Российский атом: Атомная начинка энергетического пирога

16 марта 2006
Наталья Судленкова

С точки зрения геополитики 2006 год будет для России особенным. Впервые Россия стала председателем группы наиболее промышленно развитых стран мира - «Большой восьмёрки». На саммит лидеров государств G8 , который пройдёт в июле в Санкт-Петербурге, Москва выносит несколько вопросов, первым среди которых значится энергобезопасность.

В 2006 год Россия вступила с осознанием острой необходимости диверсифицировать источники энергии для промышленного роста и сделать рывок в высокотехнологичных областях энергетики, в первую очередь – в атомной.

25 января 2006 г. президент РФ Владимир Путин, выступая на саммите государств ЕврАзЭС, предложил создать глобальную инфраструктуру региональных центров по предоставлению услуг ядерно-топливного цикла. Суть этого предложения заключается в борьбе с неминуемой «энергетической бедностью».

В мире наметилась общая тенденция пересмотра топливно-энергетических балансов в сторону увеличения доли атомной отрасли. Развитие атомной энергетики неизбежно влечёт за собой проблему контроля за распространением ядерных технологий, причём именно полный топливно-ядерный цикл, который включает в себя обогащение урана, может стать основой для создания ядерного оружия.

Поэтому основная цель инициативы Владимира Путина - обеспечение безопасности в глобальном контексте. Существование такого рода центров могло бы снять с повестки дня ряд спорных вопросов, например, проблему развития атомной энергетики в Иране, поскольку под контролем МАГАТЭ Тегеран смог бы получать услуги по обогащению урана и утилизации отработавшего ядерного топлива без доступа к технологии.

Владимир Путин подчеркнул, что доступ к таким центрам должен осуществляться на «недискриминационной» основе, то есть любая страна, не имеющая технологий, но желающая развивать самую дешевую энергетику сможет воспользоваться данным предложением. При этом глава российского государства сообщил, что один из таких центров Россия готова разместить на своей территории. Глава Росатома Сергей Кириенко сообщил, что для этого даже подобрана производственная площадка.

Россия является одним из лидеров на мировом рынке атомной энергетики, единственная в мире имеет атомный ледокольный флот, действующий промышленный реактор на быстрых нейтронах и воплощающийся в жизнь проект строительства плавучей АЭС. Однако, для энергетического лидерства еще необходима предельно четко сформулированная государственная политика, направленная на развитие этого промышленного комплекса, ресурсы и кадры. Только при сочетании всех этих факторов Россия сможет претендовать на роль мирового «законодателя мод» в области энергетики.

Единственная альтернатива

В 1954 г. в российском городе Обнинск была введена в строй первая в мире атомная электростанция мощностью 5 МВт. Атомная энергетика стала одним из наиболее бурно развивающихся отраслей промышленности не только в СССР, но и во всём мире. К 80-м годам в мире насчитывалось около 300 АЭС мощностью 2 млн.МВт. (200 ГВт).

Дополнительный толчок развитию «мирного атома» был дан в октябре 1973 г. во время арабо-израильской войны Судного дня, когда 11 государств Персидского залива во главе с Саудовской Аравией ввели нефтяное эмбарго против стран Запада. Многокилометровые очереди на заправках и взлёт цен на нефть привели к ускорению темпов развития атомной энергетики. Однако, авария на американской АЭС Three Mile Island в 1979 г. затормозила победное шествие «мирного атома». Последовавшая затем в 1986 г. катастрофа на украинской Чернобыльской АЭС негативное отношение к строительству АЭС только усугубила.

В энергетике наступила пауза, которая получила название «газовой». Предполагалось, что расширенное потребление газа в промышленности даст возможность учёным разработать новые, более безопасные технологии АЭС. И общая формула, по словам экс-главы Росатома, академика Российской академии наук Александра Румянцева звучала так: «от атомной энергетики через газовую паузу – опять к атомной энергетике».

