Ливан: диалог последнего шанса

08 марта 2006
К.А. Капитонов

В столице Ливана Бейруте в здании Национальной ассамблеи на днях прошла конференция национального диалога («диалога последнего шанса», как назвали это мероприятие ливанские СМИ) при участии всех основных политических сил страны. Форум был созван по инициативе председателя парламента Наби Берри.

* * *

В конференции приняли участие политические оппоненты, чьи взгляды на внутренние проблемы и роль в них других государств совершенно не совпадают. На ней присутствовали руководители движения «Коалиция 14 марта» — глава Прогрессивной социалистической партии (ПСП), лидер друзской общины Валид Джумблат, политический преемник убитого бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири его сын Саад и христианские лидеры — Самир Джааджа и экс-президент Ливана Амин Жмайель. Они обвиняют во всех нынешних ливанских проблемах (в экономическом кризисе, отсутствии стабильности и безопасности) сирийский режим и его пособников в Ливане, к которым причисляют и действующего президента Эмиля Лахуда.

Движение «Коалиция 14 марта» объединяет мусульман-суннитов, друзов и христиан, выступающих за «новый порядок» в Ливане, отставку президента Лахуда и прекращение сирийского влияния во внутриполитической жизни страны. Две трети членов нынешнего ливанского кабинета министров являются членами этого движения.

Противоположную сторону, выступающую за сохранение тесных отношений между Сирией и Ливаном, представляли лидеры шиитских движений — АМАЛЬ и «Хизбалла» Наби Берри и Хасан Насралла, к которым в последнее время примкнул и самый влиятельный среди христианских лидеров — генерал Мишель Аун. Долгое время он был наиболее активным и последовательным противником сирийского военного присутствия в стране. После ухода сирийцев из Ливана в апреле 2005 года Аун «больше не видит проблем для налаживания отношений с Дамаском».

Как подчеркивает ливанская газета «Орьен-Жур», это первая столь представительная встреча с момента завершения гражданской войны в Ливане в 1990 году, которая к тому же проходила не за рубежом. Ранее для решения внутренних проблем ливанские политики всегда собирались за пределами страны — в Саудовской Аравии, в Швейцарии. Кроме того, впервые ливанские политики сели за стол переговоров не под давлением или при посредничестве иностранных, в том числе арабских, сил.

По данным ливанских СМИ, конференция национального диалога имела целью помочь ее участникам сблизить свои позиции по важнейшим для страны вопросам, затрагивающим ливано-сирийские отношения. Это расследование убийства Харири, судьба президента и неправительственных военизированных формирований, в том числе военного крыла радикальной организации «Хизболла», разоружения которых требует резолюция Совета Безопасности ООН № 1559, принятая осенью 2004 года. Она, кстати, предусматривает также проведение свободных и справедливых президентских выборов.

* * *

Одним из главных на конференции был вопрос о ситуации вокруг действующего президента Эмиля Лахуда. На его отставке настаивают многие ливанские политики.

Несмотря на то, что по конституции Ливана глава государства избирается только на один шестилетний не продлеваемый срок, осенью 2004 года парламент внес соответствующие поправки в основной закон страны, и Лахуд остался у власти еще на три года. Сегодня ливанские политики признают, что это было сделано под давлением Сирии. Поэтому после вывода сирийских войск в стране сразу же раздались призывы к его отставке.

За отставку Лахуда выступает и глава маронитской церкви Ливана патриарх Насралла Бутрос Сфейр. Правда, только «законным путем». 18 февраля он пригласил на беседу основных христианских лидеров страны — глав движения «Ливанские силы» Самира Джааджу и Свободного патриотического движения (СПД) генерала Мишеля Ауна, чтобы обговорить этот вопрос и обсудить кандидатуры возможных преемников. Мнение патриарха по этому вопросу весьма важно, поскольку в Ливане, как известно, на пост президента избирается только христианин-маронит.

После встречи с патриархом Джааджа заявил в интервью радиостанции «Голос Ливана», что «в обсуждении судьбы президента поставлена точка, и новая кандидатура на этот пост будет объявлена в ближайшее время еще до отставки Лахуда». В то же время, по его словам, внутри христианского лагеря пока не достигнут компромисс относительно того, кто займет главный пост в республике. Он сам, наряду с генералом Ауном, считается наиболее вероятным претендентом на президентское кресло.

