«Старая гвардия» иранских консерваторов в лицах: великий Аятолла Мохаммад Фазель Ланкарани

05 апреля 2006
А.М. Вартанян

Иранская клерикальная верхушка, удерживающая на протяжении 27 лет исламского правления властные рычаги, переживает сегодня переломный период. Происходит стремительное омоложение правящей элиты, а «старая гвардия» консерваторов вытесняется из публичной политики. Восьмилетний период правления реформаторов заметно подкосил основы исламского строя.

На его укрепление в 2005 году духовенство бросило молодые силы технократов-управленцев с жесткой исламской риторикой — так называемых неоконсерваторов во главе с президентом М. Ахмадинежадом. Шаг был во многом вынужденный, обусловленный объективным падением интереса в иранском обществе к политикам «в чалме». Несмотря на отступление с авансцены политической жизни, духовенство не растеряло свои главные козыри (финансовую «кормушку», военный аппарат, спецслужбы, судебную систему), через которые оно продолжает контролировать ситуацию в стране и, в частности, регулировать политику исполнительной власти — президента и правительства.

И все же кадровый ресурс шиитской верхушки в последние годы оказался заметно исчерпан в силу возрастного фактора. Многие представители «старой гвардии» сознательно выходят из большой политики, постепенно сдавая свои позиции и отпуская бразды правления.

Этот процесс в течение ближайших 5–10 лет может привести к тому, что шиитская верхушка фактически выпустит из своих рук рычаги реальной политики и будет, очевидно, выполнять сугубо представительские функции. Впрочем, сегодня реальное влияние клерикалов на принятие стратегических решений остается доминирующим.

Одной из главных «теневых» фигур иранского духовенства является аятолла Мохаммад Фазель Ланкарани. Среди высших духовных авторитетов он один из немногих, кто носит высочайший титул шиитской иерархии — «великий аятолла» (на арабском — «аятолла-аль-узма»). Это — высший титул шиитского законоведа, дающий право носителю этого титула принимать самостоятельные решения правового характера.

Кроме М.Ф. Ланкарани, этот титул носят сегодня лишь Али Хаменеи, Верховный лидер Ирана, и Хосейн Али Монтазери, опальный диссидент, который рассматривался ранее как «наследник аятоллы Хомейни», но затем был отстранен от власти и до 2003 года находился под домашним арестом.

Кроме них, титулом «великого аятоллы» обладает Али Систани — авторитетнейший шиитский богослов Ирака.

Великий аятолла М.Ф. Ланкарани в классическом понимании — «теневая» фигура высшего духовенства, практически никогда не входившая в государственные структуры. Принимал активное участие в антишахской борьбе, активно поддерживал лидера Исламской революции аятоллу Р. Хомейни, тесно дружил с его сыном Мустафой Хомейни.

Сразу после Исламской революции он вошел в состав Собрания экспертов — одного из высших исламских органов Ирана, более десяти лет прослужил на скромной должности администратора духовной семинарии г. Кума — центра исламского шиизма.

Но основной потенциал М.Ф. Ланкарани заключается в другом. 75-летний Великий аятолла — один из главных идеологов исламского правления в Иране. Он являлся последователем другого Великого аятоллы — Боруджерди (умер в 60-х гг.). В возрасте 25 лет Ланкарани уже получил почетное право на «иджтихад», то есть самостоятельное суждение и комментирование источников исламского права, включая Коран.

После смерти имама Хомейни он был официально провозглашен в мусульманской умме Ирана главным и наиболее выдающимся специалистом по исламскому праву («марджа-аль-таклид», буквально — «достойный подражания»).

Несмотря на высокие регалии, Великий аятолла Ланкарани стоит вне государственной системы правления. Прямого влияния на государственные решения он не оказывает. Тем более что с Верховным лидером А. Хаменеи его связывают непростые взаимоотношения.

В частности, они не раз сходились в невидимой для широкой публики конфронтации как по религиозным вопросам (оба высоких авторитета принципиально расходятся по вопросу о дате празднования священного мусульманского праздника Эйд-оль-Фетр), так и по другим принципиальным моментам.