Когда в Западной Сибири были открыты новые колоссальные месторождения газа, то казалось, что «газовая пауза» будет очень долгой, чуть ли не бесконечной. Однако, стремительный рост энергопотребления и последовавший за ним рост цен на углеводородное сырьё – нефть и газ заставили вновь вернуться к атомной энергии, как альтернативному источнику прогресса. К тому же, поставщиками углеводородов оказались, в подавляющем большинстве, нестабильные режимы.

Свой вклад в перемену общего настроения внесло и принятие Киотского протокола, ограничивающего объём выбросов в атмосферу углекислого газа. Несмотря на то, что вопросы утилизации отходов ядерного топлива до сих пор остаются нерешёнными, атомная энергетика в начале 21 в. оказалась практически единственной доступной для промышленности альтернативой нефти и газу. «Энергетическая Золушка» начала готовиться к своему балу.

Назад к атому

В 2005 г. в 30 странах мира действовали 443 АЭС и ещё 24 находилось в стадии строительства. Из них в США – 104 блока, в России - 31, во Франции – 59, в Японии - 55. Атомные электростанции производили всего 16% электроэнергии – 367,2 ГВт, причём во Франции доля атомной энергии составляет 75% в общем энергобалансе, в США – 20%, в России – 16%. При этом в европейской части России доля АЭС в выработке электроэнергии составляет 29,3%, АЭС в этом регионе обеспечивают порядка 50% роста спроса на электроэнергию.

2005 год стал переломным в отношении к атомной энергетике. В конце апреля президент США Джордж Буш заявил о необходимости пересмотра энергетической стратегии США, обозначив основные перспективы – атомная и водородная энергетика. Предполагается, что в США к 2020 г. АЭС будут производить 30-35% всей электроэнергии. Правда, Джорджу Бушу пришлось в своей речи упомянуть и о том, что в США ни одного нового блока АЭС не вводилось с 1984.г., а проданная недавно японцам компания «Вестингауз» не имела заказов на строительство АЭС уже более 30 лет.

Великобритания, где к 2010 г. должны отслужить свой срок 6 из 12 атомных реакторов, объявила о разработке новой программы развития АЭС. Лондон, обеспокоенный истощением углеводородных ресурсов Северного моря, видит в атомной энергетике один из основных путей решения потенциального энергетического кризиса.

Но самые серьёзные перспективы перед атомной энергетикой открываются в Азии. Индия, которая обладает пятью АЭС с 15 энергоблоками, заявила о своём намерении втрое увеличить производственную мощность реакторов в течение ближайших 8 лет. Китай собирается к 2015 г. ввести в строй не менее 32 новых блоков. Иран готов к 2020 г. построить 20 блоков по 1000 МВт. О своём желании развивать ядерную энергетику заявляют Япония, Южная Корея, Вьетнам и Индонезия.

Атомный выход из газового тупика

Для России на протяжении длительного времени проблема необходимости строительства АЭС не являлась сверхактуальной. До тех пор, пока «газовая пауза» не превратилась в «газовую ловушку». Как отмечается в разработанной в 2000 г. Министерством по атомной энергии «Стратегии развития атомной энергетики России в первой половине 21 в.», «доля газа в топливно-энергетическом балансе страны превысила пределы допустимого уровня энергетической безопасности. При общей доле газовой составляющей в электроэнергетике порядка 65%, в Европейской части она достигает 73% и более».

Для российской атомной энергетики 2005 г. стал своеобразной вехой, обозначив переход от стратегии выживания к стратегии ускоренного развития.

Во-первых, в ноябре был введен в строй 3-й блок Калининской АЭС, который впервые достраивался с низкого уровня готовности - законсервированной ранее 35%-ной готовности.

Во-вторых, впервые в современной постперестроечной истории российские атомщики осуществили физический пуск АЭС за рубежом – 1-й блок Тяньванской станции в Китае.

В марте в Государственной Думе прошли парламентские слушания на тему "Законодательное обеспечение инновационного развития атомной промышленности".

Символическим жестом внимания государства к атомщикам стало введение профессионального праздника - указом президента Владимира Путина с 2005 г. 28 сентября отмечается День работника атомной промышленности.