Надо сказать, что Лахуд еще раньше отказался оставить свой пост, несмотря на требования парламентской коалиции, выступающей против сотрудничества с Сирией. Это требование поддержали участники многотысячной манифестации, состоявшейся 14 февраля в Бейруте, которая была посвящена первой годовщине убийства экс-премьера Харири. Лахуд заявил тогда, что останется на своем посту до конца срока, который истекает в ноябре 2007 года. Лидеры движения «Коалиция 14 марта» предупредили, что, если в течение месяца президент добровольно не покинет свой пост, политические противники Лахуда найдут другие пути для его смещения.

Любопытный факт: 26 февраля госсекретарь США Кондолиза Райс, совершавшая поездку по Ближнему Востоку, неожиданно объявилась в Бейруте. По ее словам, она прибыла в Ливан «лишь для того, чтобы выразить поддержку ливанскому правительству и народу, которые добиваются полного суверенитета». Райс встретилась с представителями движения «Коалиция 14 марта», выступающими за отставку просирийского президента Лахуда, провела переговоры с премьер-министром Фуадом Синьорой и главой маронитской католической церкви Сфейром. С президентом Лахудом Райс не встречалась…

Не менее любопытно, что накануне визита госсекретаря 14 действующих и бывших депутатов ливанского парламента опубликовали открытое письмо, в котором сообщили, что проголосовали за продление срока полномочий Лахуда только из-за угроз и давления со стороны сирийских агентов. Таким образом, число депутатов, поддерживающих Лахуда, уменьшилось до 82, в то время как ливанская конституция требует, чтобы за продление полномочий президента высказались не менее 86 депутатов.

На днях 17 из 24 членов кабинета отказались прибыть во дворец Баабда на еженедельное заседание. Выступая от имени своих коллег, министр связи и телекоммуникаций Марван Хаммаде заявил, что «время ставленника Сирии истекло, он не является больше главой государства и должен освободить свое место».

Против досрочного ухода действующего президента решительно выступают имеющие свои фракции в парламенте АМАЛЬ и «Хизбалла». До последнего времени этому активно противился и генерал Аун, который руководит фракцией христианской оппозиции и рассматривается как один из вероятных кандидатов на пост будущего главы государства.

Он предупредил, что «любые неконституционные действия в отношении Лахуда приведут к насилию». Он призвал ливанцев «не поддаваться на провокацию, которая может привести к междоусобице», и потребовал проведения досрочных всеобщих выборов на основе справедливого избирательного закона. По его словам, пришедшие к власти политики «опираются на сомнительное большинство и пытаются посадить в кресло президента угодную им фигуру».

По сообщению ливанской газеты «Ас-Сафир», отставку Лахуда поддерживает и Ватикан. Это еще более усиливает позиции противников просирийского президента.

Источники в ливанской оппозиции говорят, что отставка Лахуда — «вопрос решенный». Однако приближенные самого президента утверждают, что «вопрос о его отставке не стоит на повестке дня».

Впрочем, для отставки президента нужно согласие более двух третей депутатов парламента. А такого единодушия по этому вопросу в законодательном собрании страны пока нет.

Чтобы понять сложность ситуации вокруг президента, обратимся к результатам опроса общественного мнения, проведенного в октябре 2005 года ливанским Центром политических исследований. 55,1% опрошенных ливанцев выступают за скорейшую отставку президента Лахуда.

Его возможными преемниками считаются Аун, которого поддерживает 26,2% опрошенных, парламентарий Бутрос Харб с 15,6%, член парламента Нассиб Лахуд с 9,6%, лидер «Ливанских сил» Джааджа с 5,5%, бывший министр внутренних дел Сулейман Франжье (4,5%), бывший глава МИДа Ливана Жан Обейд (3,7%), депутат от Бейрута Гаттас Хури (2,6%), глава Центрального банка Ливана Рияд Саляме (2,3%), парламентарий Роберт Ганем (1,3%) и даже бывший президент Ливана АминЖмайель (1,2%).

Какое же решение приняли участники конференции?

Они проголосовали за… уход ставленника Сирии — президента Ливана Эмиля Лахуда. Что примечательно: ни один из 14 участников встречи не проголосовал за продолжение его каденции.

* * *

Упоминавшаяся выше резолюция СБ ООН № 1559 требует, чтобы именно вооруженные силы Ливана, а не сирийские войска и не «Хизбалла», контролировали территорию страны, в том числе и районы, граничащие с Израилем. Это значит, что новому правительству придется оказывать давление на эту шиитскую группировку. А следовательно, положение правящей коалиции будет крайне шатким.

