Ядерная Индия: Ядерная сделка с США – успех Индии

11 марта 2006
Геннадий Евстафьев,
генерал-лейтенант Службы внешней разведки в отставке


2 марта 2006 года США и Индия в ходе визита президента США Джорджа Буша в Дели достигли, как было объявлено, «эпохального соглашения в области ядерного сотрудничества», а также и в ряде других сфер сотрудничества, в частности в исследовании космического пространства.

Американо-индийское соглашение вызвало неоднозначное отношение к себе как в самих Соединённых Штатах, так и в международном сообществе. В принципе, когда какие-то страны после многолетних разногласий находят компромиссные решения, это можно только приветствовать. Здесь главное, чтобы достигнутые договорённости в должной степени соответствовали важным международным обязательствам каждой из сторон.

Надо отдать должное индийскому руководству. Много лет оно шло к преодолению определённой международной изоляции, возникшей в связи с историческим отказом от присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и созданием собственного ядерного оружия. Предыдущая администрация США - президент Билл Клинтон и его ближайший советник по международным делам Строуб Тэлбот - проделали большую работу по сближению американских и индийских подходов, проведя с индийцами почти 30 конфиденциальных встреч на высоком рабочем уровне.

Именно тогда, видимо, и были нащупаны основные варианты возможных компромиссов в будущем. Освоить их администрации Буша удалось далеко не сразу и только за счёт очень крупных уступок индийцам.

Итак, индийцы в конце концов вышли победителями из длительного противостояния с американцами. В чём это выражается? Прежде всего, благодаря этому официальному соглашению с США де-факто ядерная Индия сделала очень важный шаг вперёд к признанию своего статуса де-юре.

Во-вторых, индийцы, не пожертвовав ничем из своего отношения к ДНЯО и к ряду требований, связанных с сотрудничеством с МАГАТЭ, фактически поставили своих партнёров (не только США) перед необходимостью рассматривать индийскую ситуацию как особый случай, как своего рода исключение из существующих правил. Нет сомнения, что некоторые игроки, которые планируют активно действовать на индийском рынке ядерных технологий, теперь вздохнут с облегчением, поскольку получают возможность прикрываться широкой американской спиной.

В-третьих, индийцы вывели за рамки американо-индийского соглашения (а следовательно, и ДНЯО) всю свою военную инфраструктуру, а именно 8 ядерных реакторов и некоторые другие ключевые объекты, не поддавшись на оказывавшееся на них американцами давление. Кроме того, у Вашингтона не всё получилось со сроками выполнения достигнутых договорённостей – это точно не два года, на которых настаивали США.

А в-четвёртых, добившись столь важных уступок от США на двухсторонней основе, в Дели весьма усилили этим свои позиции в борьбе за постоянное место в Совете Безопасности ООН.

Конечно, индийская сторона проделала большую работу по приведению к общепринятым мировым стандартам своего законодательства и практики деятельности в области нераспространения ОМУ и «двойных технологий», повысила эффективность работы правоохранительных органов по противодействию террористическим группировкам, в том числе их попыткам получить доступ к материалам и технологиям ОМУ, а также в повышении действенности системы экспортного контроля. Это со всей очевидностью вытекает из Акта индийского парламента № 21 от 6 июня 2005 года.

Но это не явилось каким-то сверхсложным обязательством для Дели, поскольку планируемое индийским правительством намерение иметь в 2020 году, в том числе и путём иностранной помощи, установленные мощности атомных электростанций в пределах 20.000 МВт в любом случае диктовали скорейшее «подтягивание» индийских юридических и технических реалий к мировым стандартам.

Надо сказать, что визит Буша - не единственный успех индийской дипломатии. Ранее, 20 февраля с.г., Дели удалось договориться на похожих условиях с французами. У последних 70 процентов энергопроизводcтва уже базируется на атомной энергетике, дальше это направление развивать практически некуда, а промышленные мощности большие. В этих условиях, как это часто бывает с французами, не до принципиальности: перед ними сиял огромный индийский рынок.