В конце 2005 г. российские атомщики строили в общей сложности 8 блоков, из которых 5 находятся за рубежом. За прошлый год атомные электростанции выработали 149,4 млрд. кВт-часов, превысив показатели 2004 г. почти на 5 млрд.кВтч. Кстати, в соответствии с оптимистическим прогнозом, изложенным в Энергетической стратегии, мощность российских АЭС к 2020 г. должна приблизиться к 350 млрд.кВтч.

В конце 2005 г. произошла новая встряска – главой "Росатома" вместо весьма уважаемого, но недостаточно влиятельного в кремлёвских коридорах академика РАН Александра Румянцева был назначен "политический тяжеловес" - полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. Назначение не было случайным. Как сказал сам Кириенко, о возможном переходе на новую работу его предупредили почти за год, дав время познакомиться со спецификой отрасли.

Мнения экспертов по поводу назначения антикризисного менеджера Кириенко "главным атомщиком страны" разделились. Одни считают, что приход человека из администрации президента Путина с большими лоббистскими возможностями поможет отрасли реализовать новую стратегию развития. Другие убеждены, что «человек со стороны» не сможет глубоко вникнуть в суть проблем отрасли, а потому серьёзных изменений ожидать не приходится.

Сам Кириенко говорит, что готов к работе в отрасли и собирается решать серьёзные задачи – от опережающего роста генерирующих мощностей, который должен обеспечить выполнение задачи удвоения ВВП и до возрождения технологического комплекса, который существовал в системе могущественного Минсредмаша СССР. Именно это министерство в своё время отвечало за реализацию Советского атомного проекта.

Мегатонны – в мегаватты

Решение всех этих задач требует серьёзных усилий и ответственности. Российский атом по-прежнему остаётся одной из наиболее перспективных отраслей промышленности. Для того, чтобы реализовать этот потенциал, необходимо преодолеть стагнацию, накопленный за 20 лет после Чернобыльской аварии общественный негатив и запустить реализацию стратегических проектов.

Во второй половине 80-х годов 20 в. отрасль потянула вниз постчернобыльская радиофобия. Во время постперестроечных 90-х лет российские атомная промышленность и наука потеряли значительную часть кадрового состава. Многие научные сотрудники и квалифицированные рабочие ушли в другие сектора экономики, занялись предпринимательством либо попросту эмигрировали.

Сказалось и отсутствие внятной политики тогдашнего Кремля по отношению к атому в целом – и мирному, и военному. Бывший руководитель министерства атомной промышленности академик РАН Виктор Михайлов вспоминает, как однажды Борис Ельцин неожиданно его спросил, нельзя ли продать весь атомный комплекс и сколько за него можно получить.

Вспомнив о роли личности в истории, необходимо отдать должное Михайлову: своим выживанием в постперестроечный период российская атомная промышленность обязана именно ему. За 6 лет, пока он был министром, экспорт отрасли вырос более, чем в три раза – с 700 млн.долл. до 2,2 млрд. Значительную часть этого экспорта составляли и до сих пор составляют услуги по программе, которая получила название "Мегатонны – в мегаватты" или "ВОУ-НОУ" (высокообогащённый уран – низкообогащённый уран).

В рамках ВОУ-НОУ происходит переработка высокообогащённого урана из ядерных боеголовок, в котором концентрация делящегося изотопа урана-235 приближается к 90%, в низкообогащённое топливо с концентрацией урана-235, не превышающей 3-5%.

Контракт рассчитан на 20 лет, его стоимость составляет 20 млрд.долл. В рамках контракта будет переработано 500 тонн оружейного урана. При этом низкообогащённый уран, полученный по программе ВОУ-НОУ, обеспечивает более 10% электроэнергии США.

По настоянию Михайлова было начато строительство Тяньваньской и Бушерской АЭС, а также АЭС Куданкулам в Индии. Тяньваньская атомная станция строится в кредит, на весьма льготных для Пекина условиях, которые выглядят невыгодными для российской экономики. Однако, именно эти заграничные заказы на строительство АЭС позволили сохранить основной персонал российской атомной отрасли и загрузить предприятия работой. Только на строительстве АЭС в Бушере было задействовано порядка 300 российских предприятий.

