Военно-политическая обстановка в Ираке: март 2006 года

08 апреля 2006
В.П.Юрченко

В марте 2006 года военно-политическая обстановка в Ираке характеризовалась повышенной напряженностью. Ситуация в сфере безопасности не претерпела существенных изменений и по-прежнему оставалась очень сложной. Серьезные противоречия между основными политическими силами Ирака не позволяют сформировать новое национальное правительство, что самым негативным образом отражается на общем положении дел в стране. В условиях сохраняющихся значительных внутренних трудностей внешнеполитическая деятельность иракских властей не отличалась высокой активностью.

Все большее число иракских и зарубежных политиков говорят об угрозе развязывания в Ираке гражданской войны, а многие прямо утверждают, что такая война уже идет в стране. Причем министр обороны США Д. Рамсфелд дал понять, что в случае, если Ирак «погрузится в пучину» широкомасштабной гражданской войны, то американцы не будут напрямую в нее вмешиваться и «предоставят иракским силам безопасности самим прекратить насилие».

Ситуация в сфере безопасности, несмотря на различные меры, принимаемые командованием коалиционных сил во главе с США и иракскими властями, не улучается. Практически ежедневно в стране происходят теракты, вооруженные нападения, убийства на почве межконфессиональной розни, похищения людей и другие насильственные действия.

Растет число жертв насилия среди иракского населения. Так, в марте 2006 года число погибших местных жителей (гражданских лиц, сотрудников МВД и военнослужащих) составило 1094 человека (в феврале — 846 чел.), а всего за первые три месяца текущего года погибли 2620 иракцев. В марте в среднем ежесуточно погибали или получали ранения 75 граждан страны. Причем эти цифры приблизительные, так как точного учета жертв среди местного населения не ведется. Значителен и материальный ущерб от вооруженных акций, диверсий и т. п.

В целом, в минувшем месяце наибольшую активность силы местной вооруженной оппозиции и иностранные боевики по-прежнему проявляли в Багдаде и его окрестностях (в том числе в особо охраняемой «зеленой зоне»), а также в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуба, Мосул, Байджи, Тикрит, Балад, Самарра, Эль-Микдадия, Талль-Афар, Эд-Дуджайль, Балад-Руз и в ряде других мест.

По оценке командования ВС США, 75% нападений на войска коалиции и иракские правительственные силы совершается в трех провинциях: Багдад, Анбар и Салах-эд-Дин.

С 16 по 22 марта американские и иракские правительственные войска (1500 чел., в том числе 900 иракцев) при поддержке крупных сил авиации провели в провинции Салах-эд-Дин севернее Багдада операцию «Массированный удар» с целью ликвидации опорных баз повстанцев и иностранных боевиков. Вместе с тем специалисты полагают, что данное мероприятие не столько имело практическое боевое назначение, сколько носило пропагандистский характер в преддверии третьей годовщины начала американо-британского вторжения в Ирак.

С целью стабилизации обстановки и снижения уровня насилия на религиозной почве в Багдаде проводится специальная операция «Весы правосудия», в которой задействованы 30 тыс. иракских полицейских и военных и 10 тыс. военнослужащих США. Однако особых успехов достичь пока не удалось.

По официальной статистике, в столице в среднем ежедневно от действий боевиков погибают или получают ранение 25 человек, из которых половина — мирные жители, треть — местные полицейские и военные и 20% — американские военнослужащие.

Сохраняется высокая активность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Искандерия, Эль-Махмудия, Эль-Латифия, Сальмн-Пак и Эль-Мусайиб.

В марте вооруженные и террористические акции продолжались и на юге Ирака, хотя в целом здесь их интенсивность, как и прежде, была ниже, чем в центре, на севере и западе страны. Наиболее часто различного рода насильственные действия происходили в крупнейшем городе региона — Басре и его окрестностях, а также в городах (и прилегающих к ним районах): Эн-Наджаф, Хилла, Кербела, Эн-Насирия, Вавилон и в некоторых других местах.

В Иракском Курдистане в прошедшем месяце в целом сохранялась стабильная обстановка.

