Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (27 февраля- 5 марта 2006 года)

07 марта 2006
На прошедшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне палестино-израильского конфликта и вокруг проблемы ядерной программы Ирана.

По итогам переговоров в Москве с руководством МИД РФ лидер палестинского радикального движения ХАМАС Х. Машаль заявил о готовности его организации выполнять все договоренности по ближневосточному урегулированию, включая план «дорожная карта», при условии встречных шагов со стороны Израиля, однако в целом переговоры не привели к сдвигам в позиции ХАМАС. Иранское руководство продолжает занимать жесткую позицию на отказ от возобновления моратория на ядерную деятельность на территории страны.

Ситуация в зоне палестино-израильского конфликта показывает, что обе стороны – движение ХАМАС и правительство Израиля – в целом продолжают придерживаться жесткой линии и пока не готовы к диалогу и взаимным уступкам. В то же время в отдельных заявлениях израильских и палестинских политиков просматриваются некоторые признаки возможного смягчения позиций. Так, на переговорах в Москве лидеры ХАМАС подтвердили готовность не выходить из межпалестинского соглашения о прекращении огня с израильской стороной (март 2005 г.), «при том понимании, что Израиль будет также воздерживаться от силовых действий». Кроме того, было заявлено, что ХАМАС «учитывает реалии, возникшие в результате заключения палестино-израильских соглашений и договоренностей».

Со своей стороны в Израиле не исключают в принципе возможности переговоров с ХАМАС. В частности, министр иностранных дел Ц. Ливни заявила: «Мой принцип – никогда не говори «никогда». Мяч находится на их стороне. Они должны измениться».

Одновременно исполняющий обязанности главы израильского правительства Э. Ольмерт сообщил о снятии всех ограничений на использование силы армией и спецслужбами в отношении палестинских террористов и экстремистов. Это обусловлено продолжающимися актами насилия в отношении израильтян со стороны палестинских боевиков. Ольмерт считает переговоры России с ХАМАС «большой ошибкой». Он также заявил, что в случае победы партии «Кадима» на предстоящих 28 марта выборах, он осуществит размежевание с палестинцами на Западном берегу реки Иордан.

В целом же позиция израильского руководства по отношению к ХАМАС определится более четко только после выборов в кнессет и главы правительства.

Египет считает необходимым предоставить ХАМАС «испытательный срок» на шесть месяцев.

Еврокомиссия объявила о выделении ПНА свыше 120 млн евро на преодоление финансового кризиса. Так, 140 тыс. госслужащих и сотрудников правоохранительных органов уже в течение двух недель не могут получить зарплату из-за отсутствия денежных средств. США приветствовали решение Еврокомиссии, но сами не будут оказывать содействия ХАМАС, а также пересмотрят программы финансирования ПНА.

Иран сообщил о намерении выделить палестинскому правительству во главе с ХАМАС суммы в 250 млн долларов.

Глава ПНА М. Аббас намерен передать частичный контроль над палестинскими силовыми структурами правительству во главе с ХАМАС. Под полным личным контролем Аббаса останется только служба разведки.

Руководство движения ФАТХ заявило 5 марта о своем окончательном отказе войти в состав правительства, формируемого ХАМАС.

Иран не собирается прекращать исследования в ядерной области, т. к. считает, что развитие мирного атома – это реализация его суверенного права, от которого ИРИ не откажется «даже под давлением и угрозами извне». Одновременно в Тегеране не возражают против контроля над производимыми работами со стороны МАГАТЭ. Иранская сторона полагает, что российская инициатива об обогащении урана для ИРИ на территории РФ «не затрагивает права Ирана на проведение мирных ядерных исследований.

Между тем переговоры, проведенные иранской делегацией на минувшей неделе с представителями России в Москве и «евротройки» (Великобритания, Германия, Франция) в Вене, завершились безрезультатно.

Президент Ирана М. Ахмадинежад в ходе своего визита в Кувейт заявил, что «иранская атомная программа развивается в мирном направлении и не представляет угрозы для стран Персидского залива». В то же время аравийские монархии призвали ИРИ дать позитивный ответ на международные требования по урегулированию ядерной проблемы.

