Афганистан проходит тест на демократию

27 марта 2006
В.Г. Коргун

В Афганистане идет суд над человеком, который может получить смертный приговор по обвинению в переходе из ислама в христианство, что, по мнению судьи, квалифицируется по исламским законам как преступление.

Этот суд — первый такого рода в Афганистане — является отражением борьбы между исламскими консерваторами и реформаторами в вопросе о том, какую роль должен играть ислам в период после свержения фундаменталистского режима талибов.

В своем интервью агентству Associated Press судья Ансарулла Маулави сообщил, что обвиняемый 41-летний Абдуррахман был арестован в феврале 2006 г. после того как его семья обвинила его в том, что он обратился в христианство. Абдуррахмана обвинили в отказе от ислама и привлекли к суду.

Во время слушания дела обвиняемый признался в том, что он обратился в христианство 16 лет назад, когда работал фельдшером в христианской организации, оказывавшей помощь афганским беженцам в Пешаваре.

«Мы не против никакой религии, — заявил судья. — Но в Афганистане такие вещи противоречат закону. Это атака на ислам». Он сказал, что будет вести судебный процесс в течение двух месяцев. Обвинитель Абдул Васи предложил прекратить судебное преследование обвиняемого, если тот вновь вернется в лоно ислама, однако получил отказ.

«Мы можем его простить, если он вернется в ислам, — добавил обвинитель, — но он заявил, что является христианином и будет оставаться им. Мы — мусульмане, и переход в христианство противоречит нашему закону. Поэтому он должен быть приговорен к смертной казни».

Проработав четыре года в Пакистане, Абдуррахман девять лет прожил в Германии. В 2002 г. он вернулся в Афганистан и попытался получить опеку над двумя дочерьми, 13 и 14 лет, которые все это время жили со своими бабушкой и дедушкой. Разбирательство по этому делу было передано полиции. Во время разговоров с родителями выяснилось, что Абдуррахман — христианин и хранит дома Библию. Вслед за этим он был арестован, и ему было предъявлено обвинение.

В Афганистане христиан считанные единицы, и они скрывают это из страха подвергнуться преследованиям. В стране нет ни одной церкви, кроме как в некоторых иностранных посольствах.

По мнению адвоката-правозащитника Хакима, процесс над Абдуррахманом привлекает широкое внимание в Афганистане и может быть использован исламскими консерваторами для противодействия реформаторам, которые стремятся смягчить жесткую практику ислама в стране. «Реформаторы пытаются проводить позитивные изменения, — сказал он, — и этот процесс станет благодатной почвой для манипуляций экстремистов».

Мусульманское духовенство обладает в Афганистане серьезной властью, особенно в сельских районах, где большинство женщин носят паранджу и подчиняются мужчинам. Если Абдуррахман будет оправдан, считает правозащитник, то это будет лишним поводом для усиления антиправительственной пропаганды талибов. За несколько месяцев до разгрома талибов они обвинили сотрудников некоторых западных гуманитарных организаций в том, что те ведут миссионерскую работу среди афганцев. Были арестованы восемь сотрудников этих организаций, но вскоре они были освобождены.

Процесс над Абдуррахманом вызвал бурную реакцию на Западе. Свою позицию по этому поводу высказали лидеры ряда государства, в том числе США. Так, Дж. Буш сказал, что он «глубоко обеспокоен» происходящим в Афганистане. Вашингтон, заявил президент, ожидает, что афганские официальные лица «окажут уважение всеобщим принципам свободы».

Его поддержала Кондолиза Райс, убежденная, что судебный процесс в Афганистане «противоречит всеобщим демократическим ценностям». Она позвонила по этому поводу президенту Х. Карзаю и на встрече в Вашингтоне с министром иностранных дел Афганистана д-ром Абдуллой заявила, что «США твердо поддерживают принципы свободы вероисповедания и настаивают на благоприятном решении на процессе (по делу Абдуррахмана) в самое ближайшее время». С официальными заявлениями по поводу судебного процесса в Афганистане выступили руководители Германии, Италии, Австралии и Канады.

