Военно-политическая обстановка в Ираке: февраль 2006 года

15 марта 2006
В.П. Юрченко

В феврале с.г. напряженность военно-политической обстановки в Ираке заметно возросла. Подрыв 22 февраля одной из шиитских святынь — «Золотой мечети» в г. Самарре — привел к повсеместному значительному усилению враждебности между арабами-суннитами и шиитами, способствовал общему росту насилия в стране.

Да и на всем протяжении минувшего месяца ситуация в Ираке в сфере безопасности оставалась очень сложной. Консультации между ведущими иракскими политическими силами по вопросу создания нового правительства страны успеха не имели. На фоне внутренних трудностей внешнеполитическая деятельность иракских властей не отличалась особой активностью.

В феврале 2006 года положение дел в сфере безопасности в Ираке заметно обострилось. Возросло количество терактов, вооруженных нападений и других насильственных действий (по оценке командования ВС США, до событий в Самарре — на 30%). Значительное число терактов было совершено террористами-смертниками.

После взрыва «Золотой мечети» по стране прокатилась волна массовых беспорядков, нападений на суннитские и шиитские мечети, убийств религиозных и политических деятелей, рядовых граждан из обеих общин, вооруженных столкновений между арабами-суннитами и шиитами.

Наиболее массовые протестные акции имели место в Багдаде, Самарре, Эн-Наджафе, Кербеле и Басре.

Ситуация усугублялась тем, что некоторые религиозно-политические организации и местные СМИ вели среди населения подстрекательскую работу, способствовавшую дальнейшему разжиганию конфликта. В то же время призывы многих ведущих религиозных и политических деятелей к сдержанности и прекращению насилия первоначально особого успеха не имели. Общее число погибших с 22 по 28 февраля составило, по официальным данным, свыше 379 человек, а раненых — 458 человек.

По информации же независимых источников, число пострадавших от различных актов насилия превысило 1300 человек. Всего в январе–феврале 2006 года в Ираке были убиты 1093 мирных жителя, 155 полицейских и 44 военнослужащих правительственной армии.

Иракские армия, силы безопасности и полиция были приведены в состояние повышенной готовности. Именно на них была возложена обязанность по восстановлению порядка и обеспечению безопасности. Однако они продемонстрировали в целом низкую выучку и слабую способность к выполнению поставленных задач.

Американские войска в происходившие события не вмешивались, но ряд частей был выведен из баз постоянной дислокации и находился в готовности к оказанию содействия иракским силовикам. В Багдаде и провинциях Дияла, Бабиль и Салах-эд-Дин власти временно ввели комендантский час.

В период беспорядков радикальный шиитский лидер М. ас-Садр отдал приказ боевикам своей «Армии Махди» взять под охрану все суннитские мечети в населенных преимущественно шиитами южных районах Ирака (до этого боевики ас-Садра совершали нападения на суннитов). Ас-Садр также призвал к совместной борьбе шиитов и суннитов против американской оккупации Ирака.

Президент США Дж. Буш провел 25 февраля телефонные переговоры с ведущими политическими деятелями Ирака, представляющими все религиозные и этнические общины страны. Он призвал иракских политиков «продолжать совместно работать над пресечением действий преступных элементов, пытающихся внести раскол в иракское общество», а также говорил о необходимости возобновления переговоров между шиитами, курдами и суннитами относительно формирования нового иракского правительства.

В целом в феврале наибольшую активность силы местной вооруженной оппозиции и иностранные боевики по-прежнему проявляли в Багдаде и его окрестностях (в том числе в особо охраняемой «зеленой зоне»), а также в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуб, Мосул, Байджи, Тикрит, Балад, Самарра, Туз-Хурмату, Эль-Микдадия, Эт-Тармия, Эль-Халис, Хит и ряде других мест.

Сохранялась высокая активность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Искандерия, Эль-Махмудия, Эль-Латифия, Эль-Юсефия и Сальмн-Пак.

Командование ВС США в Ираке считает район «треугольника» «оплотом повстанцев», и поэтому операции в этой местности считаются «фокусом кампании против иракских повстанцев». Более того, американские военные полагают, что, расположенный между суннитским Севером и шиитским Югом, данный регион может стать «воспламенителем» гражданской войны в Ираке.

