Ближний восторг: Палестинских изгоев приняли в Москве как своих

04 марта 2006
МИХАИЛ ЗЫГАРЬ

Вчера в Москву по приглашению президента Владимира Путина прилетела делегация движения "Хамас". Еще в аэропорту Шереметьево председатель политбюро "Хамаса" Халед Машаль предупредил, что переговоры вряд ли будут результативными, поскольку выполнять главное требование России и Запада – признавать Израиль – "Хамас" не собирается. И хотя стать успешным посредником в диалоге между Западом и изгоями российской дипломатии вновь не удастся, Кремль сможет извлечь из переговоров определенную выгоду.

Главное не победа, а участие

Ключевым моментом вчерашнего первого дня визита делегации "Хамаса" в Москву стало появление Халеда Машаля и его спутников в аэропорту Шереметьево перед журналистами. Руководитель политбюро радикального движения, давно уже живущий в изгнании в Сирии, решил не откладывать общение с прессой. Заставляя ждать приставленных к ним сотрудников ФСО, представители "Хамаса" сделали журналистам все нужные заявления.

"Вопрос признания Израиля – уже закрытый вопрос. Мы не собираемся признавать Израиль",– объявил Мохаммед Наззаль, один из лидеров делегации. Затем Халед Машаль повторил все основные аргументы своего движения: причиной нестабильности на Ближнем Востоке является израильская оккупация, и мира можно достичь, только покончив с ней.

Фактически руководство "Хамаса" с порога отвергло основное требование, выдвигаемое мировым сообществом, обрекая на неудачу все последующие переговоры.

Впрочем, для "Хамаса" сам факт проведения переговоров изначально был намного важнее, чем достижение какого-либо результата. Визит высокого уровня в Москву с самого начала воспринимался победителями палестинских выборов как способ ведения международного пиара, а не возможность достичь какого-либо компромисса. Не было это секретом и для российской стороны. Как заявил вчера глава думского комитета по международным делам Константин Косачев, "цель проходящих консультаций не в том, чтобы достигнуть каких-либо договоренностей. Это весьма длительный процесс".

Основным переговорщиком с "Хамасом" с российской стороны стал курирующий Ближний Восток замглавы МИДа Александр Салтанов. После двух часов разговоров с ним в мидовском особняке на Воробьевых горах хамасовцев отвезли на Смоленскую площадь, где их поджидал глава МИДа Сергей Лавров. "Мы и не ожидали, что 'Хамас' изменит свою позицию за одну ночь" – так отреагировал российский министр на утреннее безапелляционное заявление Халеда Машаля.

Господин Лавров призвал "Хамас" к реформам, переходу к политической борьбе и полному отказу от силовых действий, попутно бросив камень в огород Великобритании, как и другие страны Запада считающей "Хамас" террористической организацией.

Министр призвал "Хамас" брать пример с Ирландской республиканской армии, которая, разоружаясь, уступает дорогу своему политическому крылу – партии "Шинн Фейн". "Надеюсь, у вас мирный процесс пройдет быстрее, чем в Великобритании",– иронично заметил господин Лавров.

Изначально российская сторона подчеркивала, что у главы МИДа делегацию "Хамаса" ожидает короткий протокольный прием, а вместо этого стороны беседовали порядка двух часов. Очевидно, такое отступление от заранее объявленных планов является компенсацией за отсутствие в программе визита приема в Кремле. Как уже писал Ъ, глава политбюро "Хамаса" Халед Машаль настаивал, чтобы делегацию принимал именно пригласивший ее в Москву Владимир Путин, угрожая в противном случае понизить уровень делегации.

В Кремле решили принять "Хамас" только в том случае, если в ходе переговоров будет достигнут некий прорыв.

Поскольку этого не случилось, было принято решение ограничиться расширенными переговорами на Смоленской площади.

Еще одной неприятной для хамасовцев новостью стало решение Москвы отказаться от поставки в Палестину нескольких военно-транспортных вертолетов для перевозок высшего палестинского руководства и 50 БТР для нужд палестинских спецслужб: российская сторона решила, что подобные грузы будут доставлены только с согласия Израиля. То есть никогда.

