Последние тенденции в ирано-афганских отношениях

11 марта 2006
С.Н. Кузнецов

Афганистан традиционно представляет большой интерес для Ирана, в том числе с учетом этноконфессиональной и географической близости двух стран. По представлению Тегерана, в настоящее время с афганской территории исходят две основные угрозы его национальным интересам: иностранное (прежде всего американское) военное присутствие и наркотрафик. Как считает Тегеран, содействие становлению государственных институтов, урегулирование внутренней обстановки, борьба с исходящей из Афганистана наркоугрозой будут способствовать развитию политических связей, активизации развития двусторонних экономических связей и регионального сотрудничества.

Иран проводит активную политику по закреплению своих позиций в Афганистане как по государственной линии, так и через близких ему полевых командиров и вождей племен, особенно в западных районах ИРА, а также посредством оказания экономической помощи. Подсчеты результатов прошедших 18 сентября 2005 года в Афганистане парламентских выборов показывают, что усилия Тегерана (по некоторым сведениям, активно поддержавшего избирательную кампанию шиитов) не прошли бесследно: сторонникам М. Мохаккека (лидер шиитской хазарейской общины, проживающей в Афганистане) удалось провести в парламент достаточное число своих депутатов.

Афганистан считает Иран ярким представителем традиционного исламского государства, одним из важных партнеров в своей внешней политике.

Значительной интенсивностью отличается афгано-иранский политический диалог, подкрепляющийся активным развитием двусторонних торгово-экономических связей.

К достижениям двустороннего сотрудничества следует отнести визит в Иран в январе 2005 года высокопоставленной афганской делегации во главе с Х. Карзаем, по итогам которого были подписаны три соглашения:

— об открытии дороги Догарун–Герат (протяженность 122 км, стоимость 60 млн долл.);

— об энергоснабжении афганских городов из Ирана (строительство ЛЭП Тейабад–Герат стоимостью 2,3 млн долл., и Торбат-е Джам–Герат стоимостью 14 млн долл.);

— о создании и оснащении иранской стороной 25 полицейских погранпостов вдоль афгано-иранской границы (общая стоимость 1,9 млн долл.).

В ходе визита была рассмотрена возможность установления железнодорожного сообщения между городами Хаф (Иран) и Герат (Афганистан). Тегеран выразил свою готовность профинансировать этот проект.

Двусторонний политико-экономический диалог продолжили визиты в марте 2005 года первой леди Ирана З. Садеки (жены М. Хатами), министра внутренних дел Ирана А. Мусави-Лари в Кабул, а также министра финансов Исламской Республики Афганистан А. Ахади — в Тегеран. В июле 2005 года в Афганистане побывал первый заместитель министра иностранных дел Исламской Республики Иран М. Аминзаде.

В ходе заседания 60-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН прошла встреча министров иностранных дел Ирана и Афганистана. Говоря об отношениях Кабула и Тегерана, глава МИДа Афганистана А. Абдулла отметил, что они были и остаются на высоком уровне, причиной чего служат благие намерения и действия сторон, а также давний интерес двух наций друг к другу. А. Абдулла подчеркнул, что помощь иранцев в восстановлении Афганистана имеет большое значение для народа и правительства страны, и поблагодарил Иран за гостеприимство по отношению к афганским беженцам. Глава МИДа ИРИ в свою очередь указал на необходимость рассмотрения вопросов сотрудничества двух стран и путей ускорения реализации совместных проектов.

В последнее время для взаимоотношений Кабула и Тегерана все больше характерно влияние американской политики в Афганистане и регионе в целом. Так, отмена в последний момент визита Х. Карзая на инаугурацию новоизбранного президента Исламской Республики Иран была непосредственно связана с ухудшением отношений между Вашингтоном и Тегераном на почве ядерной программы Ирана (в декабре 2004 года на инаугурации самого Х. Карзая от Ирана присутствовал министр К. Харрази). Американцы фактически сорвали заключение договора об афгано-иранском сотрудничестве в области безопасности.