Наиболее серьезную угрозу для стабильности и безопасности в стране, для самого существования Ирака как единого государства представляет усиливающаяся вражда между арабами-суннитами и шиитами. В прошедшем месяце противоборство между двумя общинами заметно усилилось, все чаще оно принимало насильственные, даже жестокие формы. Конфликты между представителями двух общин вспыхивают в самых различных местах — на улице, на работе и даже в дома, в рамках одной семьи. Продолжаются нападения на шиитские и суннитские мечети.

Практически ежедневно в различных районах Ирака (очень часто прямо на улицах) находят большое число убитых суннитов и шиитов (30–40 человек), причем в подавляющем большинстве случаев — это, по всей очевидности, специально спланированные акции. Более того, очень часто по характеру нанесенных телесных повреждений видно, что перед убийством людей пытали. В большинстве случаев подобное происходит в Багдаде и прилегающих к нему районах.

Спасясь от роста межобщинного насилия, продолжающегося после теракта в шиитской мечети в Самарре 22 февраля, тысячи шиитов и суннитов перемещаются из районов со смешанным населением в места компактного проживания единоверцев. По состоянию на конец марта, число таких беженцев превысило 33 тыс. человек. На их обустройство правительство выделило 500 млн динаров (около 340 тыс. долл.).

Радикальный шиитский имам М. ас-Садр заявил, что его сторонники способны противостоять суннитским фундаменталистам, которые «пытаются разрушить страну. В то же время он считает, что «единство сейчас жизненно необходимо для иракского народа, межконфессиональная рознь должна быть прекращена, люди, силой изгнанные из своих домов, должны в них вернуться».

Фактором, хоть как-то сдерживающим разрастание межобщинного насилия, остаются многие шиитские и суннитские духовные лидеры, но их влияние слабеет по мере роста числа так называемых локальных милиций, боевики которых завладевают улицами и кварталами. И хотя власти Ирака утверждают, что «нет повода, чтобы бояться милиций», наличие большого числа не подчиненных правительству вооруженных формирований способствует усилению нестабильности в стране и дополнительной напряженности в сфере безопасности.

По оценке генерального секретаря Лиги арабских государств А. Мусы, конфликт между представителями различных конфессий в Ираке остается главной угрозой будущему этой страны, так как «оккупация — явление временное, а межконфессиональный конфликт может длиться веками».

Продолжаются регулярные нападения на объекты нефтяной и газовой отрасли, в основном в центральной и северной части страны, а также на объекты электроэнергетики и водоснабжения. Не прекращаются нападения на транспортные конвои на автодорогах. При этом зачастую действия боевиков направлены не только против самих объектов (нефтепроводов, электростанций, станций водоснабжения и др.), но и против работающего на них персонала.

В частности, из-за угроз убийств и похищений со стороны боевиков властям пришлось остановить работу станции водоснабжения в западном пригороде Багдада Абу-Грейб. Подобное положение дел самым негативным образом сказывается на повседневной жизни населения, не позволяет наладить нормальную экономическую деятельность.

Одним из главных объектов нападений партизан и боевиков остаются иракские чиновники, включая высокопоставленных, военные, сотрудники полиции и органов безопасности. Нападения, обстрелы и теракты совершаются на административные здания, полицейские участки, пункты записи добровольцев в армию и полицию. В марте число нападений на иракские силы безопасности по сравнению с февралем увеличилось более чем на треть.

Массовым явлением стало похищение людей, которое превратилось в выгодный бизнес для организованных преступных группировок. Ежедневно в Ираке похищают до 40 человек: врачей, бизнесменов, ювелиров и др. По данным иракской организации «Свободу женщине», с мая 2003 года по март 2006 года в стране было похищено около 2000 женщин. По мнению этой организации, «преступления оккупации, исламистские силы, варварские традиции, которыми руководствуется общество, представляют собой величайшую опасность для прав и жизни женщин в Ираке».

В послевоенный период в Ираке похитили не менее 250 иностранцев, из которых, по меньшей мере, 39 человек были убиты. Среди погибших заложников граждане 12 стран: Алжира, Болгарии, Великобритании, Египта, Италии, Ливана, Македонии, Непала, США, Турции, Южной Кореи и Японии. Иракские и зарубежные боевики, похищавшие иностранцев, чаще всего выдвигали политические требования: вывод из страны иностранных войск, освобождение заключенных из тюрем, прекращение сотрудничества иностранных правительств с новыми иракскими властями. В ряде случаев они требовали выкуп.