В феврале вооруженные и террористические акции усилились на юге Ирака, хотя в целом здесь их интенсивность, как и прежде, была ниже, чем в центре, на севере и западе страны. Наиболее часто различного рода насильственные действия происходили в крупнейшем городе региона — Басре и его окрестностях, а также в городах (и прилегающих к ним районах): Эн-Наджаф, Хилла, Кербела, Эд-Дивания, Эль-Кут, Эн-Насирия, Эль-Курна, Амара, Эн-Наджаф и некоторых других местах.

В Иракском Курдистане в прошедшем месяце в целом сохранялась стабильная обстановка.

В феврале продолжались систематические нападения и диверсии на различных объектах нефтяной отрасли, главным образом на нефтепроводах в центральной и северной частях страны. В 2005 году объекты нефтяной инфраструктуры подвергались нападениям 186 раз. При этом погибли 47 специалистов отрасли и свыше 100 охранников. Также частым нападениям продолжают подвергаться объекты газо-, электро- и водоснабжения.

Напряженная ситуация сохраняется на многих иракских автодорогах, где продолжаются регулярные вооруженные нападения на транспортные конвои, гибнет значительное число водителей, в том числе иностранцев.

В то же время власти испытывают острую нехватку сил и средств для организации надежной защиты объектов нефтяной, электроэнергетической, водной и транспортной инфраструктуры.

Вооруженные нападения и теракты по-прежнему в большом количестве совершались в отношении чиновников (в том числе высокопоставленных) различных государственных структур, военнослужащих правительственной армии, полицейских, иракских граждан, сотрудничающих с иностранными (американскими) войсками.

В минувшем месяце (как и прежде) было совершено большое число похищений людей и захватов в заложники, в том числе граждан иностранных государств, работающих в Ираке.

По оценке аналитиков Международной группы по предотвращению кризисов (МГПК), вооруженное сопротивление в Ираке в настоящее время в основном представлено четырьмя крупными и хорошо организованными группами (тремя иракскими и одной международной), имеющими современные средства связи и централизованное управление. Это — «Ансар ас-Сунна», «Исламская армия Ирака», «Исламский фронт иракского сопротивления» и иракский филиал «Аль-Каиды» во главе с А.М. аз-Заркауи.

Наиболее экстремистской из них специалисты МГПК считают организацию «Ансар ас-Сунна», которая по уровню применяемого насилия оставляет позади даже иракское подразделение «Аль-Каиды», хотя группировка аз-Заркауи наиболее известна, а также очень хорошо структурирована. Однако организацию иностранных террористов не стоит «ни раздувать до размеров Левиафана, ни игнорировать как мираж». «Исламская армия Ирака» является скорее националистической, чем радикально исламистской группировкой, а «Исламский фронт иракского сопротивления», по мнению аналитиков, представляет собой не более чем «орган пиара» для разрозненных отрядов сопротивления.

Здесь же отметим, что силы местного сопротивления и зарубежные боевики отводят очень важное место ведению информационной войны. По признанию главы Пентагона Д. Рамсфельда, «противник умело приспособился к ведению войны в современном информационном мире, но мы в своем большинстве — наше правительство, СМИ или наше общество в целом — этого не сделали». Так, партизаны и боевики создали специальные «комитеты по связям со СМИ» и достаточно успешно манипулируют общественным мнением.

Основными целями борьбы иракской вооруженной оппозиции и иностранных боевиков на современном этапе являются (оценка специалистов США):

срыв политического процесса в стране;

разжигание крупного конфликта («насилия») между различными религиозными и этническими общинами Ирака;

срыв процесса формирования правительственных сил безопасности, всемерная дискредитация новой иракской армии и полиции;

расширение поддержки своих действий со стороны местного населения;

внесение раскола в ряды международной коалиции;

вынесение конфликта за пределы Ирака.

Статистика говорит, что с августа 2005 года по январь 2006 года 83% всех вооруженных нападений, терактов и других насильственных действий было совершено в четырех из 18 иракских провинций, где проживает 42% населения страны. Это: Анбар, Багдад, Салах-эд-Дин и Найнава. В 12 провинциях, где проживают 50% иракцев, было совершено лишь 16% насильственных действий, а в двух курдских провинциях Дахук и Сулеймания (8% населения) — 1%.

