Партия Ликуд и ее лидер в кнесете нынешнего и будущего созыва

16 марта 2006
Алек Д. Эпштейн

9–10 марта все ведущие израильские газеты, радиостанции и телеканалы опубликовали новые результаты проведенных по их заказу предвыборных опросов общественного мнения. Ни в одном из семи опросов партии Ликуд, чья фракция на сегодняшней день насчитывает 27 депутатов и является крупнейшей в кнесете, не удалось получить больше 18 депутатских мест.

Во всех без единого исключения семи опросах Ликуд получил не более половины того числа голосов, что получила партия Кадима, созданная Ариэлем Шароном в последние месяцы его политической карьеры (ее результаты — от 34 мандатов по опросу по заказу газеты «Глобс» до 38 мандатов по опросу по заказу газеты «Маарив»).

До выборов остается еще достаточно времени, но вот что интересно: сравнение результатов опросов, проведенных в конце января, когда Кадима находилась на пике популярности, показывает, что за то время, что эта новая «партия власти» потеряла 7–8 мандатов, Ликуд не приобрел ни одного, оставаясь на том же самом уровне (14–18 депутатских мест в будущем составе кнесета). Даже если какие-то голоса, утерянные центристской Кадимой, и перешли к правоцентристскому Ликуду, не меньшее число голосов «перетекло» от Ликуда к праворадикальным партиям «Наш дом — Израиль» и «Национальное единство», а также к сефардской традиционалистской партии ШАС (по всей вероятности, все эти партии получат двузначное количество мандатов в будущем кнесете).

В чем причина этого явления? Почему одна из старейших политических партий в стране, участвовавшая во всех электоральных кампаниях, начиная с выборов в кнесет первого созыва, пять раз выигрывавшая всеобщие выборы, ныне пользуется поддержкой лишь примерно 15% избирателей? Почему Биньямин Нетаниягу, в 1996 году выигравший первые в истории страны прямые выборы премьер-министра, заручившись поддержкой более половины избирателей, спустя десять лет не может повторить тогдашний успех?

Когда в 1999 году 50-летний (на тот момент) Биньямин Нетаниягу проиграл выборы Эхуду Бараку, то театрально объявил о своей отставке и уходе из политики. Уходить, однако, он никуда не собирался, да и активисты Ликуда с нетерпением ожидали его возвращения. В этой связи избрание председателем партии Ариэля Шарона казалось замечательным промежуточным компромиссом: заслуженный человек, которому, однако, шел уже восьмой десяток, за плечами которого были скандальный уход с поста министра обороны после трагедии в Сабре и Шатиле в сентябре 1982 года и не менее скандальная, хотя в этом качестве и менее известная, деятельность на посту министра строительства в период пика алии 1990–1991 годов, — такой человек казался и самому Б. Нетаниягу, и его верным сподвижникам идеальным кандидатом на пост «местоблюстителя». А. Шарон был приглашен ими в председатели Ликуда исключительно для того, чтобы не дать возвыситься никому из тех ровесников Б. Нетаниягу, которых можно было считать его вероятными соперниками. А. Шарона они считали кандидатом «заведомо непроходным», который к тому же никогда не демонстрировал премьерских амбиций, — что может быть лучше?! Однако А. Шарон вошел во вкус власти, в 2001 году неожиданно для многих (да и, наверное, для себя самого) в отсутствие Б. Нетаниягу выиграл прямые выборы премьер-министра, а когда экс-глава правительства захотел вернуться, заявил, что совершенно не собирается без боя уступать ему этот пост. Внутрипартийные выборы, прошедшие в Ликуде перед голосованием за кандидатов в депутаты кнесета 16-го созыва, принесли А. Шарону победу над Б. Нетаниягу с разгромным преимуществом более чем в 15% голосов. 29 ноября 2002 года А. Шарона поддержали 78740 членов Ликуда (55,9%), Б. Нетаниягу — 56480 (40,1%), за третьего кандидата — бывшего лидера боровшегося против соглашений Осло движения «Зо арцейну» («Это — наша страна») М. Фейглина проголосовали 4870 человек (3,5%). Прошло три года, на протяжении которых Б. Нетаниягу безуспешно пытался добиться смещения А. Шарона, воспринимая его как единственную преграду к своему возвращению на высший пост в структуре исполнительной власти в стране. С тех пор как из-за обширного кровоизлияния в мозг А. Шарон фактически покинул политическую арену, прошло уже два месяца, однако Б. Нетаниягу не стал ближе к премьерскому креслу. Согласно опросам, шансы Б. Нетаниягу на победу в выборах, назначенных на 28 марта, минимальны.