Не прекращается террор против видных представителей иракской интеллигенции. Со времени свержения режима С. Хусейна в стране были убиты 182 академика и университетских профессора, а 85 из них похитили или пытались это сделать.

В марте целый ряд терактов был совершен боевиками-смертниками, большинство из которых являются иностранцами, выходцами из Иордании, Сирии, Саудовской Аравии, Египта и Судана.

По оценке американского командования, в последнее время отмечается рост организованности в рядах вооруженного сопротивления, улучшается координация действий его отрядов. Общее число повстанцев и их помощников оценивается примерно в 50 тыс. человек, 90% из которых — арабы-сунниты. Для связи, управления и координации действий повстанцы широко и умело используют возможности Интернета.

Некоторые суннитские отряды «специализируются» на нападениях на определенные шиитские формирования. Так, суннитская «Бригада Омара» чаще всего совершает нападения на отряды шиитского «Корпуса Бадр».

За последние месяцы усиливается враждебное отношение суннитских сил сопротивления и местных племен к иностранным боевикам и террористам. Многие суннитские племена на севере и западе Ирака объявили войну боевикам из «Аль-Каиды», которые изгнаны из некоторых городов и селений. Сообщается о вооруженных столкновениях отрядов племен с боевиками группировки во главе с А. М. аз-Заркауи. После теракта в «Золотой мечети» в Самарре боевики «Армии Махди», подчиняющиеся имаму ас-Садру, стали совершать многочисленные убийства суннитов, связанных с «Аль-Каидой» или подозреваемых в этих связях.

По официальной информации иракских спецслужб, общее число боевиков «Аль-Каиды», действующих на территории Ирака, сократилось с 2000 человек в 2005 году до нескольких сотен в настоящее время. Часть из них погибли или были захвачены в плен в ходе войсковых и специальных операций ВС США и иракских правительственных сил, но многие, получив хороший практический боевой опыт в Ираке, вернулись в свои страны.

Вместе с тем, как показывает повседневная практика, иностранные боевики в Ираке, несмотря на понесенные ими потери и усиливающиеся трудности в отношениях с местным сопротивлением и населением, все еще сохраняют значительный потенциал и в состоянии вести активные действия. Они хорошо вооружены и снаряжены, не испытывают финансовых затруднений.

На основании проведенного анализа американское командование в Ираке сделало вывод о том, что в последние месяцы боевики «Аль-Каиды» изменили тактику своих действий и стали все чаще нападать не на иностранные войска, а на иракцев — военнослужащих, сотрудников служб безопасности, полицейских, рядовых граждан. Тем самым иностранные террористы и их местные пособники пытаются помешать укреплению правительственных сил безопасности и армии. Более того, они всячески способствуют разжиганию «гражданской и межрелигиозной» войн в Ираке путем проведения «нацеленных операций».

9 марта в Ираке впервые после свержения С. Хусейна приведен в исполнение смертный приговор в отношении боевиков сопротивления — 13 повстанцев были повешены.

В целом, усилия, прилагаемые коалиционным командованием во главе с США и нынешними иракскими властями, не приводят к существенному ослаблению сил вооруженной оппозиции и иностранных боевиков. Оккупационные и местные власти не в состоянии обеспечить безопасность в стране, без чего нереально восстановление нормальной жизни населения и возрождение экономики. К тому же повседневные неурядицы, экономический упадок подрывают надежды иракцев на выход из создавшегося хаоса и играют на руку вооруженному сопротивлению.

22 марта в Багдаде объявлено о создании Совета национальной безопасности (СНБ) Ирака — консультативно-совещательного органа во главе с президентом страны. В состав СНБ вошли девять представителей шиитского Объединенного иракского альянса (ОИА), по четыре представителя от курдских и суннитских партий и два человека от блока бывшего премьер-министра А. Алауи. Совет будет решать вопросы «обеспечения высших государственных интересов, национального единства и недопущения междоусобицы».

Продолжается рост численности иракских правительственных силовых структур (вооруженных сил и МВД). По состоянию на 1 апреля 2006 года, их общая численность достигла 242 тыс. человек, а еще 16 тыс. человек проходят подготовку в учебных центрах.

