Ситуация в Иране: февраль-2006

15 марта 2006
А.М. Вартанян

Февраль 2006 года оказался для Ирана насыщен внутриполитическими событиями. Важнейший из них — дальнейшая эскалация напряженности вокруг иранской ядерной программы, спровоцированная январским решением Тегерана возобновить работы по обогащению урана на объекте в г. Натанзе.

В феврале с.г. ядерное досье Ирана сделало новый шаг навстречу «красной черте», за которой заканчивается собственно переговорный процесс и начинают действовать иные механизмы давления — от экономических санкций до силовых методов. Созванная в первой декаде февраля чрезвычайная сессия Совета управляющих МАГАТЭ впервые, пожалуй, продемонстрировала всю серьезность намерений Тегерана идти «до победного конца» в отстаивании национальных задач в области атомной энергетики.

Итоговая резолюция заседания содержала один существенный нюанс — она предписывала гендиректору МАГАТЭ «проинформировать» о развитии ситуации вокруг Ирана Совет Безопасности ООН. Таким образом, был создан прецедент вовлечения этого органа в дискуссию по Ирану. Кроме того, в резолюции выражалась «серьезная озабоченность» в связи с иранской ядерной программой и делался вывод о том, что на данном этапе именно Иран «должен предпринять активные меры по укреплению доверия».

Резолюция предписывала иранской стороне вернуться к ситуации до августа 2005 года, а именно — приостановить полностью все виды работ, включая научно-исследовательские, на всех объектах, относящихся к обогатительной и перерабатывающей деятельности, пересмотреть решение о сооружении реактора на тяжелой воде (имеется в виду объект в Араке), полностью выполнять положения Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ.

Другой животрепещущей темой внутриполитической жизни Ирана стало деятельное участие Тегерана в так называемом карикатурном скандале. Политическое руководство Ирана умело воспользовалось разгоревшимся скандалом в своих интересах. Главной мишенью иранской критики по поводу оскорбительных карикатур стала собственно Дания.

С 7 февраля Тегеран в одностороннем порядке объявил о прекращении торговых отношений с Копенгагеном и наложил эмбарго на датскую продукцию. Об этом официально заявил министр торговли Ирана М. Мир-Каземи, который вдобавок прошелся критикой по датскому правительству за «проявленное безразличие». Он пояснил, что в практическую плоскость санкции против Копенгагена вступят через три месяца, которые даются иранским импортерам, в том числе государственным компаниям, на то, чтобы подобрать товары-заменители датской продукции (это правило распространяется и на медицинскую продукцию).

По истечении трех месяцев эмбарго на датскую продукцию вступит в юридическую силу. Кроме того, отныне («до последующего оповещения») запрещены все торговые контакты, визиты и переговоры с датской стороной, приостановлено выполнение контрактов, содержание которых будет пересмотрено.

Принято решение о пересмотре (в сторону значительного повышения) налоговых и портовых сборов с датских судов. Все эти решения были поддержаны в Иране многими государственными и частными компаниями, включая руководство Торгово-промышленной палаты.

Помимо исключительно политических мер воздействия, не обошлось без силовых демаршей. Их конкретное проявление — организация беспорядков у посольств Дании и Австрии (как ныне председательствующей в Евросоюзе), причем явно с подачи государственных властей. В силовых акциях принимали участие члены народного ополчения «Басидж», которое было одной из опорных структур поддержки М. Ахмадинежада в период президентской кампании в Иране. Здания обоих посольств забрасывались камнями и бутылками с зажигательной смесью, были совершены попытки проникновения в них.

Ситуация нормализовалась только после вмешательства сил местной полиции. Как сообщают СМИ, представители многих европейских частных компаний предпочитают уезжать из Ирана. В первую очередь, это касается граждан Дании.

Протест иранских властей и радикально настроенного студенчества был поддержан в иранских СМИ. Что удивительно, редакция считающейся некогда умеренно-реформаторской газеты «Хамшахри» (издается под патронажем столичной мэрии), реагируя на оскорбительные карикатуры, решила предпринять ответный ход в аналогичном ключе: она объявила о предстоящем международном конкурсе карикатур, посвященных Холокосту.

По словам графического редактора газеты Ф. Мортазави, эта акция станет ответом на утверждения европейцев о «свободе самовыражения». Предполагается, что по итогам конкурса денежное вознаграждение получат 12 лучших — по числу 12-ти карикатур на пророка Мухаммеда.