Почему? Ведь речь, несомненно, идет об одном из самых талантливых политических деятелей Израиля, причем не только в сравнении с не самыми яркими лидерами ведущих партий в нынешней электоральной кампании.

Биньямин Нетаниягу родился в семье представителей элиты ревизионистского движения, его отец — известный историк, специалист по средневековой Испании, ранней инквизиции и марранам (жертвам насильственного крещения в Испании и Португалии в конце XIV — XV веках и их потомкам, втайне сохранявшим — полностью или частично — верность иудаизму). Среди книг профессора Бен-Циона Нетаниягу: фундаментальная «Истоки инквизиции в Испании XV века», которая, несмотря на свой громадный объем (более 1400 стр., включая справочный аппарат), выдержала два издания; «Марраны Испании: от конца XIV до начала XVI века» (книга, впервые изданная в 1966 г., стала классической, выдержав уже три издания), «Дон Ицхак Абраванель (1437–1508) — государственный деятель и философ» (книга, впервые изданная в 1953 г., также стала классической, выдержав уже пять изданий). Именно профессиональной деятельностью его отца (бывшего, среди прочего, ответственным редактором «Еврейской энциклопедии» и энциклопедии «Judaica», главным редактором вышедшей в США в 1954–1964 гг. «Всемирной истории еврейского народа» и соредактором журнала «Jewish Quarterly Review») объясняется многолетнее отсутствие Биньямина Нетаниягу в Израиле в юношеский период. Хотя он родился в Тель-Авиве и вырос в Иерусалиме (его отец — уроженец Варшавы — прибыл в Палестину/Эрец Исраэль в 1920 г.), старшие классы школы он оканчивал в США. Его отец в 1962–1971 годах занимал должность профессора истории в университетах Филадельфии и Денвера, а в 1971–1978 годах — в Корнеллском университете (город Итака, штат Нью-Йорк). Вернувшись в Израиль, чтобы отслужить в армии (он проходил службу в элитном подразделении спецназа разведки генерального штаба), Биньямин Нетаниягу после войны Судного дня (1973 г.) вновь отправился на учебу в США, получил степень бакалавра архитектуры и магистра менеджмента в Массачусетском технологическом институте, изучал политологию в Гарвардском университете. Речь, несомненно, идет об одном из самых блестяще образованных израильских политиков.

Подобно некоторым другим политическим лидерам современности (например, Башару Асаду, ставшему престолонаследником после гибели в автокатастрофе в 1994 г. его старшего брата Баселя), старшие братья которых делали успешную карьеру, Биньямин Нетаниягу не воспринимался в своей семье как возможный в будущем кандидат на один из ведущих постов стране. Однако гибель его 30-летнего брата Йонатана в 1976 году во время операции «Энтеббе» перевернула карьеру его младшего брата. Йонатан Нетаниягу был блестящим военным, подполковником Армии обороны Израиля. Он служил в парашютно-десантных войсках, участвовал в Шестидневной войне, был ранен. В 1968–1971 годах он учился в Гарвардском университете, затем — в Еврейском университете в Иерусалиме. В 1972 году вернулся в армию, служил офицером в подразделении особого назначения при генеральном штабе, участвовал в действиях израильских коммандос, в том числе в операции «Весна молодости» (апрель 1973 г.) в Бейруте, в ходе которой был уничтожен ряд лидеров палестинских боевиков.