Американское командование и правительство Ирака прилагают усилия по расколу суннитского повстанческого движения и разжиганию вражды между местной вооруженной оппозицией и иностранными боевиками и террористами. С этой целью продолжаются контакты представителей командования ВС США с руководителями суннитского сопротивления.

Они проходят как непосредственно в западных районах Ирака, так и на территории Ливана и ОАЭ. Американцы заявляют, что ведение диалога в значительной степени затруднено из-за отсутствия у повстанцев единой структуры руководства, а каждая группировка говорит только от своего имени.

В феврале, по сообщениям СМИ, в западной провинции Анбар было достигнуто соглашение между частью местных племен и багдадскими властями о сотрудничестве в сфере безопасности. Оно, в частности, предусматривает рекрутирование в состав официальных сил безопасности 8 тыс. выходцев из племен (3 тыс. чел. — в провинциальную полицию и 5 тыс. чел. в состав 5-й и 7-й армейских дивизий).

До конца текущего года численность местных отрядов так называемых защитников пустыни намечено довести до 1,5 тыс. человек. Со своей стороны, американское командование и иракские власти освободят из мест заключения выходцев из провинции Анбар, которые не были причастны к актам насилия.

Командование ВС США считает, что активное привлечение местных жителей в полицию и армию будет способствовать укреплению безопасности в самой беспокойной иракской провинции, а также позволит более успешно противодействовать иностранным террористам.

Вместе с тем далеко не все племена согласны оказывать прямое содействие американским войскам и багдадскому правительству. На вождей племен оказывается сильное давление со стороны суннитской вооруженной оппозиции. Одновременно отмечается активное создание арабами-суннитами собственных вооруженных формирований для противостояния шиитским и курдским силам. Они комплектуются в основном за счет местных исламистов и националистов, в том числе сторонников партии Баас и С. Хусейна.

В целом, наличие в Ираке большого количества не подчиненных властям вооруженных формирований служит одним из основных факторов, дестабилизирующих обстановку в стране, стимулирующих раскол иракского государства и способствующих развязыванию в Ираке гражданской войны.

Как уже неоднократно говорилось, одним из наиболее опасных, эффективных и широко применяемых иракскими партизанами и иностранными боевиками видов оружия являются различного вида самодельные взрывные устройства (СВУ, «домашние» бомбы). Они, как правило, изготовляются непосредственно в Ираке в небольших подпольных мастерских. Если в 2004 году СВУ были использованы 5067 раз, то в 2005 году — 10579 раз. Именно самодельные фугасы служат главной причиной гибели американских военнослужащих на иракской земле.

О степени опасности, исходящей от «домашних» бомб, свидетельствует тот факт, что в 2006 году МО США намерено израсходовать на программу борьбы с ними 3,5 млрд долларов. В штате Калифорния строится специальная лаборатория, в которой будут испытываться новейшие образцы саперной техники. Также планируется улучшить работу инженерной разведки, направить в Ирак новейшие устройства, создающие помехи в случае дистанционного подрыва СВУ. Улучшится специальная противоминная подготовка американских военнослужащих.

В целом же, главная опасность для страны исходит не от действий партизан и иностранных боевиков, а от усиливающегося противоборства между арабами-суннитами и шиитами. Да, мощный эмоциональный всплеск в обеих общинах и сопровождавшие его массовые протестные выступления и волна насилия постепенно ослабевают.

Тем не менее последние события, вне всякого сомнения, серьезно углубили и расширили трещину между иракскими суннитами и шиитами, причем не только на уровне религиозных и политических элит, но и между рядовыми представителями двух общин. Преодолеть раскол и усилившуюся враждебность будет крайне сложно и трудно. Для этого потребуется длительное время, а главное — наличие обоюдного желания и терпения с тем, чтобы достичь постепенного примирения. И здесь, к сожалению, пока не видно серьезных оснований для оптимистического прогноза развития ситуации.

Продолжается рост численности иракских правительственных силовых структур (вооруженных сил и МВД). По состоянию на 1 марта 2006 года, их общая численность достигла 232 тыс. человек (вооруженные силы — 107 тыс. чел, полиция и силы МВД — 125 тыс. чел.). К середине 2006 года численность иракских вооруженных сил планируется довести до 131 тыс. человек.