Американские войска продолжают передавать под контроль иракской армии и сил безопасности новые районы страны. К настоящему времени ВС США передали иракским силам контроль над большей частью Багдада. Летом текущего года вооруженные силы США намечают передать под контроль иракских правительственных сил до 75% территории страны, в том числе район так называемого суннитского треугольника, где наиболее активно действуют силы сопротивления и иностранные боевики.

Размещение воинских частей, укомплектованных шиитами и курдами, в местах компактного проживания арабского суннитского населения ведет к усилению межнациональной и межконфессиональной напряженности и вражды. Так, в город Балад на северо-западе от Багдада перебросили из Сулеймании (Курдистан) курдский батальон (700 чел.) с целью усиления размещенного здесь ранее шиитского батальона. Прибытие в город курдских военных вызвало сильное возмущение местных жителей. В итоге курдские солдаты и офицеры боятся покидать территорию военного городка.

В марте ВВС Ирака получили на вооружение восемь вертолетов Ми-17. Еще две машины этого типа поступят в ближайшее время после ремонта в России. Из Ми-17 сформируют новую эскадрилью, которая будет базироваться в Таджи недалеко от Багдада.

Продолжается формирование элитных спецчастей иракской полиции. В настоящее время они насчитывают около 20 тыс. человек в составе шести бригад. Еще две бригады находятся в стадии формирования. Спецчасти размещены в Багдаде и подчиняются непосредственно министру внутренних дел.

В 2003–2006 годы погибли около 2500 иракских полицейских. Тем не менее число желающих поступить на службу в полицию не уменьшается. Это объясняется сложной экономической ситуацией в стране, когда люди вынуждены рисковать жизнью, чтобы прокормить свои семьи.

Американские военные отмечают значительное улучшение в деле охраны границ Ирака с соседними государствами, особенно с Сирией и Турцией. В этой связи, в частности, упоминаются действия сирийских властей по предотвращению проникновения на иракскую территорию иностранных боевиков и их пособников. В то же время говорится, что свыше 40% террористов-смертников являются подданными саудовского королевства.

В июле 2006 года командование ВС США планирует полностью передать охрану границ (3631 км) иракским силам. При этом американские военные продолжат оказание помощи иракским пограничникам. В настоящее время силы национальной пограничной охраны насчитывают около 20 тыс. человек.

Глава МВД Ирака Б. Джабер сообщил, что в ряды сил правопорядка проникли три тысячи «вредителей», которые используют форму полицейских для совершения грабежей и насилия, а также являются «сообщниками заговора с целью разжигания межконфессиональной розни». Как видится, подобным заявлением министр пытается объяснить серию скандалов, связанных с обнаружением тайных тюрем и камер пыток, многочисленных жалоб со стороны суннитского населения, в которых говорится о прямой причастности сотрудников МВД к нападениям на суннитские мечети.

Американские военные заявляют о непрекращающемся проникновении в ряды иракской армии и сил безопасности сторонников повстанцев и различных неправительственных милиций, что создает опасность их раскола по политическому, религиозному и этническому признакам.

В целом, несмотря на имеющийся ощутимый прогресс, иракские армия и полиция все еще не в состоянии самостоятельно решать задачи по обеспечению безопасности и охране порядка в стране, и, по всей вероятности, они в ближайшее время не достигнут требуемого для этого уровня подготовки и боеспособности.

По состоянию на 1 апреля 2006 года, группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывает около 133 тыс. человек. Кроме того, две бригады (армии и морской пехоты) находятся на территории Кувейта в готовности к быстрой переброске в Ирак в случае необходимости.

В целом, вашингтонская администрация и Пентагон взяли курс на постепенное сокращение численности американской группировки в Ираке, но, по утверждению военных, точного графика вывода войск не существует.

Согласно официальным американским заявлениям, до сформирования нового иракского правительства не может быть речи о дальнейшем сокращении численности группировки ВС США в Ираке. Дж. Буш сообщил, что решение о выводе американских войск из Ирака будет принимать не он, а новый президент США.