Президент США Дж. Буш в очередной раз подтвердил, что нельзя позволить Ирану иметь ядерное оружие, но нужно разрешить ему развивать «мирный атом».

6 марта в Вене Совет управляющих МАГАТЭ рассмотрит вопрос об иранской ядерной программе. Тегеран обещает начать обогащение урана в промышленных масштабах и значительно сократить сотрудничество с МАГАТЭ в случае, если Совет управляющих этой организации решит передать иранское ядерное досье на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

Очень сложная обстановка сохраняется в Ираке. И хотя мощный эмоциональный всплеск в шиитской и суннитской общинах, вызванный подрывом 22 февраля в Самарре шиитской мечети, и сопровождавшийся массовыми протестными выступлениями и волной насилия, заметно пошел на убыль, тем не менее, в стране практически ежедневно продолжают совершаться террористические акты и вооруженные нападения, в т. ч. на мечети.

Ведущие курдские и суннитские политики, а также блок во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи выступают против того, чтобы нынешний глава правительства И. аль-Джаафари вновь был назначен на этот пост, считая, что он не эффективно руководит работой кабинета министров. Сунниты также настаивают на отстранении с поста главы МВД Б. Джабера, которого обвиняют в тесной связи с вооруженными формированиями шиитских организаций и в причастности к созданию «эскадронов смерти», совершающих похищения и убийства суннитских политиков и религиозных деятелей. Однако шиитский «Объединенный иракский альянс», получивший по итогам парламентских выборов наибольшее число мест в Национальной ассамблее (128 из 275) продолжает настаивать на кандидатуре аль-Джаафари.

Существующие серьезные разногласия между ведущими политическими группировками по составу нового правительства Ирака затягивают его формирование, что самым негативным образов сказывается на общей ситуации в стране.

На прошедшей неделе Пакистан с официальным визитом посетил президент США Дж. Буш. Глава американской администрации подчеркнул, что Вашингтон продолжает считать Исламабад своим ключевым союзником в войне с терроризмом, а также обещал помощь в реализации пакистанской энергетической программы. В то же время Буш заявил об отказе Соединенных Штатов от сотрудничества с Пакистаном в сфере атомной энергетики и заключения соглашения о такого рода сотрудничестве, как это было сделано во время визита американского президента в Индию. Дж. Буш объяснил свой отказ тем, что «Индия и Пакистан являются разными странами с разными нуждами и разной историей». Вместе с тем, он дал понять, что США не возражают против строительства газопровода из Ирана в Пакистан и Индию, против чего американцы ранее выступали, причем в категорической форме.

В конце февраля – начале марта части пакистанской армии при поддержке боевых вертолетов проводят в районах, прилегающих к границе с Афганистаном, крупные войсковые операции против вооруженных формирований «Аль-Каиды», афганского движения «Талибан» и поддерживающих их местных племен. В ходе этих операций было уничтожено до 110 боевиков.

1 марта в Кабуле с необъявленным заранее визитом находился президент США Дж. Буш. Это было его первое посещение Афганистана после свержения талибского режима в 2001 г. Между тем в стране сохраняется высокий уровень боевой и террористической деятельности вооруженной оппозиции. Более того, командование американскими войсками в Афганистане предполагает ее дальнейшее усиление весной и летом текущего года.

В Ливане руководители 14 основных политических партий (мусульманских и христианских) проводили встречу, в ходе которой обсуждались вопросы стабилизации обстановки в стране, возможной отставки президента Э. Лахуда и отношений с Сирией.

По данным проведенного опроса, ок. 50,8% ливанцев выступают за досрочный уход Э. Лахуда с поста президента республики, а ок. 49,3% не желают этого. За роспуск нынешнего состава парламента и проведение новых выборов высказались 73% участников опроса. Кроме того, 58% ливанцев не поддерживают разоружение отрядов шиитского движения «Хизбалла» (за – 41%), а 68% респондентов считают, что Ливану надо продолжать сопротивление, пока не будут освобожден занимаемый Израилем район ферм Шебаа (против – 31%). Причем почти 76% опрошенных не считают военное крыло «Хизбалла» незаконным вооруженным формированием.

