Тунис).

Участники встречи обсудили различные аспекты углубления сотрудничества в политической, экономической и военной областях. По итогам форума объявлено о согласии Алжира, Израиля и Марокко присоединиться к осуществляемому НАТО в Средиземном море антитеррористическому патрулированию (операция «Активные усилия»).

Сложная, с элементами напряженности сохраняется обстановка в зоне палестино-израильского конфликта. В ответ на действия боевиков палестинских экстремистских организаций израильские ВС продолжают наносить авиационные и артиллерийские удары по объектам и руководителям террористов в секторе Газа.

Усиливается международное давление на правительство ХАМАС. США официально сообщили о приостановке финансирования нового палестинского кабинета министров. Евросоюз заморозил помощь палестинским властям до выработки единой позиции всех государств-членов ЕС в отношении хамасовского правительства. Это вопрос будет обсуждаться 10-11 апреля в Люксембурге на встрече глав МИД стран Евросоюза. МИД КНР официально опровергло заявление главы палестинского внешнеполитического ведомства М. Захара о том, что он приглашен в Пекин.

Израиль намерен не контактировать с теми иностранными официальными лицами, которые будут встречаться с представителями ХАМАС, а также оставляет за собой право на проведение антитеррористических операций на палестинских территориях. В то же время израильтяне продолжат доставку в сектор Газа гуманитарных грузов и предметов первой необходимости. Э. Ольмерт сообщил, что правительство не будет вести переговоры с М. Аббасом, т. к. он не обладает реальной властью, а может вести диалог с палестинским правительством во главе с ХАМАС, если последнее признает план «дорожная карта».

Кувейт, ОАЭ и Саудовская Аравия обещали предоставить новому палестинскому правительству финансовую помощь в 80 млн долларов, однако не известно, когда и каким путем она поступит палестинцам. По заявлению главы правительства И. Хания, в наследство от прежнего кабинета ему досталась «совершенно пустая казна и огромное количество долгов» (1,3 млрд долл.).

Текущая задолженность только по зарплате палестинским госслужащим составляет на сегодняшний день 118 млн долларов (вместе с членами семей это примерно треть населения Западного берега реки Иордан (ЗБРИ) и сектора Газа). В секторе Газа из-за перебоев в снабжении по причине систематического закрытия КПП на границе с Израилем резко обострилась гуманитарная ситуация. Остро ощущается нехватка основных продуктов питания.

Правительство И. Хания в условиях неуклонно ухудшающейся социально-экономической ситуации и отсутствия финансирования пытается искать выход из международной изоляции. Так, хамасовцы вновь предложили Израилю долговременное перемирие и даже гарантию отказа от насильственных действий в отношении еврейского государства. Более того, ХАМАС готов предотвращать атаки на Израиль со стороны других палестинских группировок. В ответ движение требует от израильского правительства не проводить операций против палестинцев в Газе и на ЗБРИ. Хания также разрешил своим министрам контактировать с израильтянами по вопросам «торговли, транспорта и перемещения рабочей силы».

Вместе с тем речь о признании Израиля ХАМАСом по-прежнему не идет, хотя отдельные, но не очень четкие намеки в этом отношении делаются. И еще: все палестинские министры, числившиеся в ХАМАСе, объявили о прекращении своего членства в организации и уходе с руководящих постов в ней.

Глава ПНА М. Аббас и премьер-министр И. Хания договорились о том, что хамасовское правительство «получит все права, полагающиеся ему по закону». Также будет создан специальный комитет, который займется решением спорных вопросов между правительством и администрацией Аббаса. Вместе с тем М. Аббас опубликовал указ о переходе в его прямое подчинение Службы национальной безопасности. Со своей стороны, И. Хания настаивает на полном контроле правительства над всеми силовыми структурами.

В целом обстановка в зоне палестино-израильского конфликта имеет тенденцию к дальнейшему осложнению. По всей вероятности, внешнее давление на правительство ХАМАС будет возрастать, с тем, чтобы вынудить его принять требования международного сообщества об отказе от насилия, признании Израиля и всех прежних палестино-израильских соглашений.

6 апреля президент Израиля М. Кацав официально поручил лидеру партии Кадима Э. Ольмерту сформировать новое правительство страны. Основным партнером Кадимы по коалиции станет левоцентристская партия Авода, занявшая второе место на парламентских выборах, прошедших 28 марта. Э. Ольмерт подчеркнул, что главным направлением работы его правительства станет реализация плана по одностороннему размежеванию с палестинцами и установлению к 2010 г. постоянных границ Израиля. Данное израильское намерение крайне негативно оценивается всеми палестинскими политическими силами.

