Иранский кризис: новые шаги к компромиссу

24 марта 2006
А.М. Вартанян

В иранском ядерном кризисе наступила некоторая разрядка, которая скорее всего носит временный характер и служит поводом для дальнейшего определения ориентиров. Образовавшаяся пауза верно указывает, что торг вокруг ядерной проблемы Тегерана продолжается. Ее появление обусловлено образованием целого спектра взаимосвязанных факторов.

Во-первых, США натолкнулись в Совете Безопасности на серьезную российско-китайскую оппозицию в проталкивании антииранского документа. Уже ясно, что формат документа определен как заявление, а не как резолюция Совбеза, то есть носит гораздо менее обязывающий для Тегерана характер. Пока текст документа обкатывается в СБ, уходит драгоценное время, а первоначальный франко-британский проект по Ирану претерпевает корректировки в сторону большей мягкости и гибкости.

Затягивание выработки общей позиции СБ ООН несколько притупило обострение иранского кризиса, показав очевидные разногласия среди «пятерки» постоянных членов СБ. В то же время отчетливо проявляются признаки того, что Вашингтон на данном этапе не рассматривает варианты действий против иранского режима в обход механизмов Совета Безопасности, предпочитая пока не ввязываться в новую масштабную войну на Ближнем Востоке.

А это означает, что возвращение иранского досье в «дипломатическое русло», то есть возобновление переговорного процесса с «евротройкой» либо с Россией (а может, с обеими одновременно), становится вполне реальным. США, правда, как и прежде, категорически открещиваются от прямого диалога по линии Тегеран–Вашингтон по ядерной тематике, делегируя все полномочия представителям «евротройки». Об этом президент Дж. Буш однозначно заявил совсем недавно.

Со своей стороны, Тегеран также в последнее время демонстрирует готовность к конструктивным шагам навстречу. Но в данном случае речь идет о других проблемных узлах. Что же касается позиций иранского руководства по ядерной проблеме, то они с момента передачи иранского ядерного досье на обсуждение в Совет Безопасности ООН до настоящего момента не утратили своей принципиальности.

В новогодних посланиях первых лиц Ирана (21 марта — празднование иранского нового года) прозвучало твердое намерение продолжать продвигаться по пути производства ядерного топлива. Верховный лидер Ирана А. Хаменеи заявил, что народ и правительство Ирана сегодня как никогда едины в своих устремлениях во имя будущего.

Он подчеркнул неотъемлемое право Ирана на использование ядерных технологий и топливного цикла, предостерег США от запугивания санкциями и продолжения психологической войны. По его словам, «беспочвенные обвинения» США в адрес Ирана по терроризму, ОМУ и отсутствию демократии являются «предлогом для политического, экономического и культурного доминирования».

Выступление президента М. Ахмадинежада по случаю иранского нового года также обошлось без новых сенсаций и «разоблачений сионистского режима». Оно было выдержано в довольно умеренном духе. Примечательным был тезис о мирном сосуществовании. Президент напомнил, что иранский народ на протяжении истории мирно сосуществовал со всеми, он хочет для всех народов мира и спокойствия, основанного на справедливости и духовности.

Иранский народ, заявил М. Ахмадинежад, «никогда не притеснял и не приемлет своего притеснения». В то же время он определенно высказался в пользу использования мирных ядерных технологий для производства ядерного топлива, поставив эту задачу в разряд важнейших привилегий. Эту привилегию, продолжал иранский президент, «враги надеются забрать, затеяв психологическую войну», но Иран намерен и впредь «стойко отстаивать свои права, вплоть до полного ее получения».

Тем не менее, несмотря на занятую Тегераном бескомпромиссную позицию в ядерном вопросе, он незримо сигнализирует мировому сообществу о готовности пойти на определенные уступки. В некоторых вопросах.

Эти сигналы не остаются без внимания. Впервые с 1979 года должны начаться прямые ирано-американские переговоры по иракской проблематике. Они могут не только стать важным шагом в деле укрепления иракской стабильности, но и изменить общую атмосферу вокруг иранской ядерной проблемы. Пока же и Тегеран, и Вашингтон в категорической манере призывают не увязывать предстоящие иракские консультации с ядерным досье.