Подразделения ливанской армии и сил безопасности размещены на горных перевалах, соединяющих Ливан с Сирией, а также в приграничных районах на севере долины Бекааа. Этот шаг предпринят с целью недопущения нелегального перехода границы и пресечения провоза оружия из Сирии в Ливан. При этом особое беспокойство ливанских властей вызывают поставки оружия отрядам радикальной группировки Народного фронта освобождения Палестины – Главное командование, которые базируются в Бекаа и районе Нааме, южнее Бейрута.

1 марта генеральный директор министерства обороны Израиля Я. Торн сообщил о возобновлении экспорта продукции военного назначения в Китай. При этом Торн не раскрыл информацию о новых контрактах между двумя государствами. Как известно, Израиль под давлением Соединенных Штатов, опасающихся получения Пекином новейших военных технологий, был вынужден приостановить ВТС с КНР. Ситуация была урегулирована в августе 2005 г., когда израильтяне и американцы договорились консультироваться по вопросам израильского военного экспорта в третьи страны. Причем Израиль обещал обеспечить прозрачность своих сделок в области продажи вооружений и военных технологий и сообщать американской стороне обо всех «чувствительных» проблемах в этой сфере. В настоящее время все экспортные военные поставки тщательно проверяются. Для этого в израильском министерстве обороны дополнительно создана специальная структура, к работе в ней привлекаются сотрудники МО и МИД.

28 февраля в Израиле проведено очередное успешное испытание системы «Ветряной плащ», предназначенной для противодействия управляемым противотанковым ракетам.

В Алжире впервые в истории страны разработан и утвержден «Статус о положении военнослужащих Национальной Народной армии» (ННА). В этом документе особый упор сделан на необходимости всемерного улучшения качества подготовки различных категорий военнослужащих, выработке единых норм комплектования армии личным составом на конкурсной основе, а также на приведении статуса военнослужащих ННА в соответствие с нормами международного права. Официально уравнены в правах военнослужащие мужчины и женщины. Срок службы в армии по призыву сокращается с 18 до 6 месяцев. В перспективе комплектование ННА должно происходить только на контрактной основе.

Алжирское правительство объявило об амнистии бывших боевиков экстремистских исламистских группировок. На свободу уже выпущены ок. 150 человек. Всего амнистия коснется 2629 бывших участников вооруженных антиправительственных формирований.

28 февраля в территориальных водах страны начались совместные учения ВМС Алжира и ряда стран НАТО. Алжир представлен двумя боевыми кораблями, а натовские страны пятью тральщиками из состава флотов Германии, Испании, Италии и Турции, а также двумя вспомогательными судами ВМС Греции.

Приложение

О химическом оружии Ирана


В настоящее время повышенное внимание международного сообщества привлечено к ядерной программе Ирана, возможному созданию в ИРИ собственного военного ядерного потенциала. В этой связи как бы в тени остается вопрос об иранском химическом оружии (ХО). А ведь еще в 1992 г. на Женевской конференции по выработке всеобщей конвенции о запрещении химического оружия представители Тегерана подтвердили его наличие в стране.

Иран в 1972 г. подписал Конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении. Документ ратифицирован в 1973 г. В 1993 г. ИРИ подписала Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (ратифицирована в 1997 г.). Тем не менее, на деле в стране не прекращена реализация национальной программы по проблематике, связанной с химическим оружием.

В условиях отсутствия ядерного оружия политическое руководство и военное командование ИРИ рассматривают химическое оружие в качестве важного стратегического «компенсирующего средства». По мнению иностранных военных специалистов, анализ мероприятий по боевой подготовке иранских вооруженных сил свидетельствует о том, что войска обучают действиям в условиях применения ХО, а также самому применению химического оружия в различных видах военных действий.

Разработка собственного химоружия в Иране началась еще в 1980-е гг. и явилась ответом на применение Ираком боевых отравляющих веществ (БОВ) во время ирано-иракской войны. Оборудование и необходимые компоненты для получения ОВ иранцы приобрели у европейских фирм под предлогом налаживания производства пестицидов.