Министр обороны Ирана М. Мохаммад-Наджар заявил о готовности ВС ИРИ провести совместные учения с любым государством Персидского залива, чтобы «развеять возможные опасения и непонимание с их стороны». Иран также готов подписать пакт о ненападении со странами Персидского залива.

В ходе проведенных в ИРИ с 31 марта по 6 апреля военных учений были испытаны несколько новых образцов оружия, главным образом ракетного. Причем, по официальным сообщениям, все они обладают очень высокими тактико-техническими характеристиками.

Несомненно, в Иране ведутся интенсивные работы по созданию различных видов вооружения, а целью правительства ИРИ является достижение максимального самообеспечения страны в сфере технического оснащения национальных ВС. По всей вероятности, у Ирана имеются и кадры талантливых конструкторов и инженеров, способных создавать новые образцы оружия.

Вместе с тем, учитывая общее значительное отставание ИРИ от передового мирового уровня в развитии образования, науки, техники и экономики, нет достаточных оснований полагать, что иранцы на сегодняшний день в состоянии создать, а тем более наладить серийное производство таких образцов вооружения, которые по своим основным параметрам были бы сопоставимы с имеющимися в армиях наиболее развитых государств.

В Тегеране подтверждают готовность к продолжению сотрудничества с МАГАТЭ, ведению переговоров по вопросам обогащения урана, но не намерены отказываться от научно-исследовательских работ в этой сфере. В то же время, «если Совет Безопасности продолжит настаивать на приостановке обогащения урана в Иране, то Исламская Республика может пересмотреть свое членство в Договоре о нераспространении ядерного оружия».

7 апреля в Иран прибыла группа инспекторов МАГАТЭ с целью проведения инспекций ядерных объектов в Натанзе и Исфахане.

Иранские военные учения и испытания нового оружия не являются угрозой для аравийских монархий, считает министр иностранных дел Саудовской Аравии С. аль-Фейсал. Кроме того, в Эр-Рияде надеются, что Тегеран «опровергнет обвинения в том, что его ядерная программа не нацелена на получение ядерного оружия».

Причем саудовцы полагают, что «опасность состоит не в получении Ираном знаний в ядерной энергии», а в том, для каких целей эти знания используются.

Очень сложная и напряженная обстановка сохраняется в Ираке. В стране продолжается глубокий политический кризис, вызванный неспособностью основных иракских политических сил прийти к соглашению по вопросам формирования нового правительства.

Шиитский «Объединенный иракский альянс», имеющий в парламенте наибольшее число мест (но менее 50%), осуждает американское и британское вмешательство в процесс создания кабинета министров, а его нынешний глава И. аль-Джаафари пока отказывается уйти со своего поста, несмотря на сильное давление внешних и внутренних оппонентов.

В итоге же Ирак все дальше сползает к полномасштабной гражданской войне, распаду государства. Усиливается междоусобица между арабами-суннитами и шиитами, свидетельством чему стали на минувшей неделе крупные теракты в Эн-Наджафе и Багдаде, в результате которых погибли десятки и получили ранения сотни человек.

Руководство Марокко активизирует деятельность по решению проблем Западной Сахары. 5 апреля возобновил работу Королевский консультативный совет по делам Сахары, предназначенный для выработки предложений по всему спектру вопросов, связанных с этим регионом. Марокканское правительство планирует в ближайшее время инвестировать в экономические проекты в Западной Сахаре сумму, эквивалентную 776 млн долларов. В Рабате с неослабной настойчивостью подчеркивают, что Западная Сахара является неотъемлемой частью королевства. Причем марокканская инициатива о предоставлении региону широкой автономии рассматривается Рабатом как «всеобъемлющее и окончательное политическое решение сахарской проблемы». В то же время в Алжире, который поддерживает Фронт ПОЛИСАРИО, выступающий за независимость Сахары, инициатива Марокко была встречена крайне отрицательно.

В Турции, преимущественно в юго-восточных районах, а также в Стамбуле имели место массовые беспорядки, инициированные сепаратистской Курдской рабочей партией (КРП). Одновременно активизируют свои действия боевики вооруженных формирований КРП. Правительство с целью пресечения проникновения отрядов боевиков и террористов на турецкую территорию, принимает дополнительные меры по усилению охраны границ с Ираном и, особенно, с Ираком, где базируются значительные силы сепаратистов и находятся их учебные лагеря.

В последнее время отмечается использование боевиками КРП такого оружия, как РПГ, которое они, по всей видимости, получают из Ирака. В Анкаре разработан комплексный план мероприятий по борьбе с курдским сепаратизмом и терроризмом, который наряду с действиями чисто силового характера, предполагает меры по усилению пропаганды и контрпропаганды как внутри страны, так и за ее пределами, перекрытие каналов финансирования КРП и ее союзников, проведение целенаправленных культурно-просветительских мероприятий среди курдского населения, особенно серди учащихся и молодежи, решение вопросов, связанных с трудоустройством курдов и др.