Потери личного состава американских вооруженных сил в Ираке в марте 2006 года составили убитыми 33 и ранеными 475 человек. Таким образом, общие потери ВС США со времени начала иракской компании в марте 2003 года по 31 марта 2006 года составили, по уточненным данным, убитыми 2387 и ранеными около 17500 человек.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в марте убитыми два (Дания, Румыния) и ранеными три человека (Великобритания, Дания). Погиб также один военнослужащий из подразделения армии Фиджи, не входящего в коалицию.

По данным проведенного опроса, подавляющее большинство американских военнослужащих, проходящих службу в Ираке (72%), считают, что США должны вывести войска из этой страны в течение года. Причем 29,1% респондентов полагают, что это надо сделать немедленно. И лишь 25% опрошенных считают возможным оставаться в Ираке «столько, сколько потребуется». Здесь же приведем данные последнего опроса среди иракского населения: 80% респондентов высказались за вывод иностранных войск с территории своей страны.

Информация, опубликованная некоторыми американскими и британскими СМИ, свидетельствует, что Пентагон намерен надолго обосноваться в Ираке. С этой целью ведутся работы по расширению и обустройству нескольких крупных военных баз для постоянного присутствия войск: Балад на северо-западе от Багдада, Аль-Асад на западе страны и Талил на юге Ирака. Так, в 2005 году на работы, связанные с усовершенствованием и обустройством этих баз, было израсходовано свыше 240 млн долларов, а в текущем году выделено еще около 175 млн долларов. В частности, на базе в Баладе в настоящее время размещены около 25 тыс. американских военнослужащих и лиц гражданского персонала, на базе Аль-Асад — до 17 тыс. человек. Все три базы по своему облику и действующим порядкам представляют собой как бы американские «мини-города». Работы по расширению баз явно не стыкуются с неоднократными заявлениями высокопоставленных американских политиков и военных о том, что США не намерены сохранять присутствие своих войск в Ираке на постоянной основе и выведут их, как только иракцы будут в состоянии самостоятельно обеспечить свою безопасность.

ВВС США начали использовать в операциях против иракских повстанцев самолеты сил специального назначения АС-130, имеющие на борту 105-мм орудие.

В настоящее время в составе американской авиационной группировки в Ираке насчитывается свыше 400 вертолетов различных типов. Пентагон запросил у конгресса на следующий финансовый год средства на приобретение еще 100 винтокрылых машин для замены вышедших из строя по боевым и техническим причинам. Командование уже израсходовало около 2 млрд долларов на оснащение вертолетов системами защиты от ПЗРК и других зенитных средств. Как известно, иракские повстанцы и иностранные боевики довольно успешно борются с американскими вертолетами. В частности, с этой целью они минируют возможные площадки для их приземления, а также применяют так называемые воздушные мины — взрывные устройства, начиненные шрапнелью, которые выстреливают в воздух по низколетящим машинам и взрываются рядом с ними.

Вооруженные силы США в Ираке широко применяют различные типы беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Так, БЛА «Пионер» совместной израильско-американской разработки используется морскими пехотинцами для ведения разведки в западной провинции Анбар, в том числе в районах, примыкающих к границе с Сирией. БЛА «Предатор» активно задействуется для охраны конвоев на автодорогах, обнаружения и уничтожения засад повстанцев.

По данным военных медиков, треть американских военнослужащих, возвращающихся из Ирака, нуждаются, по меньшей мере, в консультациях психотерапевтов, а у 19,1% из них выявлены психические расстройства, требующие лечения.

В действиях коалиционных сил, прежде всего ВС США, продолжаются частые случаи чрезмерного и ошибочного применения силы, в результате чего гибнут мирные иракские граждане. Генеральный секретарь ООН К. Аннан также обвинил коалиционные войска в нарушении международного законодательства. В частности, речь шла о необоснованном взятии под стражу тысяч людей.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) существенно не изменилась и составляла на 1 апреля 2006 года около 21 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,0 тыс. чел.), Южная Корея (3,2 тыс. чел.) и Италия (ок. 2,9 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Общие военные расходы Великобритании на иракскую войну превысили 3 млрд фунтов стерлингов. Ожидается, что в 2006 году они составят еще 1,1 млрд фунтов стерлингов. Британское правительство приняло решение о сокращении войск в Ираке на 800 человек (примерно на 10%), которое намечено осуществить в мае с. г.

