Поняв Азию, Европа поможет сама себе

23 марта 2006
Дмитрий Косырев, вице-президент Внешнеполитической ассоциации

Могут ли Россия и Германия (шире – Россия и европейцы) сделать что-то совместно для решения сложной ситуации вокруг Ирана, и Среднего Востока в целом? Так можно было бы сформулировать наиболее интересную из тем, прозвучавших на прошедшем в Москве, в особняке Внешнеполитической ассоциации, круглом столе на темы российско-германских отношений в контексте мировой политики. Немецкую сторону представляли Фонд Розы Люксембург, а также Союз международной политики и международного права из Берлина.

"Иранская тема" для российско-германского семинара может выглядеть необычно. Однако именно разговор вокруг подобных предметов помогает увести любую дискуссию такого рода от стандартных выяснений двусторонних отношений, с неизбежными тягостными экскурсами в историю.

Германия – из числа тех стран Европы, что имели особо хорошие отношения с Ираном, по сути свою политику в этом вопросе, отличную от политики ЕС, напомнил президент Внешнеполитической ассоциации Александр Бессмертных. И сегодняшнее положение, когда иранские радикалы во главе с президентом Ахмадинежадом буквально провоцируют Вашингтон на силовые действия – и наоборот, можно считать для Германии несколько большим несчастьем, чем для Европы в целом.

Такая ситуация может помочь германским экспертам по внешней политике предпринять на иранском направлении свои самостоятельные действия – в том числе вместе с российскими коллегами. Тем более что Россия находится примерно в той же позиции, что и Германия: ее планы сотрудничества с Ираном тоже под угрозой из-за нынешнего конфликта.

Не только немцам, а вообще европейцам очень полезно сегодня втягиваться глубже в дела Азии – этим Европа поможет сама себе: такова была главная мысль участвовавшего в "круглом столе" автора этих строк.

В целом отношение к "европейцам вообще" в Пекине, Дели, Куала-Лумпуре и прочих ключевых столицах Азии гораздо хуже, чем к немцам, французам или итальянцам. Этот парадокс, видимо, означает, что единая внешняя политика ЕС отстает от реальности больше, чем действия, планы и намерения отдельных членов Евросоюза.

По замечанию российского участника встречи Владимира Портякова, заместителя директора Института Дальнего Востока, Евросоюзу удалось оттеснить с первой позиции во внешней торговле Китая бывшего лидера – США, выйдя на цифру в 217 миллиардов долларов европейско-китайского товарооборота в 2005 году. Товарооборот, заметим, складывается из усилий отдельных стран или корпораций.

В то время как отношения Китая с Евросоюзом как с единым целым в том же 2005 году ухудшились. Причиной можно считать давление США, которые, в частности, успешно противились снятию Евросоюзом эмбарго на поставки Китаю вооружений, введенного еще после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Та же картина у европейцев и с другими азиатскими державами. У тех не вызывают уважения три стандартных для европейцев рефлекса в отношении Азии.

Первый: что Азию "западникам" сегодня можно и нужно подогнать под "евростандарт" во всем, включая систему ценностей (этого, видимо, не будет).

Второй: что "Запад" силен, а "Восток" слаб (это уже не так, и соотношение сил будет все больше меняться не в пользу Запада).

И третий рефлекс – это хорошо скрываемый и нарастающий страх европейца перед ростом влияния Востока (страх этот тоже мешает ЕС разумно подходить к отношениям с Дальним или Ближним Востоком).

Та страна (или, что менее вероятно, Евросоюз в целом), что прорвет эту устаревшую оболочку своего мышления, сделает мощный скачок к снятию ключевой для сегодняшней Европы проблемы – иммиграции на Старый континент людей из мусульманских стран, с их неевропейскими ценностями. А если бы этой проблемы не было, то существует другая: прием в Евросоюз Турции. После чего ЕС окажется фактически на границе Востока, со всеми вытекающими последствиями.

Пока же, повторим, наиболее животрепещущей выглядит проблема Ирана. Точнее, проблема утраты политическими кругами этой страны веры в то, что "Запад" может уважительно относиться к идее усиления Ирана и превращения его в региональную сверхдержаву – с ядерным оружием или без него.

Среди решений проблемы – диалог европейцев с гражданским обществом Ирана. Что же касается конкретных вещей, которые могут сделать россияне и немцы на иранском направлении, то они вполне известны и предсказуемы. Официальная политика, дипломатия Евросоюза в отношении Ирана зашла в тупик, разрывается между союзническими обязательствами перед США и реальными вызовами для будущего Европы?

Но есть неправительственные организации и экспертные институты и фонды, которые берутся за дело в подобных случаях, готовя почву для возможных перемен в официальной политике. Институты и фонды могли бы использовать давно наработанный стандартный опыт – проведение множества семинаров, круглых столов с иранскими коллегами, устройства выставок и фестивалей искусств.

Не только объединение усилий, а даже и простая координация такого рода планов между российскими и германскими коллегами может дать неплохой эффект.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03616 sec