Согласие Тегерана на диалог с американцами по Ираку прокомментировал уже и Верховный лидер ИРИ Али Хаменеи. По его словам, американцы неоднократно просили Иран сесть за стол переговоров, и эти призывы «иранские чиновники оставляли без внимания».

Сегодня же Иран сам «повторил это прошение», прежде всего радея за обеспечение безопасности в соседней стране и регионе. В то же время, по словам А. Хаменеи, Иран, как и прежде, твердо выступает за «предоставление Ираку самостоятельности», «прекращение подстрекательства» и «создание независимого правительства».

Американцы дали понять, что переговоры с Ираном будут касаться не только Ирака, но и других тем, особенно ядерной. Они пояснили, что эти переговоры не повлияют на смягчение позиций Вашингтона в иранском вопросе.

Тем не менее процесс реально сдвинулся с мертвой точки. Глава американской дипмиссии в Багдаде З. Халилзад получил необходимые инструкции относительно начала переговоров с иранской стороной. Более того, он уже обратился с официальным письмом к иранскому руководству, в котором выражается такое намерение и предлагается согласовать формат и сроки консультаций.

Посредником и главным инициатором переговоров выступил спикер иракского парламента, лидер проиранской шиитской группировки — Высшего совета исламской революции Ирака (ВСИРИ) — А. Хаким. Эту идею поддержал президент Ирака Дж. Талабани. По заявлению иранского МИДа, прямые переговоры с США начнутся в самое ближайшее время.

Таким образом, тема ирано-американских переговоров по Ираку объективно отодвинула тему «горячего» иранского досье. Появились и другие признаки того, что Иран делает шаги навстречу. Так, в частности, довольно сенсационной стала новость об освобождении из-под стражи известного журналиста-диссидента и политзаключенного Акбара Ганджи, который неоднократно призывал к свержению правящего режима.

Он был заключен под стражу иранскими властями в 2000 году, после того как на одной из конференций по правам человека подверг критике политику иранских властей и, в частности, позицию Верховного лидера А. Хаменеи. А. Ганджи арестовали с формулировкой «за причинение ущерба национальной безопасности» и «распространение пропаганды против правящего строя». В 2000–2005 годах с просьбой о его освобождении к иранским властям неоднократно обращались представители Комиссии ООН по правам человека (КПЧ), а в августе 2005 года — генеральный секретарь ООН К. Аннан.

В итоге А. Ганджи освободили в конце 1384 иранского года (21 марта с.г.). Трактовка властей была следующая: он, дескать, попал под предпраздничную амнистию. На самом деле, как представляется, этот ход был сделан исключительно для внешнего потребления.

Дополнительное свидетельство готовности Тегерана разрядить накопившуюся напряженность вокруг его ядерных программ — несостоявшееся открытие иранской нефтяной биржи с расчетами в евро, а не в долларах. Это грозное оружие могло, по мнению многих экспертов, окончательно задавить доллар. Планировалось, что биржа начнет работать с 20 марта, но ее запуск был отложен без внятных комментариев со стороны иранских властей. И, тем не менее, в таких серьезных вопросах случайностей не бывает. Иранцы вряд ли не смогли подготовиться к столь решающему событию. По всей видимости, поступила директива сверху — запуск биржи пока попридержать с учетом намечающихся точек соприкосновения с мировым сообществом по ядерной проблеме.

Таким образом, на данном этапе ситуации вокруг иранской ядерной программы стороны совершают первые шаги навстречу друг другу. Цель этих маневров рассчитана на сиюминутную выгоду — выиграть время и немного разрядить обстановку. Иран готов еще немного поторговаться, чтобы получить для себя максимальные дивиденды.

С другой стороны, не следует забывать, что Тегеран от своей главной национальной идеи не отступится. А это означает, что, если Запад срочно не найдет новых формул сосуществования с иранской ядерной программой, то дальнейшая конфронтация сторон станет просто неизбежной. Иран в свою очередь будет проявлять готовность идти навстречу компромиссу, что будет лишь удобным предлогом для того, чтобы успокоить общественность и укрепить внутриполитический баланс сил в свою пользу.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03736 sec