Наиболее «горячим» треком региональной политики Тегерана в феврале продолжал оставаться Ирак. Иранское руководство продолжило усилия по укреплению безопасности в приграничных с Ираком районах. Однако на этом участке в отчетный период ситуация была неспокойной. В конце февраля в западной провинции Хузестан прошла очередная серия терактов. Двое из их организаторов были впоследствии схвачены и повешены.

Иран обвиняет во всем Запад, в частности, грешит на американскую и британскую агентуру. В Тегеране считают, что с подачи «некоторых внешних сил» прилагаются усилия по дестабилизации внутриполитической обстановки в самом Иране путем разжигания в приграничной зоне противоречий между шиитами и суннитами.

Кроме того, власти в Тегеране крайне озабочены недавним нагнетанием ситуации внутри Ирака в связи с терактами в шиитских мечетях этой страны. Иранское руководство высказало предположение, что эти шаги предпринимались намеренно с целью посеять рознь между суннитами и шиитами не только в самом Ираке, но и на региональном уровне. Окончательная направленность этих действий, считают в Тегеране, — ослабление региональных позиций Ирана через разжигание шиитско-суннитских противоречий.

Реальную озабоченность Тегерана подтвердили представители иранской правящей элиты и высшего духовенства, выступившие с призывами об обеспечении суннитско-шиитского единства как внутри Ирака, так и в регионе перед лицом внешней угрозы. В частности, спикер парламента ИРИ Г.А. Хаддад-Адель напрямую обвинил «оккупантов» в стремлении разобщить суннитов и шиитов в Ираке. Он заявил, что теракты в шиитских мечетях Ирака «не заставят мусульман разлюбить своих имамов», и подчеркнул, что мотивация исполнителей данных терактов предельно ясна — отвлечь внимание от фактического провала оккупационной политики в Ираке и дестабилизировать обстановку не только внутри страны, но и в соседних регионах.

На поддержку шиитско-суннитской сплоченности была направлена организованная с подачи иранских властей демонстрация тегеранского студенчества. Кроме того, политические комментарии и аналитические материалы в иранских СМИ направлены на сглаживание возможного конфликта: они акцентируют внимание на том, что суннитские клерикальные лидеры также весьма встревожены взрывами в шиитских мечетях.

Этот важный факт, надеются в Тегеране, позволит избежать разрыва между руководством суннитской и шиитской общин, и в частности, не испортит их взаимоотношений в структурах законодательной и исполнительной власти.

Центральным аспектом внутриполитической стратегии иранского руководства в феврале стало активное раскручивание процесса децентрализации власти посредством укрепления полномочий института губернаторов. Об этом свидетельствует плотный и даже перенасыщенный график поездок президента М. Ахмадинежада по различным регионам и провинциям с целью «непосредственного общения с простым населением», «ознакомления с его нуждами и проблемами».

О серьезности намерений президентской команды трансформировать существующую административно-чиновничью систему говорит цепочка практических шагов, осуществленных в отчетный месяц. В их числе — организация и проведение заседаний кабинета министров в иранских провинциях (где в этот момент находился с визитом президент). Это делалось намеренно, чтобы обратить внимание общественности и СМИ на проблемы и нужды данной конкретной провинции, которая на несколько дней неизбежно становилась главным центром внимания.

Примечательно и то, что на такого рода заседания наряду с федеральными министрами было допущено и местное руководство — губернатор провинции, его заместители.

Кроме того, в феврале правительство окончательно подготовило и передало в парламент законопроект бюджета на новый 1385 иранский год (стартует 21 марта 2006 г.) В нем предусмотрены существенные привилегии для провинциальных бюджетов (на 20–30%). Также предлагается принципиальное новшество: закрепить за провинциями право перераспределения средств, получаемых от нефтяных доходов. Другая идея, созвучная с вышесказанной, — направление нефтяных доходов из провинций-доноров в дотационные регионы, минуя центр.

Таким образом, в отчетный период главные внутриполитические и внешнеполитические события в Иране оказались завязаны на ядерных устремлениях Тегерана и его региональных амбициях. Вся общественно-политическая жизнь страны была сосредоточена вокруг этих двух важнейших внешнеполитических задач руководства страны. Проблемы социально-экономического реформирования при этом отошли на второй план.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02965 sec