Командование британского контингента в Ираке поставило вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания подразделения спецназа SAS в Багдаде. Причем многие английские спецназовцы недовольны жесткими методами американских военных, считают иракскую войну незаконной, а свою службу в Ираке — бесполезной, сводящейся к арестам не террористов, а уголовников.

Польша намерена вывести свои войска из Ирака не позднее 2007 года.

В целом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в марте 2006 года не претерпела существенных изменений и по-прежнему остается очень сложной и напряженной.

Внутриполитическая обстановка в Ираке в марте 2006 года оставалась очень сложной. В стране продолжался затяжной политический кризис. Серьезные разногласия между ведущими политическими группировками по составу нового правительства Ирака препятствуют его формированию, что самым негативным образов сказывается на общей ситуации в стране. Ведущие курдские и суннитские политики, а также блок во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи продолжали выступать против того, чтобы нынешний глава правительства И. аль-Джаафари вновь был назначен на этот пост, считая, что он неэффективно руководит работой кабинета министров.

Сунниты также настаивают на отстранении с поста главы МВД Б. Джабера, которого обвиняют в тесной связи с вооруженными формированиями шиитских организаций и в причастности к созданию «эскадронов смерти», совершающих похищения и убийства суннитских политиков и религиозных деятелей. Однако шиитский Объединенный иракский альянс, получивший по итогам парламентских выборов наибольшее число мест в Национальной ассамблее (128 из 275), продолжал настаивать на кандидатуре аль-Джаафари.

США и Великобритания оказывали постоянный прессинг на иракских политиков с тем, чтобы они в возможно короткие сроки договорились о составе нового правительства страны. Дж. Буш прямо настаивает на уходе аль-Джаафари с поста главы кабинета министров. Соединенные Штаты и Великобритания заявляют, что он неспособен объединить политические силы Ирака и стабилизировать обстановку в стране.

Однако, по имеющейся информации, главное заключается в том, что аль-Джаафари считается в Вашингтоне и Лондоне политиком, слишком близком к Ирану. Также сообщалось о вооруженных столкновениях сторонников аль-Джаафари с войсками США.

В то же время открытое американо-британское вмешательство в процесс формирования кабинета министров вызывало ответную негативную реакцию со стороны многих иракских политических деятелей, усилило напряженность в отношениях между шиитскими руководителями и американскими представителями.

16 марта состоялось первое заседание избранной еще 15 декабря 2005 года Национальной ассамблеи (парламента) Ирака. На нем депутаты были приведены к конституционной присяге. Дата следующего заседания парламента не определена. Это вызвано тем, что политические партии, представленные в ассамблее, не смогли договориться о кандидатуре на пост ее спикера.

В Иракском Курдистане правящие там Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) всячески стремятся не допустить усиления и активизации других политических сил. Доступ к образованию, получению хорошей работы, карьерный рост во многом зависят от членства или лояльного отношения к ДПК или ПСК. В регионе фактически отсутствуют независимые СМИ. Под жестким контролем двух партий в регионе проходили выборы и конституционный референдум в 2005 году. Успех в серьезном бизнесе также во многом зависит от партийного патронирования, что, по мнению местных предпринимателей, породило «пандемию» коррупции.

Партийное воздействие на повседневные дела зримо ощущается в школах, высших учебных заведениях (их ректорами являются только члены ДПК и ПСК), местной администрации и даже в медицинских учреждениях. Для пресечения деятельности политических оппонентов широко используются спецслужбы и судебные органы.

Отсутствие безопасности и твердой государственной власти негативно сказывается на состоянии экономики и социальной сферы Ирака.

В стране продолжается энергетический кризис. Программы восстановления и развития электроэнергетической отрасли в значительной степени пробуксовывают. Так, в Багдаде электричество подается лишь в течение 10–11 часов в сутки. В различных районах страны происходят систематические отключения подачи электроэнергии. Не хватает топлива для работы электростанций и системы водоснабжения. Потребности населения в питьевой воде удовлетворяются в среднем лишь на 68%.

Неритмично продолжает работать ведущая отрасль иракской экономики — нефтедобывающая. До настоящего времени она так и не смогла превысить довоенный уровень добычи нефти: в марте он был на 800 тыс. баррелей в день меньше, чем до марта 2003 года.

