Прозрачность ядерной программы Ирана. Рубби-Кларк: анализ иранского ядерного кризиса

21 марта 2006
Джейми Рубби-Кларк

Древнегреческий философ Фукидид сказал, что причинами всех войн являются страх, желание стать равным другим и честолюбие. Несмотря на то, что иранский ядерный кризис пока не вылился в военное противостояние, имеет смысл вспомнить слова Фукидида и через 2,5 тыс. лет после того, как они были написаны.

Иран часто описывают, как фанатическую исламскую теократию, которой руководят печально известные «сумасшедшие муллы», слабопредсказуемую и весьма далёкую от рационально организованного государства. Однако, эта характеристика равно и неправильна, и бесполезна. Власть в Иране представляет из себя запутанную сеть, она не сосредоточена в одной точке. Политические мотивы Ирана являются следствием влияния различных источников и часто бывают смешанными. Поэтому имеет смысл рационально проанализировать ситуацию в Иране, и подходить к его действиям с большей осторожностью, чем это сейчас принято.

Боится ли Иран на самом деле?

Американские войска в Афганистане и Ираке, двух соседних с Ираном государствах, президент Буш, неустанно упоминающий о смене режима, понятно, вызывают в Иране серьёзные опасения. У многих иранцев до сих пор не стёрся из памяти организованный ЦРУ и поддержанный британцами дворцовый переворот 1953 г., ставший первым случаем свержения демократически избранного правительства.

Ещё одним основанием для беспокойства является опыт разразившейся в 80-х годах прошлого столетия ирано-иракской войны, во время которой американцы поддерживали иракцев. Вышеупомянутые обстоятельства являются причиной того, что предложенный Ирану дипломатический проект включал в себя гарантии безопасности. Впрочем, понятно, что иранцы воспримут такое предложение скептически.

Делайте так, как мы вам говорим, а не так, как мы делаем

Если рассмотреть желание стать вровень с другими, то под «другими» понимаются семь государств, официально обладающих ядерным оружием. Это США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, Индия и Пакистан.

Однако, секретом Полишинеля является тот факт, что у Израиля также есть ядерная бомба, а Северная Корея сделала несколько попыток её создать. Иран вполне обоснованно мог бы спросить, почему Израилю было разрешено неофициально развивать ядерные вооружения и притом избежать санкций ООН.

Иран мог бы также аргументировать свои намерения тем, что разработка ядерного оружия в Иране имеет больше смысла, чем, к примеру, в Британии, где ежегодно около полумиллиарда долларов инвестируется в поддержание ядерной программы, а сейчас там рассматривается вопрос вложения дополнительных 40 млрд.долл. в программу, которая придёт на смену нынешней. Является ли британская ядерная программа, широко поддерживаемая Соединёнными Штатами, с точки зрения Ирана более оправданной, чем его собственная?

Иранское честолюбие

Вопрос о честолюбии иранцев является более проблематичным. Подлинные амбиции и цели Ирана остаются неясными. Достаточно ли Ирану обладания ядерным оружием только как средством устрашения, благодаря которому он будет чувствовать себя в большей безопасности? Либо он желает быть местной ядерной державой, преданной указаниям аятоллы Хаменеи, одержимого идеей овладеть целым регионом и стать в авангарде воинствующего ислама?

Очевидно, что ни одна из этих точек зрения не является абсолютно верной. С другой стороны, весьма правдоподобно, что оба этих аспекта оказывают влияние на поступки иранских политических деятелей. Особенно если учесть, что речь идёт о такой системе власти, в которой различные её части двигаются в разных направлениях.

Тем не менее, ясно: Иран осознаёт, что мир нуждается в нём больше, чем он сам в мире. Сегодняшний высший духовный лидер аятолла Хаменеи напоминает людям, что последние санкции, которые были введены против Ирана во время ирано-иракской войны, помогли ему обрести самодостаточность, а тем самым ещё больше отдалили его от Запада. В этом году Иран получит не менее 50 млрд. долл. США от экспорта нефти, и очевидно, что Запад не может себе позволить роскошь изолировать четвёртого в мире производителя нефти.

В конце добавим, что нетрудно понять, почему этот конфликт настолько сложноразрешим. Иран играл краплёными картами, и в данный момент кажется, что он побеждает. Военный удар с воздуха по Ирану исключён, поскольку вряд ли такая операция сможет остановить иранскую ядерную программу, к тому же, американская армия сейчас ослаблена.

Если заинтересованность Ирана в превращении в ядерную державу сильнее, чем страх перед возможными санкциями, то, судя по всему, пришло время принять его, пусть и с некоторыми ограничениями, в клуб ядерных государств, и согласиться с тем непрочным миром, который данное решение принесёт. Как сказал бы Сунь-Цзы: «Удерживай своих друзей близко к себе, врагов – ещё ближе».

Автор является студентом Факультета социальных исследований Масарикова университета г. Брно; ранее работал в британском министерстве обороны, в США, Италии, а также в области разработки и развития ядерного оружия.

«Rusko v globalni politice»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04154 sec