Армия и силы безопасности Пакистана продолжают операции против боевиков «Аль-Каиды, афганского экстремистского движения «Талибан» и их местных сторонников на северо-западе страны вблизи границы с Афганистаном. В то же время ряд приграничных племен провели массовые демонстрации с требованием вывода войск из региона, т. к. военные действия ведут к значительным потерям и разрушениям. Исламабад отвергает эти требования, заявляя, что «подавляющее большинство племенного населения выражает полную поддержку правительству и армии в войне с террором».

Президент Египта Х. Мубарак нанес 5 апреля краткий визит в столицу Судана Хартум, где провел переговоры с суданским президентом О. аль-Баширом по вопросам, связанным с реализацией «Хартумской декларации», принятой на арабском саммите 29 марта. Но главным вопросом переговоров был конфликт в западносуданском регионе Дарфур и возможные пути его урегулирования. Как известно, Х. Мубарак не присутствовал на последней встрече глав арабских государств в Хартуме.

Приложение

Проблемы национальной безопасности Сирии (внешние аспекты)


К основным факторам, влияющим на деятельность Сирии в области внешней политики и национальной безопасности следует отнести сложную и нестабильную обстановку на Ближнем Востоке, конфликт с Израилем, наличие проблем политического, пограничного и экономического характера в отношениях с соседними странами, стремление занять более прочные позиции в арабском мире и укрепить международное положение республики. В последние годы к этим факторам добавилось усиление давление со стороны США с целью вынудить руководство САР изменить внешнеполитический курс страны и, возможно, сменить политический режим в Дамаске.

Сирия играет важную роль на Ближнем Востоке. Ее руководство пытается проводить независимый и в основном взвешенный внешнеполитический курс, направленный на освобождение оккупированных Израилем сирийских территорий, сохранение важной роли САР в арабском мире, установление взаимовыгодных отношений со странами Запада и США. Сирия выступает за расширение многоплановых дружественных отношений с Россией.

Стремление Дамаска проводить самостоятельную политику не всех устраивает в регионе и за его пределами. США, Израиль и ряд государств Запада подвергают сирийскую политику критике и осуждению. Главными обвинениями в адрес САР являются: поддержка радикальных группировок (ХАМАС, «Исламский джихад», «Хизбалла» и др.), содействие вооруженной оппозиции в Ираке, продолжение вмешательства в дела Ливана и подавление демократических свобод в стране.

Как свидетельствует исторический опыт, без учета позиции САР по проблеме ближневосточного урегулирования вряд ли можно серьезно говорить о какой-либо нормализации арабо-израильских отношений, а главное, - о достижении всеобъемлющего и прочного мира на Ближнем Востоке.

На сегодняшний день позиции Сирии и Израиля по вопросам двустороннего урегулирования кардинально расходятся. Дамаск выступает за безусловный уход Израиля с Голанских высот на линию, существовавшую 4 июня 1967 г., с чем в Иерусалиме категорически не согласны. Одним из ключевых вопросов, по которым не достигнуто взаимопонимания - это распределение водных ресурсов в пограничных районах. Главным же раздражителем в сирийско-израильских отношениях остается поддержка САР экстремистских организаций и группировок, ведущих силовую борьбу против Израиля.

Сирия всячески пытается возобновить диалог с Израилем. Но израильское правительство отклоняет эти попытки, т. к. не желает разрабатывать одновременно два направления – сирийское и палестинское, а потому не стоит ожидать продвижения на сирийском треке до окончания реализации плана одностороннего израильского отделения от палестинских территорий. Кроме того, израильтяне неоднозначно оценивают прочность внутриполитических позиций президента Б. Асада. Принципиальным для израильского руководства является и то, что мирные переговоры с Сирией могут быть начаты только после того, как ее руководство откажется от поддержки террористов.

В то же время вероятность развязывания крупного военного конфликта между САР и Израилем маловероятна. В этом не заинтересованы обе страны. Да и вряд ли можно силой развязать тугой узел сирийско-израильских противоречий. Что касается Сирии, то здесь вполне очевидно одно обстоятельство: сирийское политическое руководство и высшее командование ВС САР, прекрасно понимают его вероятные катастрофические последствия для армии, страны, а возможно и для самого режима (что, пожалуй, главное).

Одним из наиболее важных для сирийского руководства является вопрос отношений с Ливаном. В течение длительного времени Дамаск в значительной степени определял политический курс соседней страны, держал на ее территории свои войска. В то же время постепенно усиливалась зависимость сирийской экономики от ливанской – более открытой и здоровой.

