Иранская нефтяная биржа - превентивная мера Тегерана

24 марта 2006
А.М. Вартанян

20 марта с.г. международная общественность с нетерпением ожидала, как иранское руководство нанесет Вашингтону первый, пожалуй, превентивный удар — запустит работу первой в стране нефтяной биржи с расчетами в евро. Прогнозировалось, что это грозное экономическое оружие хотя и не принесет Ирану сиюминутных дивидендов, но в обозримой перспективе, несомненно, будет востребовано. По степени своего воздействия оно могло бы представлять для американцев гораздо более серьезную угрозу, чем другие имеющиеся в распоряжении Тегерана рычаги.

Но ожидания не сбылись: бирже не открылась. Министерство нефти Ирана просто опровергло эту информацию, ограничившись коротким комментарием и не вдаваясь в подробности. Это могло произойти по нескольким причинам: в силу технической неподготовленности, из-за начала празднования иранского нового года (21 марта) либо в силу политических мотивов.

Последние, вполне возможно, могли сыграть решающую роль — Тегеран держит в запасе свое грозное оружие, ожидая завершения дебатов по ядерному досье в Совете Безопасности ООН. Кроме того, сегодня реально намечается прямое ирано-американское взаимодействие по Ираку, которое пока удерживает Тегеран от резких антиамериканских акций.

Вопрос о том, в чем заключается угроза иранской нефтяной биржи для американской экономики, представляет закономерный интерес. Расположенная в Свободной экономической зоне (СЭЗ) на о. Киш в Персидском заливе, она будет работать на основе механизма торговли нефтью с расчетами в евро. Это означает, что плата за нефть при операциях покупки/продажи будет осуществляться не в долларах США (общепринятая мировая практика), а в евро.

Помимо собственно нефти, на бирже представлены другие нефтепродукты и продукция нефтехимического комплекса.

Иранские власти высказываются осторожно. Одна из главных мотивировок — открытие биржи позволит «повлиять на установление более справедливых цен на нефть», которая квалифицируется как «главное национальное достояние страны». Впрочем, в Тегеране не скрывают, что биржа (в случае, если она откроется) способна нанести серьезный удар по доллару США.

По оценкам западных аналитиков, последствия этого шага для американской валюты могут быть крайне негативными. Так, согласно прогнозу французской исследовательской лаборатории Europe 2020, вследствие открытия биржи к концу текущего года курс доллара по отношению к евро может опуститься до 1,70. Французские эксперты полагают также, что иранская нефтяная биржа может подорвать монопольные позиции доллара на нефтяных рынках.

В пользу такого развития событий высказываются и другие аналитики. Но, по их мнению, подрыв позиций доллара по отношению к евро будет происходить не так стремительно.

Скорее всего, к концу 2006 года он будет колебаться в пределах 1,3 доллара за евро. Доля иранской нефтяной биржи в общем балансе нефтяных торгов незначительна (Ирану принадлежит сегодня 4% общемировой добычи нефти). Тем не менее, если другие государства последуют этому примеру и согласятся перейти на взаиморасчеты в евро, ситуация для американской валюты может оказаться критической. По мнению специалистов, Иран вполне может пойти на такой шаг.

С точки зрения экономических интересов, в переходе на новый механизм расчетов в первую очередь заинтересованы европейские государства. Это понятно — ведь тогда страны ЕС как крупные импортеры нефти получат возможность приобретать ее «за собственную валюту, не конвертируя ее в доллары». В таком случае за евро закрепится статус резервной валюты.

Не менее важно, как отреагируют на иранскую нефтяную биржу два других крупных нефтяных импортера — КНР и Япония. С чисто экономической точки зрения перейти на евро им будет выгодно, поскольку позволит разбавить валютные резервы евро, сократив существенные запасы в долларовом эквиваленте. А это в свою очередь позволит Пекину и Токио защититься от вероятной девальвации американской валюты.

Характерно, что к идее иранской нефтяной биржи в евро-эквиваленте довольно положительно относятся латиноамериканские государства, в частности, один из крупнейших в мире поставщиков «черного золота» — Венесуэла, выступающая в вопросах энергетики с антиамериканских позиций и готовая поддержать Иран.

Эксперты сходятся во мнении, что успех иранской нефтяной биржи (в случае старта ее деятельности) на ближайшую перспективу во многом способны определить соседние с ним государства Персидского залива. Если арабские государства как главные игроки на нефтяном поле поддержат начинания Тегерана и пойдут по примеру иранской нефтяной биржи, то по цепной реакции на евро перейдут, очевидно, и основные покупатели «черного золота».