В целом, фактическое блокирование политического процесса в стране, острые противоречия между основными иракскими политическими силами, усиливающаяся вражда на религиозной и национальной почве не позволяют наладить общенациональный диалог и тем самым стабилизировать обстановку в Ираке и попытаться предотвратить его распад.

В условиях продолжающегося острого внутриполитического кризиса внешнеполитическая деятельность иракских властей в марте 2006 года не отличалась высокой активностью.

В марте в США широко обсуждали третью годовщину начала войны в Ираке. Все высокие лица в Белом доме, Госдепартаменте и Пентагоне в один голос подчеркивали правильность решения о вторжении в эту страну и свержении режима С. Хусейна. Однако в этом дружном хоре звучали и далеко не оптимистические ноты. Так, американский посол в Багдаде З. Халилизад заявил, что вторжением в Ирак «мы открыли ящик Пандоры». Говоря о возможном развитии событий в Ираке и вокруг него, посол заявил о высоком риске развязывания регионального конфликта, по сравнению с которым нынешние события в Афганистане «покажутся детской игрой».

Президент Дж. Буш, хотя и утверждает с неизменным казенным оптимизмом, что «террористы проигрывают в Ираке», одновременно вынужден признавать, что «жестокие боевые действия продолжаются, и будут еще дни, наполненные борьбой, и мы увидим новые картины хаоса и кровопролития в предстоящие дни и месяцы», а «для победы еще потребуются время и жертвы».

Председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал П. Пейс отказался подтвердить слова президента Буша и министра обороны Рамсфелда о том, что иракские боевики используют иранские компоненты для изготовления взрывных устройств, а также информацию о засылке Ираном своих военных специалистов в Ирак.

Официальные деятели США и Ирана в марте практически одновременно сообщили о возможности проведения американо-иранских переговоров по Ираку. При этом в Вашингтоне и Тегеране утверждают, что предполагаемые консультации будут касаться исключительно иракских проблем и не затронут вопросов, связанных с ядерной программой ИРИ. По оценке экспертов, США и Иран в равной степени обеспокоены продолжающимся масштабным насилием в Ираке, что и вынудило их согласиться на прямые переговоры.

Иран оказывает Ираку значительную экономическую помощь. Имеется целый ряд совместных проектов по строительству промышленных предприятий, нефтепроводов, электростанций, развитию наземного и воздушного сообщения между двумя государствами.

Президент Ирака Дж. Талабани не участвовал в работе арабского саммита в Хартуме 28–29 марта по причине сложного положения в стране, а иракскую делегацию на нем возглавлял глава МИДа Х. Зибари. Участники саммита призывали к скорейшему формированию в Ираке правительства национального единства, что «откроет путь к выводу оккупационных войск из страны», и осудили насилие в этой стране. В очередной раз было принято решение об открытии в Багдаде представительства ЛАГ.

В Хартуме Х. Зибари вновь выразил недовольство недостаточным арабским присутствием в Ираке, пассивностью арабского мира в деле восстановления страны, а также заявил, что в некоторых арабских столицах нынешние иракские власти не считают легитимными.

Король Иордании Абдалла II подтвердил свою готовность сыграть роль посредника «в выработке компромисса между иракскими партиями и политиками».

В то же время ливийский лидер М. Каддафи назвал действующее иракское правительство «нелегитимным», так как оно «избрано под контролем иностранного оккупационного режима», а С. Хусейн, по мнению Каддафи, до настоящего времени считается «легитимным президентом Ирака» и «не может подлежать суду, поскольку он заключенный военного времени и, согласно Женевской конвенции, должен быть выпущен на свободу по окончании военных действий».

ООН намерена активизировать свою деятельность на иракской территории, но при условии «укрепления безопасности персонала».

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в марте 2006 года характеризовалась дальнейшим ухудшением положения дел в стране, повышенной напряженностью в сфере безопасности, усиливающейся враждой между арабами-суннитами и шиитами, острым политическим кризисом, блокировавшим политический процесс.

На сегодняшний день нет достаточных оснований говорить о возможном серьезном улучшении обстановки в стране. Более того, она, по всей вероятности, будет лишь осложняться.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04633 sec