Основными направлениями финансовой помощи Ирана Афганистану являются:

— экономика (строительство дорог, мостов, энергетических объектов, помощь в сельскохозяйственной, здравоохранительной, коммуникационной и других областях);

— культура (повышение уровня образования, создание библиотек и типографий, проведение научных семинаров, выставок и др.);

— политика и обеспечение безопасности (курсы подготовки афганских дипломатов, учреждение полицейских погранпостов, участие в борьбе с наркотрафиком, восстановлении афганской армии).

Тегеран прилагает серьезные усилия для укрепления сотрудничества с Кабулом на антинаркотическом направлении. К настоящему времени Иран уже потратил 1 млрд долларов на укрепление соответствующих участков общей границы с Афганистаном и ежегодно расходует более 800 млн долларов на ограничение наркоторговли.

Иранские власти готовы создать дополнительно 20 пограничных блокпостов на территории Афганистана, оказать Кабулу финансовое и техническое содействие по ограничению производства и оборота наркотиков на территории Афганистана, а также в решении вопросов репатриации под эгидой ООН афганских беженцев.

Показателями развития ирано-афганских торговых отношений служат увеличение иранского экспорта (за последние несколько лет с 10–20 до 350 млн долл.). На этом фоне афганский экспорт в Иран остается незначительным, однако возможность прохождения немалой части афганского экспорта через иранские порты стимулирует экспортную активность Афганистана. В настоящее время между двумя странами прорабатываются вопросы создания ирано-афганской Межгосударственной промышленной комиссии по экономическим вопросам, о налаживании кооперации в транспортной сфере в многосторонних форматах с участием Таджикистана и Узбекистана.

Уже подписано четырехстороннее соглашение между Ираном, Афганистаном, Таджикистаном и Узбекистаном о развитии транспортного сообщения, которое должно связать регион Центральной Азии с государствами Персидского залива.

В списке из 35 стран, инвестирующих средства в афганскую экономику, Иран занимает 4-е место. В частности, на международной конференции доноров в Токио в 2002 году Тегеран заявил о предоставлении на восстановление Афганистана в общей сложности 500 млн долларов в течение пяти лет. Эти средства ежегодно выделяются по следующей схеме: 50 млн в виде безвозмездной помощи, 50 млн — кредиты и 12 млн — гуманитарная помощь. В целях эффективного освоения этих средств и координации деятельности различных ведомств на афганском направлении в Иране разработан специальный механизм, уникальный для иранской внешней политики, — Штаб по участию в реконструкции Афганистана, уполномоченный принимать решения к исполнению наравне с президентом и советом министров Исламской Республики Иран.

В ходе международной конференции по Афганистану, которая состоялась в Лондоне 31 января – 1 февраля 2006 года, иранская сторона объявила о своей готовности оказать финансовое содействие восстановлению Афганистана в размере 100 млн долларов.

Развиваются ирано-афганские связи и по линии частного сектора. В настоящее время в Афганистане действуют порядка 50 иранских компаний, занятых в сфере торговли товарами и услугами.

Особо тесные экономические связи наблюдались у Ирана с западными провинциями Афганистана, особенно с Гератом, где губернатором (до отстранения от власти в 2004 году) был Исмаил-хан, не скрывавший своей симпатии к соседнему с провинцией государству. Другим немаловажным фактором служило то, что язык и традиции населения Герата имеют гораздо больше общего с персидской культурой, чем с собственно с афганской. Однако в настоящее время следует отметить тенденцию к сокращению двусторонних торговых контактов в западных провинциях Афганистана. На это решение иранской стороны повлияли как отставка Исмаила-хана, так и тот факт, что при распределении контрактов на восстановление, строительство дорог Афганистан отдает предпочтение американским и турецким фирмам. Тем не менее именно с помощью иранской стороны завершаются работы на 60-километровом участке Герат–Маймана, который станет частью коммуникаций, связывающих Иран через территорию Афганистана с государствами Центральной Азии.