Кадры вновь решают всё

Тем не менее, кадровая проблема по-прежнему остаётся одной из основных для российских атомщиков. Руководству предприятий приходится сталкиваться с ситуацией, когда для выполнения заказов не хватает квалифицированной рабочей силы. Эта проблема тем более актуальна, что АЭС российского производства по-прежнему остаются "штучным товаром", каждая из которых, как, впрочем, и российские космические спутники, уникальна.

Эта особенность российской атомной промышленности представляет особую выгоду и является явным преимуществом в тех случаях, когда приходится принимать нестандартные инженерные решения. Например, при строительстве АЭС в иранском Бушере реактор российского производства пришлось "вписывать" в корпуса зданий, построенные ранее немецким "Сименсом". Позже атомщикам необходимо было решить проблему интеграции в российский проект немецкого оборудования.

Александр Румянцев, комментируя состоявшийся в 2005 г. запуск 3-го блока Калининской АЭС, сказал, что там было реализовано более полутысячи инновационных решений – начиная от топливных сборок – твэлов - нового типа и заканчивая автоматизированной системой управления станцией.

Однако, уникальность инженерных решений АЭС российского производства на фоне кадрового голода может превратиться в недостаток в том случае, если речь пойдёт об одновременном строительстве значительного количества таких специфических блоков, тем более в разных странах.

На ситуации с кадрами для атомной промышленности сказались и предпочтения абитуриентов вузов последних лет, когда конкурс на естественные науки и инженерные профессии резко сократился, а на такие специальности, как «экономика», «менеджмент», «юриспруденция» - наоборот, возрос.

Несколько лет назад российские атомщики всерьёз взялись за решение этой проблемы. Корпорация ТВЭЛ, производитель ядерного топлива, выплачивает лучшим студентам Московского инженерно-физического факультета, которые обучаются по профильным для корпорации специальностям, стипендии в размере от 6 до 10 минимальных заработных плат. Ряд предприятий Росатома поддерживает проект «Детская ядерная академия». В рамках деятельности Академии школьники различных городов России и стран СНГ встречаются с экспертами в области атомной энергетики, участвуют в конкурсах, связанных с ядерной тематикой. В 2005 г., к примеру, победителями конкурса в разных номинациях стали работы на темы «Причины торможения внедрения малой атомной энергетики в жизнь», «Ядерная энергетика и общество. Гуманитарные проблема цивилизации», «Пути создания универсальной системы управления и защиты для ядерных энергетический реакторов» и др.

Когда закончится уран?

Следующая проблема, которую необходимо решать российским атомщикам – топливо. Ежегодная потребность современной атомной энергетики России в природном уране превышает 3 тыс.т., с учётом экспортных поставок топлива достигает 10 тыс.т. Около половины используемого урана пока идёт из оставшихся со времён СССР запасов. К 2010 г. эта потребность может возрасти до 13 тыс., к 2020 г. – до 16-17 тыс.т.

После распада СССР основные урановые месторождения оказались за пределами России – в Казахстане, Украине и в Киргизии. По данным МАГАТЭ, сегодняшние месторождения урана в России со стоимостью добычи по спотовым ценам до 80 долл. за 1 кг имеют потенциал на уровне 240 тыс.т.

Разведанных месторождений урана вместе со складскими запасами может хватить на 80-90 лет работы АЭС России при сегодняшней общей мощности 20 ГВт. По мнению академика Румянцева, данные МАГАТЭ нельзя считать окончательными, поскольку значительные участки на месте возможных залежей урана до сих пор попросту не разведаны. И инвестирование в разведку может дать прирост запасов урана. Однако, вряд ли этот разведанный прирост сможет радикально решить проблему нехватки урана российского происхождения даже для собственного развития атомного комплекса страны.

