О визите президента М.Ахмадинежада в Малайзию

09 марта 2006
А.М.Вартанян

Трехдневный визит иранского президента М.Ахмадинежада во главе представительной делегации в Куала-Лумпур был использован командой неоконсерваторов в качестве очередной «разгонной площадки» для укрепления авторитета Тегерана в исламском мире, распространения привычной антизападной риторики (резкие выпады в адрес Израиля на этот раз сочетались с непривычно жесткими высказываниями против всего западного мира).

Помимо этого, иранская дипломатия использовала визит, чтобы заручиться поддержкой одного из ведущих членов Движения неприсоединения (ДН) в вопросе иранской ядерной программы накануне предстоящего 6 марта с.г. заседания Совета Управляющих (СУ) МАГАТЭ, на котором могут быть приняты судьбоносные для Тегерана решения.

Политическая повестка дня переговоров президента ИРИ с султаном и премьер-министром Малайзии была сфокусирована на трех главных темах - ситуации вокруг иранской ядерной программы, координации усилий государств развивающегося мира, входящих в «Движение неприсоединения» и проблематике исламской солидарности. Диалог по ядерной тематике на этот раз обошелся без видимых сенсаций: как и ожидалось, Куала-Лумпур в традиционной манере поддержал право Ирана на «использование атомной энергии в мирных целях».

Президент М.Ахмадинежад не преминул подчеркнуть при этом, что руководство Малайзии считает Иран государством, которое «всегда соблюдало международные нормы в области нераспространения, включая ДНЯО». Он также дал понять, что позиция ИРИ по ядерному досье остается неизменной: Тегеран, несмотря на запугивание, не намерен приостанавливать свою программу.

Тема исламской солидарности широко обсуждалась, но со стороны малазийского руководства ощущалась некоторая скованность и осторожность. Смелые планы иранского президента, в том числе о формировании единого фронта мусульманских государств, премьер-министр Малайзии тактично свел на следующую формулу: любые предложения такого рода следует рассматривать исключительно в рамках универсального форума – Организации Исламская Конференция (ОИК), а в основу принимаемых на этот счет стратегических решений должен быть заложен принцип консенсуса, т.е. согласия всех стран исламского мира.

Такая постановка вопроса по сути размывает план иранского президента и создает серьезные препятствия для его продвижения, особенно с учетом немалых разногласий среди исламских государств (в частности, по линии суннизм-шиизм), наблюдаемых в ходе регулярных мероприятий ОИК.

Более живым и интересным получилось обсуждение вопросов глобальной политики. Здесь иранский президент выступил с новыми громкими заявлениями, которые можно подвести под общую концептуальную основу нового внешнеполитического курса ИРИ. Он заявил, что главными источниками глобальных вызовов современности являются большие державы, «зависимые от оружия массового поражения».

В числе других серьезных вызовов современному миропорядку президент М.Ахмадинежад выделил «политическое и военное вмешательство и запугивание со стороны держав», «поддержка сионистского режима», «повсеместное нарушение крупными державами прав человека», «разрыв между богатыми и бедными странами», «культурная экспансия» и «гегемонистские подходы». Он заявил буквально, что «запугивание и гегемония в мире перестанут вскоре существовать», а «угнетающие державы и сионисты должны знать, что они обречены на поражение». Обращает на себя внимание прозвучавшее уже не в первый раз его заявление о «пробуждении справедливого и божественного духа мировых наций».

Оно удивительно напоминает пропагандируемые в Иране в первые постреволюционные годы идеи «экспорта исламской революции» по всему миру. Как заявил М.Ахмадинежад под занавес визита в Малайзию, «в ближайшее время весь мир окажется в руках ислама».

Следующий пассаж М.Ахмадинежада шел в русле другого известного принципа внешнеполитического курса хомейнисткого Ирана – «Ни Запад, Ни Восток, только Ислам!». Иранский президент обвинил мировые державы как Западного блока, так и Восточного, в использовании оружия, причем и ядерного, и конвенционного, в корыстных интересах конкретных правительств, партий и группировок. По его словам, накопление ядерных арсеналов и исследования в этой области в указанных странах происходило тем самым не на легальных основаниях, а исключительно в рамках гонки вооружений, т.е. соревнования между правительствами этих держав.

Сегодня, отметил М.Ахмадинежад, «некоторые центры силы используют ядерные арсеналы как средство для оказания давления на государства и нации, которые таким оружием не обладают». Эти страны, заявил он, нагнетают в мире страх и позволяют себе оккупировать другие государства и размещать в них свои военные контингенты вопреки всем международным нормам.

Выступая на совместной с премьер-министром Малайзии пресс-конференции, иранский президент сделал еще один интересный пассаж, обвинив Запад в «научном апартеиде» против Ирана и всех других членов Договора о нераспространении ядерного оружия, также «стремящихся к обладанию ядерной энергией в мирных целях». По его убеждению, к созданию ОМУ стремятся лишь страны, не имеющие глубоких культурно-цивилизационных корней (Иран к этому списку явно не относится). Он подчеркнул, что Тегеран продолжит ядерную деятельность, но исключительно в рамках ДНЯО и в сотрудничестве с МАГАТЭ.