Работы по военной химической программе велись на предприятиях в Бушере, Дамгане, Ганиабаде, Исфахане и Парчине. В 1986-1987 гг. в стране было налажено производство химического оружия, которое иранские войска в ограниченных масштабах применяли в ходе боев против Ирака в 1987-1988 гг. Тем самым был получен практический боевой опыт использования БОВ.

Иранское руководство заявило, что после окончания войны с Ираком производство отравляющих веществ в стране было прекращено, а имевшееся оборудования для его выпуска демонтировано. Однако, по информации зарубежных источников, реализация военных химических программ продолжается по сей день.

Иранское химическое оружие на сегодняшний день включает БОВ удушающего (фосген), кожно-нарывного (иприт), нервно-паралитического (зарин) и общеядовитого (синильная кислота) действия. Прекурсоры отравляющих веществ могут выпускаться на химических заводах в районе Савак, государственных научно-производственных предприятиях «Нарджаи» (Кередж), «Палиакрил» (Исфаган) и химическом комплексе Бендер-Хомейни. Все эти заводы оснащены современным оборудованием, закупленным в Нидерландах, Франции и Германии. В то же время ИРИ по ассортименту исходных химикатов частично зависит от импорта.

В Иране также освоено производство химических боевых частей для ракет и химических авиабомб.

Имеющиеся в стране запасы ОВ различных типов, по оценкам зарубежных специалистов, составляют в настоящее время до двух тысяч тонн.

Современная иранская военная химическая программа опирается на химическую промышленность и предприятия фармакологической промышленности «Дару пахш», «Логман», «Дамлоран и «Фараби». Большое значение придается развитию химического производства двойного назначения. Например, недалеко от Тегерана имеется завод по производству пестицидов, которые могут использоваться в качестве прекурсоров при выработке отравляющих веществ.

Осуществляются мероприятия по качественной реконструкции нефтяной, химической и фармакологической промышленности. Однако развитие этих отраслей очень сильно зависит от импорта современных технологий, различного оборудования и некоторых видов сырья. Причем в связи с сохраняющимися ограничениями на их приобретение, иранцы разрабатывают различные схемы закупки необходимых им технологий и товаров через подставные фирмы в третьих странах.

Иранское руководство всячески стремится достичь возможно более полной самостоятельности в этой сфере. Наибольший успех достигнут в деле развития национальной фармакологической промышленности, которая полностью удовлетворяет потребности страны в фармацевтических препаратах.

Помощь в деле развития химического производства Ирану оказывали Китай и Индия.

Все работы по реализации национальной военной химической программы, в т. ч. научно-исследовательские ведутся Организацией оборонной промышленности ИРИ.

В настоящее время в Иране, по всей вероятности, массовое производство ОВ не ведется, однако имеющиеся мощности позволяют оперативно развернуть их выпуск и довести его в течение 5-9 месяцев до 1000 тонн в год. В стране продолжаются научно-исследовательские работы по военно-химической тематике. В частности, ведутся исследовательские работы в области синтеза ОВ и поиска новых физиологически активных веществ.

В качестве боеприпасов для ХО иранские вооруженные силы могут использовать 155-мм артиллерийские снаряды, 120-мм мины, химические авиабомбы, боевые части оперативно-тактических и тактических ракет различных типов.

Большое внимание уделяется в ИРИ созданию различных средств защиты от химического оружия и ведения химической разведки

Вместе с тем общий низкий уровень развития национальной науки и техники, промышленной базы, значительная зависимость ИРИ от иностранной помощи в наиболее современных отраслях науки и техники существенным образом ограничивают возможности страны в деле совершенствования военного химического потенциала. Как видится, эта ситуация сохранится на обозримую перспективу.

В целом, по мнению видных зарубежных экспертов, имеющиеся у Ирана сегодняшний день возможности массированного применения химического оружия довольно ограничены. В то же время они не исключают вероятности использования Тегераном в определенных ситуациях ОВ не только в ходе военных действий, но и диверсионно-террористических целях против различных объектов за рубежом.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03656 sec