Во время войны Судного дня командовал отрядом особого назначения на Северном фронте, в апреле 1974-го — мае 1975 года был командиром танкового батальона. В мае 1975 года был назначен командиром подразделения особого назначения при генеральном штабе. Он погиб 4 июня 1976 года во время операции «Энтеббе» при освобождении заложников, захваченных террористами из организации «Народный фронт освобождения Палестины», став единственным израильским военным, положившим жизнь ради спасения пленных (из 83 заложников-израильтян погибли три человека). Его гибель стала трагедией государственного масштаба и оказала большое влияние на «перераспределение ролей» в семье, оказавшись поворотной точкой в жизни его тогда 27-летнего младшего брата.

В 1979 и 1984 годах Б. Нетаниягу организовал две международные конференции по проблемам терроризма, на которых особо подчеркивалась необходимость борьбы с террористическими организациями и поддерживающими их политическими режимами. Он много пишет как на иврите, так и на английском языке, причем его книги «Война с терроризмом. Как демократии могут нанести поражение сети международного терроризма» (издание на русском языке — Москва, 2002) и «Место под солнцем. Борьба еврейского народа за обретение независимости, безопасное существование и установление мира» (издание на русском языке — Иерусалим, 1996) пользуются большим успехом у читателей разных стран.

Отец Биньямина Нетаниягу еще в 1932 году стал членом исполнительного комитета Союза сионистов-ревизионистов, а в 1934–1935 годах был главным редактором ежедневной газеты «Ха-Ярден» — органа сионистов-ревизионистов. Биньямин Нетаниягу, что называется, «с молоком отца» воспринял идеологические воззрения Жаботинского; Херут, а затем Ликуд был его домом. Ариэль Шарон или, скажем, Эхуд Ольмерт начали свою политическую карьеру вне Ликуда: А. Шарон — во главе списка «Шломцион», получившего на выборах 1977 года два мандата, Э. Ольмерт — в партии «Свободный центр», вышедшей из Ликуда в 1966 году, часть руководителей которой — Шмуэль Тамир, Акива Ноф и другие — позднее вошли в центристскую партию ДАШ, тогда как другие — и среди них Э. Ольмерт — в Ликуд. Политический путь Б. Нетаниягу был куда как менее извилистым: он пять раз избирался в кнесет, и все пять раз — от блока Ликуд.

Хотя Б. Нетаниягу, как, впрочем, и Э. Ольмерта, отец которого Мордехай Ольмерт (1908–1998) был депутатом кнесета третьего – четвертого созывов, справедливо относили к «принцам» израильской политики, он не в одночасье, вернувшись в страну из США, стал депутатом кнесета. Вначале он работал в бизнесе, а затем вновь оказался в США — на этот раз на государственной службе. В 1982 году Б. Нетаниягу был назначен политическим атташе посольства Израиля в Вашингтоне, а в 1984 году стал постоянным представителем Израиля в ООН и занимал этот пост в течение четырех лет.

Б. Нетаниягу был избран депутатом кнесета от партии Ликуд в 1988 году и получил назначение на пост заместителя министра иностранных дел. Учитывая, что министром иностранных дел был тогда Давид Леви, не владевший английским языком, во время войны в Персидском заливе именно Б. Нетаниягу был тем «голосом», который представлял Израиль на международной арене. Так как гипертрофированное эго не позволило Давиду Леви принять участие в международной конференции по ближневосточному урегулированию в Мадриде в 1991 году на «вторых ролях» (израильскую делегацию возглавил тогда лично премьер-министр Ицхак Шамир, и Д. Леви — в знак протеста — остался дома), именно Б. Нетаниягу стал одним из ведущих участников делегации Израиля на этой конференции.