С октября 2005 года по январь 2006 года национальная армия получила 77 танков Т-72, 36 БМП-1, 22 турецких БТР «Отокар», 267 американских бронированных автомобилей М1114 и М1171 «Хамвей» (к середине 2006 г. должны быть получены 1563 автомашины этих типов), около 4700 пулеметов, до 9 тыс. автоматов Калашникова, 1800 пистолетов, 15 тыс. бронежилетов и 9 тыс. кевларовых касок.

Министерство обороны Ирака считает приобретение на данном этапе российских образцов вооружения временной мерой, так как сейчас оно не располагает необходимым временем для переучивания личного состава на западные образцы техники, но в будущем предполагается перейти только на западное вооружение.

Для обучения новобранцев создана специальная учебная бригада, состоящая из трех батальонов (учебных баз). Два из них находятся в районе Киркука, один — в Эн-Нуумание. Срок общей первоначальной подготовки новобранцев составляет пять недель. Затем обучение продолжается по конкретной воинской специальности (от трех до семи недель): пехотинец, танкист, связист, водитель, ремонтник, военный полицейский, штабной работник и др.

Сержантский состав готовят в трех специальных учебных центрах.

Срок обучения младших офицеров в военном колледже составляет 52 недели. В январе 2006 года состоялся выпуск первой группы из 73 человек.

На сегодняшний день в иракской армии не осталось ни одного батальона, способного выполнять боевые задачи самостоятельно, без американской поддержки. В то же время число батальонов, которые в состоянии действовать с помощью ВС США, увеличилось с сентября 2005 года по февраль 2006 года с 35 до 53, однако 45 батальонов вообще не способны решать боевые задачи.

Иракские ВВС (500 чел.) располагают четырьмя военно-воздушными базами: Басра, Киркук, Таджи и Мутанна. На их вооружении состоят 10 легких самолетов-разведчиков, 3 военно-транспортных самолета С-130 и 9 вертолетов, в том числе 5 учебных. В ближайшее время должна поступить партия вертолетов Ми-17. Подготовку проходят 70 человек, из которых 25 — летчики. Основной задачей ВВС остается патрулирование нефтяных объектов, а также перевозка людей и грузов.

Иракские ВМС насчитывают 800 человек и организационно состоят из штаба, двух дивизионов катеров, шести взводов морской пехоты и тылового подразделения. На вооружении имеются пять патрульных катеров и 34 моторные лодки. С декабря 2005 года иракские морские пехотинцы взяли под охрану два нефтяных терминала в Персидском заливе.

Крайне слабым остается тыловое обеспечение вооруженных сил. Так, иракские части, дислоцированные в провинции Анбар, почти полностью находятся на довольствии американских тыловых структур, в том числе в вопросах обеспечения продовольствием и горючим. Даже обмундирование они получают со складов армии США.

Полиция и другие структуры МВД Ирака с октября 2005 года по январь 2006 года получили 800 пулеметов, 10 тыс. автоматов Калашникова, 16 тыс. пистолетов, 4 тыс. бронежилетов и 700 кевларовых касок.

В составе МВД созданы так называемые батальоны стратегической инфраструктуры (Strategic Infrastructure Battalions), предназначенные для охраны нефтепроводов. В их составе насчитывается около 3,5 тыс. человек.

Наиболее подготовленными в структуре МВД остаются специальные полицейские батальоны «коммандос», насчитывающие около 9 тыс. человек. К 2007 году их численность планируется довести до 11,8 тыс. человек.

Всего до конца 2006 года командование ВС США предполагает обучить и ввести в строй свыше 130 тыс. иракских полицейских. Это один из элементов американской стратегии по постепенной передаче ответственности за обеспечение безопасности в стране непосредственно иракцам. Численность иностранных инструкторов и преподавателей (в основном американцев), занимающихся обучением местной полиции, доведена до 3000 человек.

Министр внутренних дел Ирака Б. Джабер обвиняется в создании так называемых эскадронов смерти, которые незаконно задерживают, пытают и убивают людей, главным образом суннитов. Комплектуются эти «эскадроны» преимущественно сторонниками шиитского Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ).