Лидеры европейских стран, христианские проповедники, руководство НАТО утверждают, что поддерживают связь с афганскими официальными лицами, призывая их следить за соблюдением принципов религиозной терпимости. Премьер-министр Канады Стивен Харпер, посетивший накануне Афганистан, получил по телефону заверения Х. Карзая о том, что «нет повода беспокоиться» в связи с судьбой Абдуррахмана.

Широкий отклик это событие получило и в мировой прессе. Итальянская “La Republica” в передовой статье отметила, что этот процесс высветил «слабые стороны демократии, навязываемой мусульманским странам». “Time” в свою очередь пишет, что суд над Абдуррахманом обнаруживает ограничения на свободу, которую США несут в Афганистан.

Однако, предупреждает газета, «Вашингтон должен понимать, что нынешний политический порядок может быть хорош только в рамках союза Афганистана с Западом. Если же приоритетом является спасение жизни Абдуррахмана и сохранение его свободы, то превращение этого судебного процесса в «столкновение цивилизаций» — не самая лучшая стратегия».

Еще более бурная реакция последовала со стороны многих общественных групп и организаций США, которые выразили свое возмущение происходящим и потребовали от президента Буша принятия жестких мер. «Как мы можем поздравлять друг друга, — пишет в своем письме Дж. Бушу и лидерам конгресса председатель американского Совета по исследованию проблем семьи Тони Перкинс, — с освобождением Афганистана от правления джихадистов, если оно сменилось правлением исламских радикалов, которые убивают христиан?»

Международное давление на афганское правительство, конечно же, не могло остаться без последствий. Х. Карзай оказался в незавидной ситуации: с одной стороны, он не может игнорировать мнение своих зарубежных спонсоров, с другой — он должен считаться с влиянием национальных судебных органов, где полностью доминируют исламские консерваторы. Процесс Абдуррахмана — это прямой вызов президенту Х. Карзаю.

Если он не вмешается, то разочарует своих западных покровителей, если вмешается — подорвет свои позиции среди консерваторов, от чьей поддержки очень зависит. Недаром в новом правительстве, сформированном на днях, президент оставил членов Верховного суда на своих постах. Поэтому его реакция на процесс была хоть и обнадеживающая, но неопределенная и маловразумительная. Его правительство, пообещал он, будет уважать свободу вероисповедания. В ответ на запрос канцлера ФРГ Ангелы Меркель Карзай заверил, что «по делу будет принято быстрое решение в рамках афганского законодательства и с учетом международных обязательств».

Однако в нынешних условиях Афганистана президент Х. Карзай вряд ли может прямо повлиять на решение суда.

Это подтверждается и непримиримой позицией Верховного суда Афганистана. Так, один из его членов, судья Ансарулла Маулавизада, недвусмысленно высказался по этому поводу: «Афганистан — мусульманская страна, и ее судебная система действует независимо и нейтрально… Мы неприемлем никакой политики без учета исламских порядков и положений конституции». И добавил: «Пока на наш суд не оказывают прямого давления. Но если это произойдет, то мы будем рассматривать такой факт как вмешательство».

Надо ожидать, что и на Х. Карзая внутри страны будет оказываться давление с тем, чтобы он открыто поддержал решение суда. Основным источником легитимности консерваторов служит тот факт, что они являются хранителями исламских ценностей и монополистами в области трактовки ислама в своей стране и, естественно, намерены любой ценой отстаивать свою легитимность.

Однако с точки зрения веры здесь случай небезупречный и может быть оспорен мусульманскими богословами. Так, в Коране содержится несколько пассажей, которые можно рассматривать как поддержку выбора религии. Сура 2:226 гласит: «Не должно быть принуждения к вере». А в суре 16:82 пророк Мухаммед проповедует, что «его обязанность — читать молитву «с чистым посланием» к тем, кто «отвернулся» от ислама.

