Прозрачность ядерной программы Ирана: Махмуд Ахмадинежад ставит на зеро

29 марта 2006
Александр Сотниченко

Начитавшись российской и зарубежной прессы, поневоле приходишь к выводу, что нынешний президент ИРИ является буйнопомешаным. Действительно, так критиковать все западное общество и США в частности не позволял себе ни один из современных лидеров стран «оси зла».

Почему же Махмуд Ахмадинежад позволяет себе такие высказывания: неужели он настолько глуп, что безумный исламский фанатизм в нем возобладал над долгом лидера страны, чей многомиллионный народ он столь стремительно толкает на конфронтацию с США? Трудно поверить, что за яркими и бескомпромиссными высказываниями президента Ирана лежит четко продуманная и прагматичная политика, но если она все же имеется, то в чем же ее смысл, недоступный пониманию европейца и американца?

Личности Махмуда Ахмадинежада сайт meast.spb.ru уделял уже достаточно внимания. Действительно, КСИР и его лидеры в случае падения режима потеряют все, им есть за что бороться. Почему же они не выбирают более цивилизованные методы борьбы – дискуссии в прессе, сотрудничество с ООН и МАГАТЭ? Вероятно потому, что игра на поле сильного противника не может закончиться победой.

У правящей элиты Ирана перед глазами есть прекрасный пример Югославии Милошевича и Ирака Саддама Хусейна. В свое время Белград пошел на соглашение с Западом и сделал ряд уступок, а закончилось все бомбардировками и распадом Югославии. Сам Милошевич умер в тюрьме, кровью искупив возможные грехи перед своим народом. Та же судьба, вероятно, ждет и лидеров Ирака. Вряд ли судебный процесс над Хусейном будет доведен до конца. Он вполне может превратиться в обвинительный – в Ираке с 2003 г. погибло мирных жителей уже больше, чем за все время правления диктатора.

Вся история еще не завершенного первого десятилетия XXI в. наглядно демонстрирует бесполезность сопротивления доминирующей либеральной идеологии открытости и свободы торговли и абсолютную безнаказанность агрессора. Любые проявления нелояльности политической линии автоматически превращают государство в «Ось зла».

Недавно Вашингтон представил новую концепцию внешнеполитической стратегии США. В документе особо оговаривается, что полной уверенности в реальности угрозы не может быть никогда, поскольку враждебные Соединенным Штатам режимы, как правило, закрыты для мирового сообщества. Но это не столь важно, заявляют американские стратеги: если вам есть что скрывать от нас, значит, вы уже представляете опасность. Практически это означает, что единственной гарантией безопасности для любой страны мира может быть лишь ее полная открытость.

В сложившихся политических условиях остается только один выход для тех, кто решил бросить вызов мировой гегемонии США и развиваться по собственному сценарию. Этот выход, как бы это не странно звучало, победить.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад маргинален в современном мире настолько же, насколько был мелок и незначителен Ленин в цветущей России образца 1913 г. Никто не хотел обращать своего внимания на позицию партии большевиков, которая в своих малотиражных изданиях вскрывала один за другим зловонные нарывы политических и экономических проблем. Однако, не прошло и пяти лет, как зажиточные крестьяне и мастера Путиловского завода наравне с некогда патриотически настроенными солдатами и люмпен-пролетариатом, еще недавно приветствовавшие справедливую войну и сухой закон, вставали уже на защиту революции, чьи ценности в корне отличались от установок самодержавия. Всего несколько лет понадобилось для того, чтобы полностью изменить сознание большинства жителей Российской Империи. Это были годы голода, смерти у порога и полного разочарования в традиционных ценностях.

Ленин был революционером. Он и его соратники прекрасно знали, что возможностей погибнуть в тюрьме, или умереть в безвестности в эмиграции у них на порядок больше, чем придти к власти. За пять лет до революции мир казался таким стабильным, что казалось, никакие мировые катаклизмы не могут его поколебать. В обреченной Османской империи, например, жизнь искусственно поддерживалась европейскими державами на протяжении многих десятилетий, а Россия процветала, росла, была предметом зависти и страной эмиграции из Европы.

А сколько было прочих революционных партий, также стремившихся возглавить и направить в нужную сторону революционным процесс. Большинство из них известно нам только по узкоспециальной литературе, а их лидеры перемолоты кровавым колесом революции. Революционер играет в рулетку, причем ставкой в игре является его жизнь, а вероятность выигрыша – ничтожно мала. Это относится как к конкретной личности, так и к партии, а в нашем мире, превращенном в глобальную деревню, и к большим странам, избравшим революционный путь развития, отличный от образа жизни мировой элиты.