В целом, иракские вооруженные силы и полиция все еще далеки от уровня, позволяющего им эффективно и самостоятельно выполнять задачи по поддержанию безопасности и охране порядка в стране. Командование ВС США в Ираке считает, что только через два года иракская армия и силы безопасности будут боеспособны на 80%, что позволит вывести из страны иностранные войска.

По состоянию на 1 марта 2006 года, группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывала около 136 тыс. человек.

Потери личного состава американских вооруженных сил в Ираке в феврале 2006 года составили убитыми 56 и ранеными около 300 человек. Таким образом, общие потери ВС США со времени начала иракской кампании в марте 2003 года составили, по уточненным данным, убитыми 2354 и ранеными около 17000 человек.

Кроме того, с марта 2003 года по январь 2006 года войска США в Ираке потеряли 20 танков М1 «Абрамс», 50 БМП «Брэдли», 20 бронемашин «Страйкер», 20 БТР М113, 250 бронированных автомашин «Хамвей» и около 500 разведывательных машин «Фокс». Большая часть этой техники была уничтожена самодельными взрывными устройствами.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в феврале убитыми два и ранеными три человека (все из британского контингента).

Пентагон не планирует создавать на иракской территории постоянные военные базы, а также не предполагает держать в этой стране «в долгосрочной перспективе» крупную группировку войск.

Для обеспечения безопасности автотранспортных конвоев и баз дислокации американских войск, а также обеспечения боевых операций в городских условиях ВВС США в Ираке активно используют миниатюрные беспилотные летательные аппараты.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) существенно изменилась и составляла на 1 марта 2006 года около 21 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,5 тыс. чел.), Южная Корея (3,2 тыс. чел.) и Италия (ок. 2,9 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Великобритания намерена к концу 2006 года сократить численность своих войск в Ираке на 2000 человек. Первые 500 военнослужащих вернутся на родину в мае. Британское командование считает, что «добилось в своей зоне ответственности на юге страны всего задуманного», а «дальнейшее массированное военное присутствие в Ираке способно сыграть лишь контрпродуктивную роль». Вместе с тем, по утверждению официального Лондона, речь не идет о полном выводе военного контингента из Ирака.

Серьезная конфликтная ситуация сложилась в Басре. Руководство этой провинции объявило о прекращении любых контактов с представителями британского контингента и приостановке совместного патрулирования городов с иностранными военнослужащими. Это заявление было сделано после публикации видеозаписи, на которой изображены английские военные, избивающие местных жителей. Представители властей провинции подчеркнули, что бойкот иностранных войск продолжится до тех пор, пока пострадавшим не будут принесены официальные извинения и выплачена денежная компенсация.

По данным МО Великобритании, 1,5% солдат и офицеров, отслуживших в Ираке, возвращаются домой с серьезными психическими расстройствами.

Япония намерена до конца мая вывести свой военный контингент из Ирака. Однако транспортное подразделение японских ВВС, дислоцированное в Кувейте и предназначенное для обеспечения действий ВС США и их союзников, продолжит свою службу в регионе.

Премьер-министр Италии С. Берлускони подтвердил, что итальянский воинский контингент покинет Ирак до конца текущего года. При содействии итальянских военных было подготовлено около 10 тыс. иракских военнослужащих и полицейских.

Болгария вновь отправит в Ирак своих военнослужащих: в марте туда прибудут 155 болгарских солдат и офицеров, которые будут охранять лагерь беженцев, но не станут принимать участие в боевых операциях.

В целом, положение дел в Ираке в сфере безопасности в феврале 2006 года заметно осложнилось.

Внутриполитическая ситуация в Ираке в феврале 2006 года оставалась очень трудной. Причем очень сильно ее осложнили уже упоминавшиеся события в Самарре.

Суннитский «Иракский фронт согласия» заявил о прекращении своего участия в переговорах с шиитскими и курдскими представителями по вопросу о формировании нового правительства страны до тех пор, пока нынешние власти не извинятся за нападения на суннитские мечети, а премьер-министр И. аль-Джаафари не даст твердого заверения о взятии под надежную охрану всех религиозных объектов.

25 февраля в Багдаде прошла встреча духовных лидеров суннитской и шиитской общин, на которой было принято решение о создании общенационального религиозно-политического органа с задачей оперативного реагирования на попытки экстремистских сил провоцировать в стране межрелигиозную рознь.