Впрочем, аятолла Ланкарани до сегодняшнего дня входит в состав высшей клерикальной группы Ирана. Он продолжает принимать активное участие в формировании иранской идеологии, ее трансформации и адаптации к современным реалиям. Высказывания Ланкарани по различным вопросам внутриполитической жизни и международной проблематики получают широкое распространение в Иране, особенно среди верующей части населения через механизм мечетей.

Его научные труды активно тиражируются (Ланкарани — автор более 25 работ по исламскому праву), а учения активно распространяются по иранскому радио. Кроме того, Ланкарани распространяет свои идеи посредством собственного веб-сайта в сети Интернет.

Ланкарани — один из рупоров современной исламской пропаганды Ирана. С начала военной кампании в Ираке он последовательно высказывается против американского вторжения в Ирак и за укрепление единства шиитской уммы. Весьма велика его идеологическая роль в закладке формирующегося тесного ирано-иракского шиитского союза, ставшего сегодня «головной болью» для американской администрации.

Аятолла Ланкарани имеет вес в важнейших для страны финансово-бюджетных вопросах. В шиитской верхушке конфиденциально ему поручено контролировать работу парламентской комиссии по бюджету и планированию. Он приобщен к «нефтяной кормушке», которая приносит иранской власти колоссальные дивиденды и к которой не подпустили пока неоконсерваторов во главе с президентом М. Ахмадинежадом (парламентарии три раза отклонили кандидатуры, предлагаемые президентом на ключевой пост министра нефти).

Тем не менее Ланкарани — прагматик: он полагает, что для эффективного управления иранской экономикой власть должна рекрутировать экспертов-профессионалов, которые умеют грамотно и эффективно управлять. Что и было сделано в 2005 году, когда на президентский пост шиитская верхушка номинировала светских технократов-неоконсерваторов.

Ланкарани является одним из главных идеологов ренессанса исламского шиизма. В его интерпретации, шииты в настоящее время — самые угнетенные и обездоленные в мире. Он — главный разработчик и идеолог внешнеполитической концепции «Ни Восток, ни Запад, только ислам». Согласно этой концепции, против иранского шиизма действуют различные группы и движения вплоть до государственных мировых центров. В его понимании, что США с Европой (Запад), что Россия (как лидер бывшего восточного блока) являются единым «империалистическим врагом» исламского Ирана.

Основная их цель, по мнению Ланкарани, — превращение ислама в «сугубо инертную, не имеющую никакого отношения к политике доктрину». Эта политика уже начала проводится в Ираке, где американцы в целях подавления шиизма «распространяют псевдокультуру и отстраняют молодежь от религии». В этих условиях, считает Ланкарани, обязанности иранского руководства «вдвойне тяжелее и больше прежнего».

Возможно, и этим, в частности, объясняется нынешняя активизация иранского внешнеполитического курса, в том числе за счет сознательного углубления кризиса вокруг ядерной программы.

Следует четко представлять, что трактовка «исламского ренессанса» у Ланкарани имеет чисто шиитское понимание. Он выступает за распространение влияния в мире именно шиитского ислама. В этом плане идеологическая платформа иранской политической верхушки в определенном смысле конкурирует с суннитской идеологией.

Иран стремится стать лидером шиитского мира, и арабское сообщество усматривает в лидерских амбициях Тегерана определенную угрозу собственной безопасности. Особенно в контексте ядерной программы Ирана. Кроме того, Ланкарани решительно осуждает международный терроризм, открещивается от сотрудничества с «Аль-Каидой», «ваххабитами» и прочими радикальными элементами, которые, по его словам, «набросили на себя одежду ислама, но являются врагами шиитов».

Таким образом, в современной политической элите Ирана великий аятолла М.Ф. Ланкарани относится к высшей прослойке клерикальной верхушки, где он прежде всего отвечает за внешнюю идеологическую кампанию. В нынешних условиях, считает Ланкарани, Ирану следует вести наступательную и упредительную идеологическую политику. Показательны его слова о том, что «время студенческих учений и проповедей двадцатилетней давности» уже прошло, и Тегеран должен разрабатывать и применять инновационные методы идеологической войны против Запада, адаптироваться к современным условиям.

Не исключено, что авторство новых элементов наступательной внешнеполитической линии, проводимой сегодня неоконсерваторами во главе с президентом М. Ахмадинежадом, принадлежит в том числе и Великому аятолле Ланкарани.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03816 sec