По инициативе США и Франции СБ ООН в сентябре 2004 г. принимает резолюцию № 1559, предусматривавшую вывод из Ливана всех иностранных войск и разоружение неправительственных военных формирований. Однако Дамаск не торопился с выводом войск. Ситуация коренным образом изменилась в феврале 2005 г. после убийства в результате теракта бывшего ливанского премьер-министра Р. Харири. Вашингтон и Париж резко усилили давление на Дамаск, требуя от него в категорической форме немедленного вывода войск и сотрудников спецслужб из Ливана, полного прекращения вмешательства в его внутренние дела. К этой позиции фактически присоединились Саудовская Аравия и Египет. В результате у руководства САР не осталось возможностей для маневра. В апреле 2005 г. сирийская армия и сотрудники разведслужб покинули ливанскую территорию. Отношения Сирии с новым прозападным правительством Ливана складываются сложно. В стране очень сильны антисирийские настроения, но одновременно прочные позиции занимают и приверженцы укрепления отношений с САР.

Вывод войск из Ливана не означал прекращения американского давления на Сирию. США в жестких формах требуют от Дамаска прекращения содействия проникновению иностранных боевиков с территории САР в Ирак, полного невмешательства в ливанские дела, демократизации политической жизни САР. Были ужесточены санкции в отношении Сирии.

Сирия придерживается позиции скорейшего прекращения иностранной оккупации Ирака, выступает за сохранение его территориальной целостности, против создания в Иракском Курдистане независимого курдского государства. Отношения Дамаска с новым багдадским режимом складываются весьма непросто. Иракские власти регулярно обвиняют сирийцев в пособничестве силам сопротивления и террористам.

После падения режима С. Хусейна Сирия, стремясь упрочить свое внешнеполитическое положение и выйти из региональной изоляции, пошла на улучшение отношений с Турцией, что нашло положительный отклик у турецкого правительства. Поддерживается регулярный политический диалог между Дамаском и Анкарой, расширяются экономические связи.

Позитивно развиваются отношения с Ираном. Однако расчеты Дамаска на реальную помощь со стороны Тегерана в случае усиления внешнего давления на САР, а тем более при попытке силового решения «сирийской проблемы», вряд ли оправданы. Несмотря на заявленный стратегический характер отношений с Сирией, иранцы ведут собственную политическую игру в регионе, в которой интересы ИРИ и САР далеко не всегда совпадают.

Нерешенность проблем принадлежности и использования водных источников в регионе представляет серьезную угрозу, в рамках которой национальная безопасность Сирии может столкнуться с серьезными вызовами, включая возникновение вооруженных конфликтов. Здесь проблемы имеются с Турцией, Израилем, Ираком и в меньшей степени - с Иорданией.

Очень болезненным для Дамаска является вопрос о поддержке экстремистских группировок, действующих на Ближнем Востоке. Не секрет, что на территории САР осуществляется подготовка палестинских боевиков и размещаются офисы ряда палестинских радикальных организаций. В то же время сирийцы постоянно подчеркивают, что нельзя причислять к террористическим те организации, которые ведут вооруженную борьбу против иностранной оккупации и агрессии. Однако в Дамаске должны отдавать отчет в том, что продолжение помощи экстремистам контрпродуктивно для самой Сирии. Это не приведет к ускорению возврата Голанских высот, но наоборот, отдалит его, будет поощрять Израиль на ответные действия силового характера, в т. ч. по объектам на сирийской территории, что в условиях военной слабости САР может серьезно подорвать авторитет правящего режима в глазах собственных граждан. Кроме того, сирийцам не следует забывать, что исламские экстремисты считают нынешний дамасский режим лишь попутчиком на определенном этапе своей деятельности, а, в конечном счете, рассматривают его как политического и идеологического противника в деле борьбы за создание исламского государства. Продолжение поддержки экстремистам будет способствовать закреплению за САР негативного имиджа на международной арене, ухудшит ее и без того сложное внешнеполитическое положение.

Очевидная слабость военных возможностей, отсутствие реальных союзников и надежных внешнеполитических партнеров неизбежно ведет к ухудшению внешнеполитических позиций Сирии. Дамаск вынужден в интересах сохранения существующего в стране режима под давлением более сильных государств идти на уступки политического характера. Это мы наблюдаем в сирийско-американских отношениях, когда САР всячески стремится не допустить их дальнейшего ухудшения, а тем более довести дело до прямой силовой конфронтации. Вместе с тем, сирийцы будут стараться действовать гибко, отстаивать, по мере возможностей свои позиции. И здесь многое будет зависеть от умения сирийских лидеров лавировать на сложных перекрестках ближневосточной и мировой политики.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03397 sec