Корпорация «ТВЭЛ» активно занимается решением данной проблемы. Сейчас в стадии опытно-промышленной эксплуатации находятся два новых уранодобывающих предприятия – ЗАО «Далур» в Курганской области и ОАО «Хиагда» в Буантовском районе Бурятии. Они должны в скором времени присоединиться к «Приаргунскому производственному горно-химическому объединению», добывающему сейчас львиную долю российского урана.

Кроме того, Россия заинтересована в разработке месторождений урана на территории соседних государств-членов СНГ. По данным МАГАТЭ в Казахстане находится порядка миллиона тонн урана – 20% мировых запасов. По инициативе президентов Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева было создано совместное казахско-российско-киргизское предприятие "Заречное", в котором российский «Техснабэкспорт" и казахский «Казатомпром» владеют по 49% акций. Предполагается, что ежегодная добыча урана составит 500 т, в 2010 г., после выхода предприятия на проектную мощность - 1 тыс.т. На внеочередном саммите ЕврАзЭС, прошедшем в Санкт-Петербурге, после переговоров Владимира Путина с президентом Узбекистана Исламом Каримовым был составлен протокол между Техснабэкспортом и Навоийским горно-металлургическим комбинатом о совместной разработке и добыче урана.

Особый интерес для Росатома представляет Украина, где кроме месторождений урана есть ещё и цирконий – основной конструкционный материал для производства тепловыделяющих элементов АЭС.

Гарантия бесперебойных поставок урана важна для российских атомщиков не только с точки зрения обеспечения внутреннего потребления топлива, но и с точки зрения расширения участия в мировом рынке ядерного топлива. На сегодняшний день ТВЭЛ контролирует порядка 17% этого рынка и поставляет топливо на реакторы 13 стран мира. До недавнего времени основными потребителями этого топлива были страны, в которых работают АЭС, построенные ещё Советским Союзом. Однако, ТВЭЛ стремится расширить своё присутствие на других рынках и уже предлагает новое топливо, специально разработанное для реакторов «западного» типа (в российских реакторах используют шестигранные кассеты для топлива, в западных – четырёхгранные). Один из заводов ТВЭЛа в кооперации с французско-немецким концерном Framatome ANP (а до этого – с Siemens ) уже с середины 90-х производит кассеты западного дизайна, которые работают на реакторах в Германии, Нидерландах, Швеции и Швейцарии. Поэтому бесперебойные поставки урана – это гарантия энергетической безопасности не только для России, но и для других стран.

Кстати, новые технологии изготовления топлива позволяют снизить нынешнюю напряжённость с потенциальной нехваткой урана на рынке. Дело в том, что новые виды топлива рассчитаны на более длительный срок службы (пять-шесть лет вместо прежних трёх-четырёх), соответственно, требуют меньшее количество урана.

Такое удлинение срока службы топлива, безусловно, снижает общую потребность в твэлах, поскольку позволяет производить замены топлива в реакторах в полтора раза реже. «Вызванное этим возможное снижение объёма поставок топлива на одну АЭС будет с лихвой компенсировано ростом числа заказов на усовершенствованное топливо», - убеждён вице-президент ТВЭЛа Антон Баденков.

Ускорение быстрых нейтронов

Один из стратегических путей решения проблемы обеспечения атомной энергетики топливом на более длительное время – переход к реакторам на быстрых нейтронах, в которых можно использовать достаточно широко распространённый в природе изотоп уран-238.

Сегодняшние тепловые реакторы могут использовать только изотоп уран-235, которого в природном уране содержится 0,712%. Переход на реакторы на быстрых нейтронах (типа БН) позволит продлить использование урана в энергетике не менее, чем в 100 раз. К тому же, в реакторах на быстрых нейтронах можно утилизовывать оружейный плутоний, решая, таким образом, проблему его складирования.

В мире на разработку реактора такого типа было израсходовано более 10 млрд.долл., но ни один «быстрый реактор» не стал действующим промышленным объектом. В Японии реактор на быстых нейтронах проработал один год, французский «Феникс», а затем и «Суперфеникс» пришлось остановить.