Что касается Соединённых Штатов, то в случае с американо-индийским ядерным соглашением в очередной раз отчётливо проявился конъюнктурный характер внешнеполитических действий нынешней вашингтонской администрации, её неистребимое умение создавать прецеденты «двойных стандартов».

Прежде всего, ни для кого не секрет, что мотивация американской дипломатии лежит в двух основных плоскостях: стратегической и коммерческой. Как обычно американцы, когда им это надо, не утруждают себя необходимостью учитывать более широкие интересы других партнёров по международным соглашениям, таким, как ДНЯО или Правила деятельности Группы ядерных поставщиков и т.п. Не говоря уже о предварительном обмене мнениями о возможных последствиях своих действий для столь любимого их детища - нераспространения ОМУ.

Американские эксперты отмечают, что и выбор времени для столь радикальных шагов (за несколько дней до решающего заседания Совета управляющих МАГАТЭ по крайне щекотливой ситуации с иранской ядерной программой, где американцы отстаивают необходимость «чистоты соблюдения обязательств» по ДНЯО) является пренебрежительным жестом по отношению к партнёрам. Мол, что бы вы там ни говорили о компромиссе с Ираном, мы своё дело будем делать независимо от ваших усилий. И даже если иранцы согласятся на всё, что от них требуют, мы им не поверим и их накажем.

И вот сейчас индийцы, несмотря на большую зависимость от Ирана по поставкам нефти (20 процентов всего потребления), как сообщают, дали обещание поддержать требование США о передаче «иранского досье» в СБ ООН. Политически это, пожалуй, самый большой выигрыш американцев от договорённостей с Индией, хотя и здесь индийцы лишь подтвердили то, что они уже сделали в конце 2005 года.

Что же касается более глобальной стратегической мотивации, то всем понятна попытка путем ублажения Индии стратегически противопоставить её Китаю и тем самым в перспективе сделать её управляемым противовесом последнему. Остаётся только посочувствовать близорукости американских стратегов в их недооценке опытности и зрелости индийской дипломатии и политики.

Куда большие перспективы имеют коммерческие расчёты США. Хотя, по общему мнению, новое американо-индийское соглашение даст существенную отдачу для американских корпораций в достаточно отдалённой перспективе (скорее всего - после ухода нынешних стратегов из власти).

Некоторые российские и западные обозреватели злорадно смакуют тему о том, что - благодаря американскому «прорыву» - «засилью» российского «Росатома» в Индии наступает конец.

Действительно, практически единоличному присутствию российских атомных предприятий на индийском рынке ядерных технологий появляется альтернатива. Но при намечающихся объёмах индийской программы в области атомной энергии было бы наивным жить по известному принципу - если не съем, то по крайней мере надкушу.

Конкуренция на индийском рынке обострится, но на обозримую перспективу там всем места хватит. Так, в пакете индийских предложений по сотрудничеству с Россией ранее предлагалось сооружение до 7 блоков АЭС (ближайшая перспектива - 3-й и 4-й блоки Куданкуламской АЭС, поставки топлива и оборудования для индийских АЭС). Даже, если что-то в результате обострившейся конкуренции и отпадёт, всё равно дай нам бог справиться с тем, что мы сможем заполучить. В конце концов, в Индии хорошо помнят, кто в критический момент спас Тарапурскую АЭС и будет и дальше её, после 2007 года, выручать.

Американо-индийское соглашение имеет для России и неожиданную позитивную сторону – теперь вряд ли у западных коллег повернётся язык обвинять Россию в нарушении каких-то обязательств.

И последнее. Для того, чтобы провести на практике заключённое в Дели соглашение, Вашингтону потребуется согласие 43 (45. – IranAtom.Ru) стран, входящих в важный международный механизм - Группу ядерных поставщиков (ГЯП). Конечно, участники этого механизма будут теперь опасаться, что такие страны как Пакистан, Израиль, Иран и КНДР потребуют аналогичного к себе отношения. Мы уже не говорим о Бразилии, где национальная дискуссия о ядерном выборе окончательно ещё не закончена.