Канцелярия президента дала понять, что он не будет вмешиваться в ход процесса, однако, без сомнения, будет приветствовать такое решение, которое поможет «сохранить лицо».

Консерваторы в свою очередь также не могут не учитывать мировое общественное мнение. Мнение судьи Маулавизада о том, что, если Абдуррахман не откажется от христианства, то суд может предложить ему медицинское обследование на предмет психического состояния здоровья до того как будет принято решение по делу, может оказаться как раз тем компромиссом, который «сохранит лицо». Такую позицию поддерживает и советник президента по вопросам религии Мохауддин Балуч: «Его должны обследовать врачи. Если он психически нездоров, то ислам не требует его наказания. Он может быть прощен. И процесс должен быть остановлен».

Позиция же самого обвиняемого пока остается твердой: «Я не неверный и не скрываюсь от правосудия. Я христианин. И если они хотят приговорить меня к смертной казни, то я приму это решение».

Процесс по делу Абдуррахмана демонстрирует главное противоречие компромиссной конституции Афганистана, принятой в 2004 г., которая ставилась в пример другим мусульманским странам. В ней Афганистан провозглашается Исламской Республикой, а также в ней говорится, что никакой закон не должен противоречить положениям ислама. В одном месте она провозглашает ислам высшим законом Афганистана, в то время как в другом констатирует, что государство предоставляет своим гражданам религиозную свободу.

Другими словами, обвинение против Абдуррахмана может быть конституционным или неконституционным в зависимости от того, кто его предъявляет — консерваторы или реформаторы. К несчастью для Абдуррахмана, в настоящее время судопроизводство находится целиком в руках консервативных религиозных кругов. Они рассматривают юстицию как сферу своих прерогатив и склонны подходить к любым посягательствам на их права как к вызову их власти.

Поэтому, учитывая сегодняшнюю реальность, весьма вероятным представляется такой исход дела. Если Абдуррахман не откажется от христианства, его будут судить по мусульманским законам. В соответствии с юридической школой ханафитского толка ислама, которого придерживается большинство населения, в этой школе конституция дает преимущество, вероотступничество — отказ от ислама в пользу другой религии — это преступление, которое карается смертью.

Чтобы выйти из затруднительного положения, конституция дает право мусульманским судьям выносить решения по некоторым преступлениям, в том числе по переходу из ислама в другую религию. С точки зрения консервативной интерпретации, такое лицо может быть предано смерти.

Мусульмане с более умеренными взглядами отвергают такую интерпретацию как слишком суровую. Надо сказать, что афганские законы не содержат положений на этот счет, а Уголовный кодекс не говорит ясно о том, что переход из ислама в христианство является преступлением. В то время как в конституции подчеркивается, что приверженцы других религий имеют право «исповедовать свою религию и следовать своим религиозным правилам в пределах и в соответствии с положениями закона», ни конституция, ни закон не определяют эти пределы.

Например, в Афганистане нет закона, который бы четко говорил о том, может ли в стране действовать церковь.

Бывший заместитель Верховного судьи Фазль Ахмад Манави так комментирует ситуацию: «Это дилемма для афганских судов. Присутствие международного сообщества в стране, оказание им военной и финансовой помощи, с одной стороны, и престиж афганских судов и мусульманского народа Афганистана — с другой, усложняют проблему». Что же касается дела Абдуррахмана, то афганская конституция предусматривает, что Афганистан «будет соблюдать» Всеобщую декларацию прав человека, которая констатирует, что «каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять религию или веру».

И хотя Абдуррахман — первый среди афганцев, обвиненный в переходе в другую веру после падения режима талибов, в последнее время афганские суды преследовали или резко критиковали людей за их предполагаемые антиисламские акции, включая кандидата в президенты в 2004 г., который ставил под сомнение право мусульман на многоженство, или издателя журнала, который в прошлом году пытался оспорить доктрину о том, что переход из ислама в другую религию является серьезным проступком.