Россия на сегодняшний день единственная в мире имеет действующий промышленный реактор на быстрых нейтронах – БН-600 (Белоярская АЭС на Урале), который был введен в строй в 1980 г. К тому же, у российских атомщиков есть ещё один, оставшийся от Советского Союза, удачный пример работы «быстрого» реактора - в 1972 г. в казахском городе Шевченко (сегодня Актау) была введена в строй установка БН-350, которая проработала около 30 лет.

Именно реакторам на быстрых нейтронах сейчас будет уделяться самое большое внимание. В 2010 г. срок службы БН-600 заканчивается. Следующий шаг в развитии этого направления – реактор БН-800. Его строительство началось опять же на Белоярской АЭС в 1984 г., но в 90-х годах стройку из-за нехватки средств заморозили. Работы на этом реакторе проведены на уровне 10-12%.

Сегодня для реализации этого проекта необходимо 46 млрд.руб. в сегодняшних ценах (порядка 1,6 млрд.долл.). В 2006 г. из федерального бюджета предполагается выделить на достройку реактора только 1 млрд.руб. При таких темпах БН-800 будет введён в строй не раньше 2040 г., в то время, как российские атомщики уже планируют перспективный масштабный промышленный реактор БН-1800.

Новый глава Росатома Сергей Кириенко, посещая Белоярскую АЭС, заявил, что темпы ввода в строй БН-800 должны быть ускорены: «Мы должны выходить не позже 2025 г. на завершение строительства и пуск большого коммерческого реактора на быстрых нейтронах (БН-1800 – прим. «РГП»), чтобы затем отрабатывать на нём задачи, связанные в первую очередь с элементами замкнутого топливного цикла».

«Газпром»: на пути к мультиэнергетической корпорации

Самой острой проблемой российских атомщиков на данном этапе остаётся источник финансирования программы ускоренного развития. В бюджете дополнительные ресурсы на это не предусмотрены. Вопрос о том, способен ли Росатом развиваться за счёт внутренних резервов, остается предметом ожесточенного спора российских атомщиков с депутатами федерального собрания.

Сегодня тарифы на электроэнергию, которую поставляют российские атомные электростанции, почти на 25% ниже, чем тарифы на электричество, производимое на гидро- либо тепловых электростанциях. Для внутреннего развития этих средств недостаточно. По словам руководителя департамента атомной энергетики Ростатома Валерия Рачкова « дефицит инвестиций в отрасль в 2004 году составил 5 миллиардов рублей, а в 2005 году он достигает 15 миллиардов рублей». Сегодня российская атомная энергетика имеет четыре недостроенных законсервированных ядерных блока, в строительство которых уже вложено 2 млрд.долл. Для их достройки требуются 1,3 млрд.долл.

Однако, на атомном рынке уже появился новый мощный игрок – "Газпром", который буквально на глазах совершает переход от чисто газовой компании к мультиэнергетической, в сферу интересов которой входит кроме газа и нефть, и атомная энергетика. При этом политика "Газпрома" состоит в увязывании интересов группы из различных отраслей энергетики и создании кумулятивного эффекта.

В октябре 2004 г. "Газпромбанк" приобрёл 54% акций генерального подрядчика по строительству атомных объектов за рубежом – компании "Атомстройэкспорт", которая за полтора года до этого была приватизирована холдингом ОМЗ. Мажоритарным владельцем холдинга до недавнего времени являлся нынешний министр экономики Грузии Каха Бендукидзе.

В течение буквально полутора лет (с весны 2003 по осень 2004 г.г.), пока «Атомстройэкспорт» находился в руках Кахи Бендукидзе, произошёл ряд неприятных для российских атомщиков событий. Начались задержки со строительством АЭС в Бушере, к тому же, «Атомстройэкспорт» проиграл тендер на строительство АЭС в Финляндии (контракт достался консорциуму компаний Framatome (Франция) и Siemens (Германия). Проигрыш в Финляндии был для российских атомщиков тем более обидным, что одна из двух действующих в стране АЭС была построена ещё Советским Союзом, и к её работе у финов никаких претензий не было. Причин проигрыша в тендере (если не брать во внимание яростное лоббирование проекта французами и немцами) было несколько, но основными эксперты называют, во-первых, смены в руководстве «Атомстройэкспорта» после покупки компании Кахой Бендукидзе и отсутствие необходимых государственных гарантий, во-вторых, отсутствием у России блока, который мог бы конкурировать с французским. Консорциум Framatome ANP и Siemens вышел на тендер с блоком мощностью 1,6 тыс. МВт, в то время, как российские атомщики предложили блок с мощностью 1 тыс. МВт.