После того, как 77-летний (на тот момент) Ицхак Шамир, проиграв выборы 1992 года Ицхаку Рабину, объявил о своем уходе в отставку, Б. Нетаниягу включился в борьбу за пост лидера крупнейшей правой партии страны. В 1993 году, победив Давида Леви, Бени Бегина (еще одного «принца» Ликуда) и Моше Кацава (нынешнего президента страны), Б. Нетаниягу возглавил движение Ликуд и стал лидером оппозиции. В 1996 году на первых в истории страны прямых выборах он был избран премьер-министром.

Его премьерскую каденцию никак не назовешь провальной. Официальная биография Б. Нетаниягу сообщает, что «на посту главы правительства он успешно вел борьбу с террором», одновременно с этим продвигая «либерализацию валютного рынка, интенсивную приватизацию государственных компаний и сокращение бюджетного дефицита». Правда, все это не было столь гладко.

Во-первых, Б. Нетаниягу оказался совершенно никудышным внутрипартийным лидером. Когда он пришел к власти, то на три ключевых поста в структуре исполнительной власти в стране (министров обороны, иностранных дел и финансов) были назначены представители ведомого им блока Ликуд – Цомет – Гешер. Министром обороны стал Ицхак Мордехай, министром иностранных дел — Давид Леви, министром финансов — Дан Меридор. Подчеркну, речь идет не о представителях каких-либо коалиционных партий, а о лидерах того самого предвыборного списка, который возглавлял непосредственно Б. Нетаниягу. Правительство Б. Нетаниягу было приведено к присяге 18 июня 1996 года. Дан Меридор отработал на своем посту год и два дня (до 20 июня 1997 г.), Давид Леви — полтора года (до 6 января 1998 г.), Ицхак Мордехай — два с половиной года (до 25 января 1999 г.). Все трое покинули и правительство, и Ликуд, выступив на выборах 1999 года против Б. Нетаниягу. Можно, конечно, вспомнить пословицу о том, что «хорошо смеется тот, кто смеется последним»: Б. Нетаниягу и сегодня — политик первого эшелона, последовательно бывший в 2002–2005 годах министром иностранных дел и финансов, в то время как И. Мордехай и Д. Меридор уже не являются депутатами кнесета, а Д. Леви находится в нем последние дни (до выборов 28 марта).

Все так, но в то время именно неспособность Б. Нетаниягу наладить нормальные рабочие отношения с теми, кто должен был стать его ближайшими соратниками, вбила стальной гвоздь в гроб его правительства. В отличие от А. Шарона, добивавшегося от своих соратников по руководству партией и страной практически всего, чего он хотел, Б. Нетаниягу продемонстрировал весьма ограниченные способности в области политического маневрирования, и далеко не факт, что он извлек из опыта своей премьерской каденции необходимые уроки. Напротив, Нетаниягу всячески подталкивал министров от Ликуда (прежде всего, С. Шалома, Л. Ливнат и Д. Наве) к коллективному бунту против А. Шарона, но в решающий момент — в день голосования по вопросу об эвакуации поселений из Газы и Северной Самарии — никто из них не положил вслед за Б. Нетаниягу заявление об отставке. Нетаниягу вновь оказался полководцем без войска. На внутрипартийных выборах Б. Нетаниягу, по свидетельствам членов ЦК Ликуда, агитировал против бывших министров, стремясь к тому, чтобы никто из тех, кто мог бы составить ему конкуренцию, не оказался на высоком месте в предвыборном списке. Б. Нетаниягу, как и прежде, борется с теми, кого ему следовало бы сплотить вокруг себя.