Однако главной причиной такого рода ограничения служит недовольство Ирана иностранным присутствием в регионе. Несмотря на неоднократные заявления о том, что основной деятельностью западных представителей в Афганистане является борьба с терроризмом, наркоугрозой и помощь в решении внутренних проблем, Иран склонен рассматривать это как вмешательство во внешнюю политику своей страны. Пристальное внимание иранцев вызывает провинция Герат, где американские силы наращивают свое присутствие, обустраивают старые и строят новые военной базы. Вероятность того, что Афганистан разрешит иностранным государствам, в том числе и США, использовать свою территорию против Ирана, не способствует установлению доверительных и надежных отношений.

В свою очередь, афганская сторона упирает на то, что без массированной военной поддержки США Кабул пока не способен обеспечить собственную безопасность, и одновременно с этим настаивает на позиции невмешательства во взаимоотношения Ирана с мировым сообществом, в конфликты и разногласия, возникающие между ними.

Недовольство иранцев вызывает также политическая и экономическая экспансия Пакистана в Афганистане. Тревожным фактором является заметный рост пакистано-афганского товарооборота, который составляет порядка 800 млн долларов, что в несколько раз превышает аналогичный ирано-афганский показатель и дает Исламабаду дополнительные рычаги влияния на Кабул.

В числе актуальных вопросов двусторонних отношений остается проблема беженцев. На сегодняшний день в Иране проживают порядка 900 тысяч зарегистрированных афганских беженцев (по неофициальным источникам, это число достигает 1,5 млн). Из них, по информации УВКБ ООН, в специальных лагерях для беженцев проживают 33 тыс. человек, остальные — это признают и иранские власти — практически ассимилировались с местным населением. Афганцы не скрывают разочарования неуступчивостью Тегерана в вопросе о скорейшей репатриации афганских беженцев. Иранцы объясняют это тем, что помимо существенных для Исламской Республики Иран затрат на их содержание (иранская казна уже потратила на это 8 млрд долл.), в Иране растет недовольство создаваемой афганцами конкуренцией на рынке рабочей силы и тем, что они, пользуясь определенными льготами, получают преимущество перед коренными жителями в сфере бизнеса.

Афганцы выступают с просьбой к иранской стороне смягчить свою позицию. 28 июня 2005 года было подписано трехстороннее соглашение между Афганистаном, Ираном и УВКБ ООН о репатриации афганских беженцев из ИРА до конца 2006 года. С марта 2002 года, когда началась программа по возвращению афганских беженцев в Афганистан, на родину вернулись порядка 3 млн человек (2 млн 377 тысяч из Пакистана, 783 тысячи из Ирана и 11 тысяч из других стран). При этом прослеживается тенденция: возвращение афганских беженцев из Пакистана остается на прежнем уровне, а из Ирана — несколько снижается.

В афгано-иранских отношениях продолжают сохраняться элементы неопределенности и двусмысленности. Так, Тегеран формально приветствует идею строительства трансафганского газопровода из Туркменистана в Пакистан, в том числе и как важный элемент возрождения афганской экономики. Однако иранская сторона все же отдает предпочтение альтернативной идее о сооружении трубопровода из Ирана в Пакистан и далее в Индию, давая понять, что этот маршрут значительно безопаснее, чем трансафганский. Со своей стороны, Кабул, используя свое географическое положение, стремится извлекать максимум политических дивидендов из такой болезненной для Ирана проблемы, как распределение воды реки Гильменд. В настоящее время эта проблема в двусторонних отношениях не урегулирована.

Тем не менее Кабул рассчитывает на то, что Тегеран будет и впредь оказывать существенную помощь в процессе восстановления Афганистана, тем более что в глазах мирового сообщества эти страны считаются региональными партнерами, стремящимися к диалогу друг с другом. Стабильный, мирный и экономически развитый Афганистан представляет большой интерес для соседних с Афганистаном стран, в первую очередь для Ирана.

Достижение устойчивой обстановки в сфере безопасности в Афганистане, а также завершение формирования Афганской национальной армии (АНА) и собственных правоохранительных органов создадут необходимые условия для вывода из этой страны иностранных военных контингентов. Ориентировочные сроки становления АНА и правоохранительных структур Афганистана (до 2010 года) были заложены в соглашении, принятом на лондонской конференции по Афганистану.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04041 sec