Проигрыш в Финляндии привлёк внимание к необходимости ускоренными темпами создавать более мощные российские АЭС. Все пять блоков, которые сейчас Россия строит зарубежом (в Китае, Индии и Иране) – это блоки мощностью 1000 МВт. Предполагается, что «российский ответ французам» - блок мощностью 1500 МВт будет готов в 2007 г.

Причём строить эти блоки будет уже государство

В 2005 г. "Газпромбанк" также выкупил у Кахи Бендукидзе и холдинг ОМЗ, в собственности которого находится предприятие "Ижорские заводы" – единственный в России производитель полного цикла оборудования для ядерных реакторов. Холдингу ОМЗ принадлежат и три завода в Чехии, среди которых "Шкода-Ядерное машиностроение".

Одной из самых обсуждаемых является идея «газозамещения»: если удасться удовлетворить внутрироссийский спрос на энергию генерирующими мощностями новых ГЭС и АЭС, ты высвободившиеся объемы газа с гораздо большей финансовой отдачей можно будет реализовать на внешнем рынке. Одна АЭС высвобождает из тепловой энергетики 2,5 млрд.куб.м. газа в год. Если учесть, что срок действия станции порядка 40 лет, то одна АЭС позволяет высвободить около 100 млрд.куб.м газа, который на внешнем рынке сейчас продаётся в 3-7 раз дороже, чем на внутреннем.

К тому же, цена ядерного топлива на внутрироссийском рынке ниже мировой в 3 раза. При поэтапном повышении внутренних цен на топливо цена получаемой с ТЭС электроэнергии возрастёт в 4 раза, а с АЭС – в 1,5 раза.

Важно отметить также, что если для тепловых станций затраты на капитальное строительство, топливо и эксплуатационные расходы соотносятся, как 20:70:10%, то для атомных станций эта пропорция составляет 70:20:10%.

Поэтому для "Газпрома" вложенные в атомную энергетику ресурсы – не только диверсификация инвестиций, но и перспектива обеспечить более стабильное развитие своего основного бизнеса – добычи и торговли газом.

Плавучие АЭС – надежды атомщиков и опасения «зелёных»

Использование атомной энергетики позволит решить и ещё одну серьёзную проблему – развитие северных регионов страны. При этом у российских атомщиков есть свой уникальный опыт эксплуатации станции в сложных климатических условиях. Самая северная российская АЭС расположена на Чукотке, она уже около 30 лет снабжает электроэнергией г. Билибино с населением около 10 тыс. чел.

Для обеспечения северных и дальневосточных регионов электроэнергией российские атомщики предложили проект "плавучей АЭС", которая будет построена на основе реакторного блока, используемого в атомных подводных лодках и на атомных ледоколах. Такая АЭС не может самостоятельно перемещаться, её буксируют к какому-то порту, и там она работает в течение проектного срока. При этом перезагрузки реактора топливом не требуется на протяжении нескольких лет. Такого рода топливо сейчас изготавливается ТВЭЛом для атомных ледоколов, аналогов которым в мире нет.

В России уже разработан проект "плавучей АЭС" мощностью 77 МВт. "Плавучая АЭС" – это баржа длиной более 130 м и водоизмещением 21 тыс. т, высотой с десятиэтажный дом. Строительство станции будет осуществляться в г.Северодвинск Архангельской области. Из-за нехватки финансовых ресурсов (такая АЭС стоит более 200 млн.долл.) российские атомщики принципиально согласились с участием в проекте Китая, который предложил связанный кредит в размере до 85 млн.долл. на весьма выгодных условиях. Предполагается, что сам корпус корабля будет построен в Китае, а непосредственно реактор и вся "начинка" станции будут российскими. Интерес к «плавучей АЭС» уже проявила Южная Корея.

