Гендиректор Центра изучения современного Ирана: "Россия не отличaлась постоянством в Иранском вопросе"

Раджаб Сафаров

28 марта 2006
27 марта в Душанбе с таджикскими журналистами встретился генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров, который поделился своим мнением о последних событиях, связанных с ядерной программой Ирана, а также ответил на ряд вопросов журналистов, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

"В случае если Иран согласился бы завозить из России на свою территорию обогащенный уран для своих реакторов, совершенно очевидно, что Иран напрямую впал бы в зависимость от этой страны, что совершенно не устраивает Иран по политическим мотивам.

Однако Иран был готов пойти на компромисс и предлагал такой вариант, чтобы ему позволили иметь отношение к процессу обогащения урана, поскольку ему нужны знания и технология обогащения урана. "Мы не вернемся к режиму моратория, но если на этом будут настаивать, то мы на какое-то время можем вернуться к этому режиму, но по поводу третьего пункта - полного прекращения любой деятельности обогащения урана на собственной территории - Иран готов минимизировать эту деятельность в чисто научной разработке, и при этом, готов пригласить российских и западных специалистов, чтобы они тоже принимали участие в этой деятельности, с тем чтобы был установлен международный контроль над теми процессами, которые происходят в Иране", - сказал Сафаров.

По его словам, российская позиция во многом совпадает с западной, и если проследить эволюцию российской идеи по поводу выхода из этого положения, то позиция России, по его мнению, к сожалению, не отличалась постоянством, и за 3-4 месяца несколько раз подверглась изменениям.

"Последние яркие изменения произошли в ходе поездки Лаврова в Вашингтон, и есть все основания считать, что основной темой переговоров между Сергеем Лавровым и Кандализой Райс были связаны с проблемой ядерной программы Ирана.

Есть сведения о том, что в ходе данной встречи было достигнуто соглашение неформального характера о том, что России будут предложены хорошие интересные предложения, включая ускоренное принятие России во Всемирную торговую организацию, полноценное признание роли России в большой восьмерке и обеспечить визит Джорджа Буша в Санкт-Петербург на июньский Саммит большой восьмерки, а также были предложены другие лестные условия для России.

Взамен на это США потребовали, чтобы Россия несколько отошла от своих позиций в твердой защите проиранской позиции. Я считаю, что это было серьезной ошибкой российского руководства, поскольку если бы не было даже этого соглашения, то экспертное сообщество мира пришло к такому заключению.

После этого визита в российской позиции произошли резкие изменения. Например, до этого у России были два требования, но после этого визита, Лавров заявляет, что российское предложение о создании СП тогда будет иметь силу, когда Ираном будут выполнены все требования МАГАТЭ", - говорит Сафаров.

Он также считает, что после визита президента России Владимира Путина в Китай позиция России изменилась еще раз, и теперь, по его мнению, Россия и Китай имеют консолидированное мнение и позицию по отношению к ядерной программе Ирана и при голосовании в Совете Безопасности, как постоянные члены СБ.

"Поэтому на данном этапе Совет Безопасности не имеет возможности иметь однозначное решение по Иранскому вопросу. Скорее всего, в ближайшие дни в СБ будет принято решение о том, чтобы дать Ирану время от 4 до 6 недель, с тем, чтобы за это время Иран урегулировал все свои проблемы с МАГАТЭ.

Если за это время ничего не изменится, то уже на чрезвычайной сессии МАГАТЭ иранское ядерное досье будет окончательно передано в Совет Безопасности, и тогда будет принято решение о принятии санкции к Ирану", - сказал в заключении Раджаб Сафаров.

Regnum.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0377 sec