С 1979 г. прошло 27 лет. Все эти годы Иран находился в окружении врагов, однако, тяжелое положение сглаживалось конкуренцией сверхдержав в двуполярной системе международных отношений. После распада Советского Союза ситуация для Ирана, казалось, должна была в значительной степени усложниться. Однако США уничтожает главного конкурента Ирана на Ближнем Востоке – Ирак, в то время, как популярность радикальных настроений в исламском мире растет.

В настоящее время Иран является единственным исламским государством Ближнего и Среднего Востока, которое исповедует ценности традиционного ислама в духе, понятном для большинства обездоленных мусульман. Сама идеология исламской революции представляет собой сплав радикальных левых идей и традиционного ислама. Именно такой подход позволяет примирить две оппозиционные Западу силы – левых социалистов и традиционалистов.

В настоящее время популярность Ирана среди мусульман будет только возрастать по причине отсутствия другого центра силы, который бы предлагал альтернативу сопротивления мессианскому модернизму США. Президент Ирана в своих заявлениях все больше обращается к исламскому миру в целом, закрывая глаза на различия между шиизмом и суннизмом. В случае начала военной кампании США и, возможно, Израиля против Ирана мусульманский мир будет поддерживать последний оплот политического ислама. С другой стороны, насколько значительна будет эта помощь? В военном отношении США непобедимы и легко могут проводить военные операции в нескольких регионах мира.

В последнее время пресса все больше обращает внимание на экономические проблемы США. Рост внешней задолженности, укрепление евро, создание тихоокеанской валюты, попытка Ирана перевести расчеты за нефть из долларов в евро могут превратить разговоры о дефолте в США в реальность. Американская экономика и так перенапряжена содержанием огромной армии по всему свету. Особенно болезненно сказываются на бюджете военные кампании в Ираке и Афганистане. Создание нового очага конфликта на Ближнем Востоке в случае его успешного хода может отвлечь общественное мнение от экономических проблем и снизить угрозу введения евро в качестве расчетного средства за энергоресурсы.

С другой стороны, в случае успешного сопротивления Ирана, в США может начаться экономический кризис, который повлечет за собой сокращение финансирования военных операций на Ближнем Востоке, возможно, смену кабинета в Вашингтоне и вывод войск из горячих точек. То есть произойдет самопроизвольный крах установившегося мирового порядка, на который надеются революционеры всех направлений для осуществления своих заветных идей.

Давайте попробуем представить себе, что произойдет на Ближнем Востоке, если США откажутся от роли ведущего игрока? Так или иначе, большинство режимов выступают сейчас с соглашательских позиций. Активную политику проводит лишь Иран, и если экономический крах США произойдет на фоне военной кампании против Тегерана, то его бывший мэр, а ныне – президент ИРИ станет символом победы и лидером исламского мира. Нефть, конечно, подешевеет, что в значительной степени скажется на доходах Ирана, однако, не стоит забывать о политических аспектах победы, которые поважнее будут зависимых от мировой конъюнктуры сверхдоходов. К тому же, Иран, в отличие от нефтяных монархий Персидского Залива, – страна в общем самодостаточная, с развитой легкой и тяжелой промышленностью, наукой и сельским хозяйством.

Дешевая нефть и снижение долгового бремени положительно скажется на развитии Турции, которая, обладая мощной современной армией станет одним из центральных игроков на Ближнем Востоке. Именно Турция и Иран имеют хорошие перспективы для военно-политического сотрудничества в решении Иракской проблемы, которую создали своим вторжением США. Популярность исламских идей еще более возрастет, что даст неплохие козыри правящей ПСР. Турция – страна тоже в общем самодостаточная, потому мировой экономический кризис на ней скажется не в полной мере.

Более всего кризис затронет страны, чья экономика оказалась полностью втянута в глобальную систему. К ним можно отнести монархии Персидского Залива, Египет, чьи доходы на 60% зависят от туристического бизнеса, и, к сожалению, Россию. Политические последствия распада мировой экономической для этих государств выльются в серию революционных преобразований, в которых особую роль будут играть новые игроки на международной арене.

Конечно, сейчас глобальная мировая система кажется стабильной как никогда. Мэтр американской внешней политики З. Бжезинский отводит США не менее 50 лет мирового лидерства. При таком раскладе все самостоятельные режимы – Лукашенко в Белоруссии, Уго Чавеса в Венесуэлле, Фиделя Кастро на Кубе и Махмуда Ахмадинежада в Иране обречены на поражение.

А если престарелый стратег ошибается, и скоро, совсем скоро гигантская долларовая масса будет вовлечена в водоворот финансовой катастрофы, по сравнению с которой кризис 1929 г. покажется детской сказкой на ночь? Тогда последние станут первыми, нищие – богачами, а изгои – героями. Этот сценарий никак нельзя сбрасывать со счетов и быть готовым к активному участию в построении нового мира.

СПб центр изучения современного Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03949 sec