Верховный судья Фазль Хади Шинвари издал ряд религиозных эдиктов против таких лиц. Президент Карзай, умеренный деятель, отдавший, как считают многие, правосудие в руки исламских консерваторов, на днях вновь переназначил Шинвари на этот пост. Бывший министр иностранных дел д-р Абдулла, потерявший свой пост, заявил, что юридическая система остро нуждается в реформировании.

Пока еще правительство не прибегало к таким экстремальным наказаниям, предписываемым исламскими законами, как отсечение конечностей у воров и побивание камнями за адюльтер, широко практиковавшиеся талибами и осуждавшиеся мировой общественностью. Но большинство афганцев рассматривают исламские законы как абсолют, раз они предписаны религией. И несмотря на их признательность США за военную и экономическую помощь, они с подозрением относятся к западным ценностям и ассоциируют христианство с развратом и пьянством.

По шариату, перешедший в христианство «должен получить время на размышления», говорит профессор богословия Абдул Азиз. «То, что сделал Абдуррахман, может повредить мусульманскому обществу, поэтому он должен передумать». Если он не передумает, убежден профессор, то по шариату подлежит наказанию в виде смертной казни. «И тогда даже судья не сможет изменить приговор», — заключил Абдул Азиз.

Дело Абдуррахмана отягощено еще и личными аспектами. Его переход в христианство был осужден его семьей после того, как он начал судебную тяжбу с бывшей женой по поводу опеки над дочерьми. Она, кстати, давно уже развелась с ним по причине его вероотступничества.

Комментарии, которые последовали в последние дни со стороны судей, прокуроров, соседей и родственников Абдуррахмана, продемонстрировали взрыв эмоций и религиозных чувств, вызванных судебным процессом. Его отец сказал, что ему стыдно за сына. Спонсируемая государством Афганская независимая комиссия по правам человека призвала наказать Абдуррахмана, аргументируя это тем, что он открыто нарушил исламские законы.

Многие люди требуют его наказания. «Мы 30 лет вели религиозную войну в этой стране и теперь мы никоим образом не разрешим афганцу оскорблять нас тем, что он перешел в христианство, — возмущается сосед Абдуррахмана Абдул Манан. — Это постыдный поступок».

И последнее. Взрыв возмущения на Западе в ответ на угрозу жизни афганцу, перешедшему в христианство, выглядит как своего рода отражение реакции мусульман на карикатуры на пророка Мухаммеда, опубликованные недавно датской газетой. И хотя на сей раз не было никаких погромов афганских посольств, никакого насилия, что было характерно для выступлений в мусульманских странах, но шок и взаимное непонимание, выраженные в обоих случаях, весьма схожи.

Разница видится лишь в самой сути дела. В случае с карикатурами мусульмане подчеркивали священный статус Мухаммеда, которого никто, даже немусульмане, не могут критиковать. Подтекст здесь ясен — противодействие западному восприятию ислама. Ныне же западные правительства и общества толкуют о религиозной свободе и осуждают смертную казнь. Тот факт, что войска западных держав помогают защищать афганское правительство от остатков талибов и «Аль-Каиды», лишь усиливает гнев на Западе.

Параллель между двумя реакциями была замечена афганским министром экономики Амином Фархангом, который до возвращения в Кабул в 2001 г. прожил 22 года в эмиграции в Германии. Он озабочен событиями и призывает не допустить эскалации эмоций: «Оценивая ситуацию вокруг дела о карикатурах, в условиях которой было загублено столько жизней, нам следует спокойно смотреть на вещи и работать ради принятия достойного решения».

Но он подчеркнул также и то, что свободы западного толка и традиционные мусульманские общества, которые расценивают переход из ислама в другую веру как оскорбление, наказываемое смертью, разделяет пропасть.

Афганистан, добавил в заключение министр, не может моментально перейти от одного экстрима к другому.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03865 sec