Президент США Дж. Буш провел 25 февраля телефонные переговоры с ведущими политическими деятелями Ирака, представляющими все религиозные и этнические общины страны. Он призвал иракских политиков «продолжать совместно работать над пресечением действий преступных элементов, пытающихся внести раскол в иракское общество», а также говорил о необходимости возобновления переговоров между шиитами, курдами и суннитами относительно формирования нового иракского правительства.

К концу февраля мощный эмоциональный всплеск в шиитской и суннитской общинах, вызванный подрывом в Самарре шиитской мечети и сопровождавшийся массовыми протестными выступлениями и волной насилия, заметно пошел на убыль, но, тем не менее, обстановка в стране все еще далека от стабильной.

Шиитский «Объединенный иракский альянс», получивший по итогам парламентских выборов наибольшее число мест в Национальной ассамблее (128 из 275), выдвинул на пост главы правительства кандидатуру нынешнего премьер-министра Ибрагима аль-Джаафари. Причем это произошло благодаря поддержке сторонников шиитского радикального имама Моктады ас-Садра. В то же время ведущие курдские и суннитские политики, а также блок во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи выступают против того, чтобы аль-Джаафари вновь был назначен на этот пост, считая, что он неэффективно руководит работой кабинета министров. Сунниты также настаивают на выделении им одного из постов — министра обороны или министра внутренних дел, с чем шииты категорически не согласны.

Существующие серьезные разногласия между ведущими политическими группировками по составу нового правительства Ирака затягивают его формирование, что самым негативным образом отражается на общей ситуации в стране.

Между тем, по признанию вашингтонской администрации, непотизм, коррупция и «этническая лояльность» серьезно мешают нормальной работе нынешнего иракского правительства. Причем все эти негативные явления имеют отчетливую тенденцию к усилению.

Повышенную активность проявляет в последнее время имам М. ас-Садр, который становится одной из ведущих фигур на иракской политической сцене. Он не скрывает своих политических амбиций, постоянно позиционирует себя в качестве общенационального политика, выступающего за национальное согласие, примирение между шиитами и суннитами. Кроме того, ас-Садр последовательно выступает за скорейший вывод из страны иностранных войск. Его поддерживают обездоленные слои шиитского населения. В распоряжении ас-Садра находятся многочисленные и преданные своему вождю вооруженные формирования «Армии Махди» (оценочно, до 20 тыс. чел.). Вместе с тем в районах, где преобладает влияние сторонников радикального имама, устанавливаются порядки, основанные на самых жестких требованиях шариата, идет процесс повсеместной и во многом насильственной исламизации общественной и повседневной жизни населения.

Значительные трудности испытывает экономика и социальная сфера Ирака. Растет внешний долг страны. И хотя в феврале впервые за много месяцев произошел рост добычи нефти с 1,1 млн баррелей в сутки в январе до 1,42 млн баррелей в феврале, нефтяная отрасль работает на пределе своих возможностей, ее инфраструктура сильно изношена, требует модернизации и обновления практически всего оборудования. А ведь экспорт нефти на сегодняшний день дает до 90% всех доходов государственного бюджета.

Опасаясь массовых протестных выступлений населения, правительство заявило, что не намерено в ближайшее время повышать внутренние цены на нефтепродукты, хотя эксперты МВФ настаивают на этом.

В плачевном состоянии находится система водоснабжения, которая нарушена на 65%. Так, в Багдаде она обеспечивает потребности многомиллионного города лишь на 40%, в результате чего вода подается населению лишь на несколько часов в сутки. Аналогичная картина наблюдается и во многих других районах страны.

Говоря о положении дел в современном Ираке, следует подчеркнуть, что после свержения саддамовского режима в иракском обществе происходит глубокий и многоплановый раскол по этническим, межконфессиональным и племенным линиям. Это усиливает нестабильность в стране в целом, но особенно в районах смешанного проживания представителей разных религиозных конфессий и национальностей. Ситуация усугубляется различного рода откровенно провокационными действиями деструктивных сил, что сопровождается общим ростом насилия. В итоге Ирак как единое государство оказался на грани раскола и гражданской войны.

В феврале 2006 года на фоне усиливающихся внутренних трудностей внешнеполитическая деятельность нынешнего иракского правительства не отличалась высокой активностью.