Разоружение шиитской группировки «Хизбалла» в Ливане будет во многом зависеть от решения вопроса об освобождении пограничного района «Фермы Шебаа», который был захвачен Израилем у Сирии в ходе войны 1967 года. Об этом заявили лидер СПД генерал Аун и генеральный секретарь «Хизбаллы» Хасан Насралла.

Руководители самых массовых организаций в Ливане заключили между собой «исторический альянс», который внес кардинальное изменение в расклад политических сил в Ливане. И, как считают аналитики, заметно ослабил позиции правящей коалиции.

Сегодня Аун требует отставки в полном составе ливанского правительства, возложив на него ответственность за неспособность обеспечить безопасность граждан. Лидер СПД, придерживающийся популистских взглядов, пользуется большим авторитетом как у христиан, так и у значительной части мусульман.

Впрочем, какое бы решение ни приняли участники «диалога последнего шанса», «Хизбалла» с оружием не расстанется. Ни при каких обстоятельствах.

* * *

А между тем Аун заявил о согласии занять пост главы государства в случае отставки президента. 70-летний политик объявил, что «готов заменить Лахуда на оставшиеся 20 месяцев его мандата», но при условии проведения досрочных всеобщих выборов «на основе справедливого избирательного закона», что позволит ему быть избранным в дальнейшем на полный 6-летний срок.

На прошлогодних парламентских выборах ему не удалось найти общий язык с объединенной ливанской оппозицией и выставить общий список. Сегодня противостояние генерала с Саадом Харири, Валидом Джумблатом и их союзниками достигло апогея. В результате, как сказал один из лидеров движения «Коалиция 14 марта», «никто не хочет, чтобы Аун стал президентом, кроме самого Ауна».

Помимо него, как считают ливанские аналитики, сегодня явными претендентами на президентское кресло являются два ливанских политика — представитель оппозиционного объединения «Корнет Шехван», депутат от города Батруна Бутрос Харб и лидер «Ливанских сил» Самир Джааджа.

Последний, правда, еще не делал заявлений о возможном участии в президентской гонке. Он — активный участник боевых действий почти на всем протяжении гражданской войны 1975–1990 годов, защитник интересов ливанских маронитов. В послевоенное время, оказавшись в тюрьме, стал «символом сопротивления сирийской оккупации Ливана».

Что касается Харба, то он не принимал непосредственного участия в гражданской войне 1975–1990 годов. На протяжении всего периода военных действий он был депутатом парламента. Осенью 1989 года входил в так называемый Комитет шестнадцати, который разработал окончательную версию Хартии национального согласия — документа, создавшего политические предпосылки для прекращения гражданской войны. Говоря о современной ситуации в Ливане, Харб в одном из интервью выступил против разоружения «Хизбаллы».

В ходе работы конференции участники, представлявшие оппозицию, не раз подчеркивали, что, обладая большинством в 72 голоса в парламенте, они могут обеспечить избрание того кандидата в президенты, которого посчитают нужным. По ст. 49 Конституции Ливанской республики, президент избирается депутатами Национальной ассамблеи большинством голосов в 2/3 в первом туре и простым большинством голосов во втором. Потенциально, согласно конституции, силы, лояльные режиму, и сотрудничающий с ними блок генерала Ауна имеют возможность оказать влияние на ход голосования. Однако для этого нужно стечение ряда обстоятельств и вряд ли оно будет реализовано на практике.

* * *

Ливанские аналитики, комментируя значение этой конференции, подчеркивают, что она представляет собой очень важное событие в жизни страны, которая сейчас, как никогда, нуждается во внутреннем диалоге. Идея начала общего диалога стала актуальна после того как разногласия между различными силами на ливанской политической арене достигли критической отметки, и за минувший год общество оказалось расколото.

Проведение переговоров для выработки компромиссных решений между всеми силами Ливана способно стабилизировать обстановку в политической сфере и в сфере безопасности, снизить напряженность. «Диалог последнего шанса» поможет ответить на самый главный вопрос: какую страну ливанцы хотят видеть в будущем? Единую и стабильную или разобщенную и непредсказуемую.

Полное разрешение политического кризиса в Ливане после этого форума маловероятно. Но он положил начало дальнейшему диалогу между основными политическими игроками Ливана и тем самым успокоит внутреннюю ситуацию.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03296 sec