Во-вторых, Б. Нетаниягу, позиционировавший себя на выборах 1996 года как кандидат правого (так называемого национального) лагеря, став премьер-министром, фактически предал все аксиомы этого лагеря. Спустя три с небольшим месяца после победы на выборах, 5 сентября 1996 года, он отправился в Газу и встретился там с главой ООП Я. Арафатом, а по возвращении заявил, что нашел в лице Я. Арафата «не просто политика, но настоящего партнера». Именно Б. Нетаниягу, будучи премьер-министром, подписал 17 января 1997 года Хевронский протокол, по которому Палестинской администрации передавался контроль над вторым по святости для евреев (после Иерусалима) городом в Палестине/Эрец Исраэль (этого в рамках соглашения «Осло-2» не сделало даже правительство И. Рабина – Ш. Переса). Именно Б. Нетаниягу стоял во главе делегации Израиля на переговорах в Уай-плантейшн в октябре 1998 года — согласно подписанному тогда меморандуму, площадь территорий, подконтрольных Палестинской администрации, увеличивалась в шесть раз. Именно от имени Б. Нетаниягу девять раз летал в Дамаск американский миллиардер Рональд Лаудер, который вел переговоры об передаче Сирии Голанских высот. В конце концов, после провала операции израильских спецслужб в Аммане в октябре 1997года именно Б. Нетаниягу принял условия иорданского ультиматума и распорядился освободить из тюрьмы основателя «Хамаса» шейха Ахмеда Ясина, что превращает нынешний предвыборный лозунг Б. Нетаниягу «Сильный лидер против “Хамаса”» в посмешище.

В-третьих, Биньямина Нетаниягу с первого дня после победы на выборах возненавидел левый истеблишмент, подконтрольные ему СМИ и во многом государственная прокуратура. Левые СМИ видели в Б. Нетаниягу едва ли не сообщника Игаля Амира и никак не могли простить ему того, что он победил на выборах их любимца и кумира Шимона Переса. Какие бы шаги с целью умиротворения палестинского руководства, Хашимитского престола и Сирии не предпринимал Б. Нетаниягу, левые никогда не воспринимали и не воспримут лидера Ликуда как своего кандидата, в особенности в нынешней предвыборной кампании, когда к МЕРЕЦу и партии Труда добавилась Кадима, в списке которой на втором месте стоит все тот же Шимон Перес.

Нынешние проблемы Ликуда связаны, однако, не только с реминисценциями из, пусть и не такого далекого, но все же прошлого. Целый ряд проблем возник у Ликуда и в самые последние месяцы. Следует прямо сказать, что предвыборный список, составленный Ликудом, оказался наиболее слабым из всех ведущих партий страны. Среди 17 лидеров списка, имеющих реальные шансы оказаться в новом созыве кнесета, ни одного нового лица, все эти люди уже работали и работают в кнесете. Ликуду не удалось привлечь ни одну яркую фигуру, будь то из армии (подобно тому, как перед выборами 1996 г. к Ликуду присоединился генерал Ицхак Мордехай, а перед выборами 2003 г. — Шауль Мофаз, который по процедурным причинам не смог баллотироваться в кнесет, но как представитель Ликуда вошел в правительство, заняв важнейший пост министра обороны), из спецслужб (подобно тому как недавний глава Общей службы безопасности Ави Дихтер сейчас баллотируется в Кадиме, а его предшественник Ами Аялон — в партии Труда), или из мира науки (недавний ректор Иерусалимского университета Менахем Бен-Сассон баллотируется в Кадиме, а многолетний президент Университета им. Бен-Гуриона в Негеве Авишай Браверман — в партии Труда). В списке Ликуда новых ярких имен нет вообще, а на ведущих местах (со второго по пятое) — малоизвестные партаппаратчики, не имеющие практически никакой харизмы: Сильван Шалом, Моше Кахалон, Гилад Адран, Гидеон Саар. Последние трое, кстати сказать, никогда и ни на каких должностях не работали в правительстве, что довольно странно для партии, претендующей на то, чтобы формировать правительство. Естественным образом, на ведущие портфели будут в этом случае претендовать лидеры партийного списка, а кто всерьез может представить Моше Кахалона, электрика из поселка Гиват-Ольга, министром финансов, иностранных дел, строительства или юстиции?