В общем же опасность размывания ДНЯО теперь существенно возрастает. В своё время, ещё в середине 2005 года, в редакционной статье газета «Лос Анжелес Таймc» писала: «Да, Вашингтон может выиграть стратегически от возникновения сильного, вооружённого ядерным оружием азиатского противовеса Китаю, как и получить дивиденды от продажи Индии ядерных технологий и обычных вооружений. Но рисковать ради этого дальнейшим расползанием ядерного оружия - это слишком высокая цена». К этому трудно что-то добавить.

В ходе мартовского визита президента США Джорджа Буша в Дели была достигнута договорённость о том, что Индия поместит под гарантии МАГАТЭ 14 из 22 своих действующих и строящихся атомных энергоблоков. Остальные 8 блоков будут включены в состав военной ядерной программы Индии и по-прежнему будут закрыты для иностранного контроля.

В настоящее время в Индии действует 15 атомных энергоблоков на 6 АЭС. Под гарантиями МАГАТЭ находятся 4 блока – «Тарапур-1», «Тарапур-2» (все с реакторами BWR), «Раджастан-1», «Раджастан-2» (все с реакторами PHWR).

Атомное ведомство Индии ведёт работы по сооружению ещё 7 атомных энергоблоков, 2 из которых – «Куданкулам-1» и «Куданкулам-2» с российскими реакторами ВВЭР-1000 – уже поставлены под гарантии МАГАТЭ.

Кроме того, в Индии начато строительство энергоблока с реактором-размножителем на быстрых нейтронах PFBR-500, который, по настоянию руководства страны, будет причислен к военному ядерному сектору и не будет контролироваться инспекторами МАГАТЭ.

Постановка гражданских атомных энергоблоков под гарантии МАГАТЭ будет производиться поэтапно и завершится к 2014 году. Агентство и Индия разработают особое соглашение о гарантиях, учитывающее индийскую специфику. Кроме того, решение о судьбе новых блоков, строительство которых пока не начато, будет приниматься правительством Индии самостоятельно.

В качестве ответного шага, Соединённые Штаты поддержали желание Индии закупать уран и ядерное топливо из-за рубежа.

В настоящее время международное ядерное сотрудничество с Индией запрещено правилами Группы ядерных поставщиков (ГЯП), требующими от получателей атомных технологий подписания ДНЯО. Индия и США надеются, что ГЯП согласится сделать для Дели исключение из правил и разрешит продажу урана и участие иностранных компаний в строительстве индийских АЭС.

В Соединённых Штатах ядерное сотрудничество с Индией также ограничено законодательным путём. Как полагают в Вашингтоне и Дели, принятый план разделения индийской ядерной программы на гражданскую и военную составляющие станет для конгресса США достаточным основанием для внесения соответствующих поправок в законы и снятия запретов на продажу в Индию атомных технологий.

Россия в настоящее время строит в Индии два энергоблока на АЭС «Куданкулам», используя в качестве правового обоснования соглашение Горбачёва-Ганди, заключённое во времена СССР. Кроме того, Россия поставляет уран для АЭС «Тарапур» в рамках контракта, вызвавшего большую критику со стороны ГЯП. Пролонгация тарапурского контракта зависит от отношения мирового сообщества к ядерной программе Индии.

Новое руководство «Росатома» рассчитывает на получение новых ядерных заказов в Индии и рассматривает российские технологии как конкурентоспособные на индийском атомном рынке. Однако подписание новых контрактов с Дели в настоящее время невозможно из-за ограничений ГЯП.

Возможное смягчение правил ГЯП по отношению к Индии позволит российским компаниям «Атомстройэкспорт» и «ТВЭЛ» открыто претендовать на получение новых заказов на индийском рынке. Однако, по мнению большинства аналитиков, атомщики США и Франции – двух стран, открыто лоббирующих введение для Индии особого статуса в рамках ГЯП – планируют начать кампанию по полному вытеснению россиян с индийского рынка, не желая уступать Москве право пожинать плоды дипломатических усилий Вашингтона и Парижа.

В отличие от США и Франции, российское руководство занимает в индийском «ядерном вопросе» пассивную позицию, по всей видимости, рассчитывая на лояльность и честную игру со стороны своих западных партнёров.

РИА «Новости»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03131 sec