Зато Москва гарантировала "Хамасу" $10 млн финансовой помощи, которые должны как-то компенсировать американскую помощь в размере $30 млн, уже переведенную в ПНА, но возвращенную назад по требованию госдепа как раз в преддверии визита "Хамаса" в Москву.

Репутационный выигрыш Российская сторона и "Хамас" подошли к нынешним переговорам с принципиально разными позициями. Для Москвы одним из существенных мотивов пригласить "Хамас" было желание российского президента стать первооткрывателем победителей палестинских выборов и опасение, что какая-либо другая страна обгонит Россию и первой начнет с ними переговоры. Более того, в Кремль поступали сведения о том, что американцы тоже, через собственное посольство в Йемене, начинают консультации с "Хамасом" о возможном сближении позиций. Поэтому сделанное Владимиром Путиным заявление о желании видеть "Хамас" в Москве было попыткой сыграть на опережение.

Приглашение делегации "Хамаса" в Москву является логичным продолжением всей российский внешней политики за последние шесть лет. Владимиру Путину всегда импонировала роль посредника между Западом и странами-изгоями. Он не раз стремился доказать, что Россия умеет находить общий язык с теми режимами, с которыми другие мировые державы справиться не могут.

Правда, подобная политика далеко не всегда приводила к желаемому результату. Дипломатический дебют Владимира Путина состоялся летом 2000 года, когда он перед саммитом G8 на Окинаве навестил Ким Чен Ира. По итогам переговоров российская дипломатия трубила о невероятном успехе: Пхеньян пообещал отказаться от развития ракетных технологий. Но Ким Чен Ир вскоре заявил, что просто пошутил.

Не слишком успешным было и российское посредничество между Ираком и Западом. Москве ни разу не удалось добиться от Саддама Хусейна каких-либо уступок: иракский лидер подчас давал российским дипломатам какие-либо обещания, но всегда дезавуировал их в переговорах с западными.

Еще одним примером диалога между Россией и странами-изгоями являются продолжающиеся переговоры между Москвой и Тегераном о ядерной программе. Иран использует переговоры с российскими дипломатами, чтобы потянуть время и отложить введение санкций, а Россия помогает ему, что отнюдь не создает Москве имидж глобального миротворца.

В последние годы посреднические усилия Москвы часто проваливались из-за того, что ее партнеры по переговорам осознавали, что возможности России значительно уступают возможностям США, поэтому если уж торговаться, то делать это надо в Вашингтоне. Ливийский лидер Муамар Каддафи и сирийский президент Башар Асад в кризисных ситуациях предпочли согласиться на условия, выдвинутые США, вместо того чтобы продолжать переговоры с Москвой.

Нынешние переговоры, скорее всего, являются лишь началом длительного процесса международного признания "Хамаса". Сейчас "Хамас" находится на стадии формирования собственного правительства, поэтому со стороны Халеда Машаля было бы нелогично идти на какие-либо серьезные уступки в обход будущего премьера Исмаила Хании. Очевидно, настоящие внешнеполитические переговоры начнутся именно после того, как правительство будет сформировано.

Тогда "Хамас", несомненно, все же смягчит свою радикальную позицию. Как показывает опыт израильской стороны, наибольшего успеха мирные переговоры достигали именно в тот период, когда у власти находились "ястребы" (в случае с Израилем – "Ликуд"), а не "голуби" (то есть "Авода").

Впрочем, весьма вероятно, что в тот момент, когда "Хамас" укрепит свои позиции в Палестине настолько, что сможет позволить себе идти на уступки, посредничество Москвы его уже не устроит. Для руководства движения не секрет, что Россия не в состоянии оказывать давление на Израиль, а значит, без вмешательства США сдвигов в переговорах быть не может.

Впрочем, одну неоспоримую выгоду российская сторона из посещения Москвы делегацией "Хамаса" извлечет, и уже сейчас. Речь идет о репутации России в арабском мире, которая в последние годы довольно сильно заботит российские власти. Приглашение "Хамаса" – в этом смысле намного более действенный ход, чем недавно приобретенный статус наблюдателя в организации "Исламская конференция".

И слова Халеда Машаля о том, что "арабы питают теплые чувства к России", разумеется, перевесят распространенные вчера заявления Мовлади Удугова и Ахмеда Закаева, осудивших разом и российские власти, и руководство "Хамаса".

КоммерсантЪ

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04171 sec