Все большие политические затруднения испытывают в Ираке Соединенные Штаты. Вашингтонской администрации не удается в нужной степени воздействовать на иракских политиков с тем, чтобы они достигли компромиссных решений по составу нового правительства страны. Вашингтон даже угрожает лишить своей поддержки тех из них, кто не будет противодействовать этому процессу. Посол США в Ираке З. Халилзад открыто потребовал, чтобы ключевые посты министров обороны и внутренних дел занимали «люди, стоящие над конфессиями, приемлемые для широких масс и не связанные с вооруженными формированиями». В ответ И. аль-Джаафари заявил, что «иракский народ выберет такое правительство, которое сочтет нужным».

Вместе с тем не следует преувеличивать имеющиеся американо-иракские разногласия. Ирак на данном этапе находится в очень сильной зависимости от США в вопросах восстановления экономики и формирования силовых структур, а присутствие американских войск в стране остается главным фактором, удерживающим Ирак от скатывания в пучину гражданской войны. Все эти обстоятельства и в дальнейшем будут сдерживать иракских политиков. Что касается Соединенных Штатов, то у них, по признанию президента Дж. Буша, нет иного выхода, кроме «успешного завершения начатой миссии» в Ираке.

Не обошел Ирак и международный скандал, связанный с публикацией в печати Дании и других стран Западной Европы карикатур на пророка Мухаммеда. В стране прошли демонстрации протеста, а министерство транспорта разорвало все контракты с датскими фирмами.

Активную внешнеполитическую деятельность продолжал развивать в феврале М. ас-Садр. Он посетил с визитами Сирию и Иорданию. Во время встречи с президентом САР Б. Асадом имам ас-Садр выразил солидарность с Сирией и заявил о необходимости продолжения диалога между двумя странами. В Дамаске шиитский имам также встречался с руководителями радикальных палестинских организаций.

Отметим успешное развитие торговых отношений между Ираком и Сирией. Так, объем экспорта товаров только сирийского частного сектора в Ирак в 2005 году (продукты питания и сельского хозяйства, одежда, кухонные принадлежности, моющие средства и др.) составил около 800 млн долларов. Ожидается, что в нынешнем году он достигнет 1,5 млрд долларов.

В Аммане ас-Садр был принят королем Абдаллой II. Находясь в Иордании, шиитский лидер заявил, что вопрос о выводе с территории страны иностранных войск станет одним из главных в деятельности нового правительства Ирака. Визит ас-Садра в Ливан был прерван из-за событий в Самарре. Отметим, что в январе имам после совершения хаджа в Мекку имел встречу с королем Саудовской Аравии Абдаллой, а затем посетил Тегеран, где провел переговоры с иранским руководством.

Двойственную политику в Ираке проводит Иран. С одной стороны, Тегеран установил в целом хорошие отношения с нынешним преимущественно шиитским правительством в Багдаде, а с другой — активно взаимодействует с различными иракскими радикальными силами, оказывает им помощь в подготовке боевиков и поставками оружия. Все это вызывает серьезную обеспокоенность в Вашингтоне.

В то же время Багдад отклонил призыв Тегерана вывести из Ирака британские войска, назвав это «вмешательством во внутренние дела страны».

В конце февраля премьер-министр И. аль-Джаафари посетил Анкару, где обсудил с турецким руководством вопросы, связанные с эскалацией напряженности в Ираке.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в феврале 2006 года отличалась общим осложнением положения дел в стране и заметным повышением напряженности. Последние события отчетливо показывают всю сложность обстановки в Ираке, демонстрируют глубину противоречий между основными политико-религиозными силами страны. Причем нельзя исключать дальнейшего обострения иракской ситуации вплоть до выхода ее из-под контроля.

По оценке руководителя разведслужб США Дж. Негропонте, «суннитские радикалы будут продолжать атаки на коалиционные силы в Ираке независимо от позитивного политического процесса в стране (если таковой обозначится. – Авт.). Стремление курдов и шиитов оберегать свои региональные автономии также может затруднить поиск компромисса (уже затрудняет, причем очень существенно. – Авт.). Наконец, отсутствие должной безопасности оказывает негативное воздействие на развитие экономики».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03953 sec