Российские атомщики убеждены, что этот проект имеет и хорошие перспективы экспорта, как опреснительной установки в регионы Юго-Восточной Азии, Африки и т.д. По оценкам МАГАТЭ, объём рынка опреснительных услуг к 2015 г. составит порядка 12 млрд.долл. Мощность опреснительной установки российской "плавучей АЭС" составляет 240 тыс.куб.м морской воды в сутки.

Кроме финансовых затруднений, при реализации проекта "плавучей АЭС" российским атомщикам приходится преодолевать и сопротивление экологов, которые больше всего обеспокоены возможным размещением таких станций в цунамиопасных регионах – на Камчатке, Дальнем Востоке, Юго-Восточной Азии. К тому же плавучие АЭС" могут стать объектом повышенного внимания террористов, которых привлечёт возможность совершения ядерного теракта либо хищения топлива.

В Росатоме эти заявления экологов называют "ложью и обманом" и заверяют, что окончательно решение о размещении "плавучей АЭС" будет приниматься только после тщательного анализа предполагаемого места расположение АЭС с учётом природных факторов, действующих в регионе. Опасения по поводу террористической атаки "плавучей АЭС", по мнению начальника управления ядерной и радиационной безопасности "Ростатома" А.Агапова попросту нелепы: " Даже если допустить, что какие-то террористические организации захотят прорваться на подобную атомную станцию, то максимум, что они смогут сделать – это нанести ущерб физическому барьеру защиты. До самой плавучей АЭС они никогда не дотянутся".

Характерно, что в список озвученных претензий экологов к «плавучей АЭС» не входит опасность радиоактивного заражения либо аварии самого реактора. Дело в том, что после катастрофы в Чернобыле в обеспечение безопасности российских реакторов были вложены огромные средства, технологическую и финансовую помощь оказывали и другие государства. На сегодняшний день Россия, вместе с Германией и Японией, входит в тройку государств, обладающих самым высоким в мире уровнем безопасности АЭС.

Минсредмаш: ренессанс мирного атома?

Кроме усилий, направленных на собственное развитие атомной промышленности, Россия также заинтересована и участвует в реализации международных проектов. Их спектр достаточно широк – от уже упоминавшихся совместных программ изготовления ТВЭЛом топлива для «западных» АЭС до разработки и создания термоядерного реактора ИТЭР, который будет построен во Франции. Центр обработки исследовательских данных ИТЭР расположится в Японии. Участников проекта соединит между собой уникальный высокоскоростной сегмент интернета, ширина которого к 2013 г. возрастёт до 1 терабайта в секунду.

Ещё один международный проект, инициатором которого выступила Россия, был озвучен во время инаугурации президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в начале января 2006 г. Этот путь – восстановление кооперационных связей предприятий бывшего Минсредмаша - Министерства среднего машиностроения СССР. Основные производственные и научные мощности Минсредмаша были сосредоточены в России, но месторождения урана - в Казахстане, в то время, как на Украине, в её восточной части расположились традиционно мощные металлургические и машиностроительные заводы, например, харьковский завод «Турбоатом» - производитель турбин для атомных реакторов.

Разбросанные после распада Советского Союза по разным странам предприятия, которые ещё недавно были частями единого производственного цикла, теоретически можно объединить вновь на новых условиях, поскольку сейчас речь может идти только о межгосударственных программах.

Россия, в принципе, может самостоятельно освоить производство уникальных турбин, закупать уран в других государствах и т.д. Но с точки зрения эффективности России, Украине и Казахстану выгоднее найти общий язык и понимание для того, чтобы совместно развивать свои проекты в атомной энергетике и работать на рынках третьих стран. Такое сотрудничество тем более актуально, что «атомный век» в энергетике наверняка продлится дольше, чем газовый.

«Rusko v globalni politice»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03769 sec