С созданием Кадимы в буквальном смысле слова из ребра Ликуда наследники ревизионистского движения лишились многих фигур из «первого эшелона»: партию покинули министр обороны Шауль Мофаз, министр юстиции (ныне — еще и иностранных дел) Ципи Ливни, министр внутренней безопасности Гидеон Эзра. Сколько-нибудь адекватной замены им не нашлось, вместо них в списке Ликуда появились третьеразрядные чиновники. Перед выборами в Ликуд не перешел и кто-либо из мэров городов; напротив, некоторые из них, как, например, мэр Ашдода (пятого по численности населения города в стране) Цви Цилькер, перешли из Ликуда в Кадиму. Разумеется, снижение поддержки на муниципальном уровне ограничивает возможности Ликуда по организации предвыборной пропаганды и мобилизации избирателей на местах.

Не будем забывать и то, что в этой избирательной кампании несколько партий атакуют Ликуд справа. Можно даже не упоминать о двух карликовых списках, возглавляемых праворадикальными активистами Михаэлем Кляйнером и Барухом Марзелем, не имеющих никаких шансов преодолеть поднятый до 2% электоральный барьер (в 2003 г. объединенный список, во главе которого стоял М. Кляйнер, а на втором месте — Б. Марзель, не сумел преодолеть электоральный барьер в 1,5%). Но отток голосов от Ликуда к партиям «Наш дом — Израиль» и «Национальное единство» не замечать невозможно. Ликуд оказался в весьма щекотливом положении. Часть лидеров его предвыборного списка (сам Б. Нетаниягу и Узи Ландау), бывшие министрами в кабинете А. Шарона, покинули правительство из-за противодействия программе одностороннего ухода Израиля из Газы и Северной Самарии. С другой стороны, другие лидеры движения (Сильван Шалом, Лимор Ливнат, Дани Наве), то выступая против программы «размежевания», то, пусть и с оговорками, поддерживая ее, оставались в правительстве. В этой связи едва ли стоит удивляться тому, что «правый» электорат уходит в другие партии: русскоязычные израильтяне — к Авигдору Либерману, а ивритоязычные — в единый блок правых партий «Национальное единство», во главе которого стоят лидеры религиозного сионизма Бени Эйлон, Цви Хендель, Эфи Эйтам, Нисан Сломянский и другие (трое последних, кстати, живут в поселениях за «зеленой чертой»). Учитывая крайне высокую гражданскую активность сторонников «Национального единства», не приходится сомневаться в том, что эта партия соберет значительное число голосов и сумеет создать влиятельную правую фракцию в кнесете будущего созыва; влиятельную за счет сокращения влияния Ликуда.

Б. Нетаниягу оказался сегодня в очень проблематичной ситуации. Став заложником собственного прошлого, он так и не смог убедить избирателей в том, что сегодня он уже не такой, каким был десять лет назад, никак не объяснившись ни с правыми, ни с левыми. А потому, проиграв Э. Бараку на всеобщих выборах 1999 года и А. Шарону на праймериз 2003 года, Б. Нетаниягу имеет все шансы проиграть и в третий раз. Как и семь лет назад, вместе с ним проиграет и Ликуд, который Б. Нетаниягу оставил в 1999 году с парламентской фракцией, состоящей лишь из 19 депутатов. Пока все опросы предсказывают, что Ликуд окажется 29 марта 2006 года в похожей ситуации, и партии придется искать нового лидера, который сможет поднять ее из руин, как это удалось сделать Ариэлю Шарону. Крайне важно при этом, что этот новый лидер своими же руками не разгромил Ликуд, как это сделал Ариэль Шарон в свой последний год во главе Государства Израиль. Партия Ликуд (и ее прародительницы — «Херут» и ГАХАЛ) на протяжении многих лет была одной из основных в израильской парламентской демократии, более полувека будучи либо правящей, либо ведущей силой оппозиции. Едва ли не впервые с 1955 года Ликуд может не занять второе место на всеобщих выборах, и сейчас главная задача Б. Нетаниягу избежать этого вполне возможного позора. Едва ли об этом думал экс-премьер-министр, планируя свое триумфальное возвращение в большую политику.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03585 sec