Еще одним любопытным моментом в высказываниях и заявлениях иранского президента в Малайзии следует считать критику западного пути развития, который был квалифицирован им как «тупиковый». Похоже, что эта идея становится одной из главных в информационно-психологической войне, развязанной иранскими неоконсерваторами против США и их союзников.

Президент ИРИ обвинил Запад в неправильном использовании накопленных ресурсов на цели вооружения и конфликты «с непредсказуемым исходом», тогда как они могли бы были быть направлены на здравоохранение, социальное развитие и прогресс наций.

Развитие «на западный манер» - это недостижимый миф, который не может быть воплощен на практике – заявил в Куала-Лумпуре глава исполнительной власти ИРИ. По его словам, западный путь развития «загоняет общество в замкнутый круг», в котором по мере продвижения вперед возрастает зависимость и ограничения, а «горизонт становится всё темнее». Он полагает, что такие важные принципы как «уверенность в себе», «выживание», «обеспечение национальной идентичности» в западном обществе не принимаются во внимание.

Примечательно, что нынешние достаточно жесткие заявления М.Ахмадинежада в Малайзии не произвели такого взрывного эффекта как предыдущие высказывания с призывами «стереть Израиль с лица земли» и «признать Холокост мифом». Хотя именно они отражают главную суть новой региональной политики Тегерана, который ощущает себя сегодня настолько самодостаточным и уверенным, что бросает открытый вызов западному сообществу во главе с США.

Складывается впечатление, что иранские власти намеренно идут на обострение, стремясь спровоцировать Вашингтон на более резкие шаги. Очевидно, что под кажущейся бравадой иранского руководства скрывается тонкий политический расчет. Оно видимо взвесило все обстоятельства и готово выступить в роли лидера набирающего обороты феномена современной мировой политики, известного как исламский ренессанс.

При этом Тегеран позиционирует себя как умеренная сила исламского мира, для которой неприемлемы террор и насилие, пропагандируемые радикальным исламом («Аль-Каида», ваххабизм). Как заявил иранский президент в Куала-Лумпуре, история «убедительно демонстрирует силу исламской религии, направленную не на подавление других народов, а на службу миру и спокойствию. Он настаивает на необходимости добиваться общеисламских целей через иные механизмы, с задействованием экономических, культурных рычагов. Не последнее место в этих планах должно быть отведено и ядерной программе.

Экономическая составляющая визита М.Ахмадинежада в Малайзию была выдержана в более деловом и конструктивном русле. Приоритетными сферами взаимодействия были названы совместные проекты в энергетике (нефть, газ), транспорте, торговле, телекоммуникационной сфере, промышленности. По итогам визита иранского президента стороны подписали три меморандума о взаимопонимании в сфере строительства (малазийская сторона в течение 4 лет построит в иранских городах Хаштгерд и Паранд более 20 тысяч объектов жилья), банковского сотрудничества (предполагается привлечение возможностей Банка развития экспорта ИРИ) и кооперативов.

Была также достигнута принципиальная договоренность подготовить в рамках совместной комиссии торгово-экономического сотрудничества предложения и проекты различного профиля, которые можно будет подписать в ходе ответного визита в Иран малазийского премьер-министра (эта поездка может быть приурочена к проведению в Тегеране Шестого заседания совместной комиссии). Речь идет о новых ирано-малазийских проектах в области инвестиций, промышленного сотрудничества, строительства, культурно-образовательного и технологического взаимодействия.

Особый акцент был сделан на проектах по инвестированию совместных проектов: ожидается, что доля Малайзии в них составит 85%, Ирана – 15%.

Президент М.Ахмадинежад на встрече с деловыми и торговыми кругами призвал активизировать инвестиционные возможности частного сектора, пообещал им «зеленый свет» и заявил о намерении в этой связи ограничить государственные инвестиции.

Таким образом, поездка президента ИРИ М.Ахмадинежада и членов его команды в Куала-Лумпур получилась крайне насыщенной и плодотворной, как на политическом фронте, так и на экономическом. Главный политический итог – подтверждение руководством одного из ведущих членов Движения неприсоединения принципов исламской солидарности, т.е. готовности поддерживать шаги Тегерана на мировой арене, а главное – его усилий по развитию ядерных программ в мирных целях.

Экономические итоги визита оказались более прагматичными – стороны наметили конкретные механизмы взаимодействия не только в традиционных сферах (энергетика, транспорт, торговля), но и обозначили новые приоритеты сотрудничества - строительство, банковский сектор, инвестиции. Кроме того, визит несомненно содействовал налаживанию координации региональных стратегий Ирана и Малайзии, в частности в рамках ОИК, способствовал укреплению культурно-исторических связей на базе общей исламской традиции.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03403 sec