«Первую скрипку» в этом вопросе будут играть Саудовская Аравия, Катар и Кувейт. Известно, что Тегеран в последнее время существенно активизировал свою политику в регионе Персидского залива. И если лидерские амбиции продолжают служить препятствием на пути взаимодействия Тегерана с Эр-Риядом, то остальные нефтяные страны региона вполне могут его поддержать, даже ОАЭ, с которыми у Ирана имеется затянувшийся территориальный спор, негативно отражающийся на всем комплексе двусторонних отношений.

Если хотя бы несколько стран региона последуют иранскому примеру, это прежде всего нанесет мощный психологический удар по позициям доллара (в экономическом плане — маловероятно, так как объем нефтяных торгов на биржах в ОАЭ или Катаре в несколько десятков раз меньше, чем предполагается на открывшейся бирже в Иране).

Первые тревожные для доллара звонки уже прозвучали. Не так давно ОАЭ приняли решение перевести в евро 10% валютных резервов страны, а Сирия перевела на евро все коммерческие расчеты государственных и частных компаний. По мнению экспертов, переход на расчеты в евро вполне отвечает экономическим интересам арабских государств. Они смогут использовать евро как спасительное средство для диверсификации своих огромных запасов обесценивающихся долларов.

Европейская валюта сможет гарантировать арабам финансовую стабильность, позволит избежать валютного риска. Другой вопрос, что решение, которое должно быть ими принято, будет иметь чисто политический оттенок, поскольку напрямую направлено против США. Решатся на это арабские шейхи ради собственной экономической выгоды или нет — вопрос риторический.

Скорее всего, они готовы были бы последовать в своем решении чьему-нибудь примеру (например, присоединиться к европейцам или восточноазиатским гигантам). Но принимать это решение первыми арабские страны вряд ли захотят. Тем не менее и такой сценарий исключать не следует.

Наряду с этим, в СМИ появляется множество комментариев более тревожного характера, прямо указывающих на скоротечность отрицательных для доллара последствий. Судя по этим комментариям, крах доллара наступит уже совсем скоро, счет идет буквально на месяцы. В этой связи, полагают эксперты, иранская нефтяная биржа может оказаться более разрушительным оружием, чем ядерное.

Они полагают, что американцы самым серьезным образом готовят противодействие иранской инициативе в случае начала ее реализации. Высказывается мнение, что в качестве первого шага США могут реально пойти на саботаж биржи с помощью современных компьютерных технологий (компьютерный вирус, атака на сеть, коммуникации или сервер, различные нарушения защиты сервера).

В любом случае, запуск нефтяной биржи только усилит планы США по смещению неугодного ему иранского режима. Ряд аналитиков оценивают ситуацию так, что если биржа откроется, станет реально угрожать доллару и поставит под удар финансовую стабильность американского рынка, Вашингтон вполне может пойти на силовой сценарий.

Не случайно, одним из главных побудителей начала военной операции США против С. Хусейна стало решение Багдада в 2000 году отказаться от приема долларов в обмен на нефть в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». Тогда иракский диктатор распорядился конвертировать в евро 10 миллиардов долларов, размещенных на ооновских счетах.

Таким образом, открытие в Иране первой нефтяной биржи должно квалифицироваться как исключительно просчитанный политический шаг, требующий адекватного реагирования со стороны американской администрации. А то, что с открытием биржи ответная реакция США в той или иной форме может последовать, сомневаться не приходится. Вопрос лишь в том, насколько к нему будут готовы иранские власти, которые наверняка пошагово просчитывают все вероятные последствия принятого решения. Тегеран сегодня, безусловно, может рискнуть, и эта ставка окажется вполне оправданной.

Если иранская нефтяная биржа (при условии ее открытия) сможет стать катализатором обвала американского доллара, то ее статус и позиции на мировом рынке углеводородов, в котором Иран стремится быть на первых ролях, существенно возрастут. Тем более что иранские власти явно не прочь не только подкосить доллар, но и развалить сложившуюся с 70-х годов глобальную нефтяную систему, которая во многом контролируется американцами, что позволяет им поддерживать национальную систему финансов даже с огромным дефицитом, вытекающим из колоссальных военных расходов.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03642 sec