О политическом кризисе в Ливане

03 марта 2006
К.А. Капитонов

Из Ливана поступают сообщения, свидетельствующие о том, что ситуация в этой стране не только далека от стабильности, но может еще больше обостриться и выйти из-под контроля. Обстановка резко накалилась в первой половине 2005 года после серии террористических актов, жертвами которых стали видные ливанские государственные и политические деятели.

14 февраля 2005 года в результате взрыва погиб бывший премьер-министр Рафик Харири. 2 июня был убит известный журналист Самир Касир из оппозиционной газеты «Ан-Нахар». 21 июня был взорван в собственной машине бывший генеральный секретарь коммунистической партии Жорж Хауи. 12 июля было предпринято покушение на и.о. вице-премьера и министра обороны Ильяса Мурра. По счастливой случайности он остался жив.

Эти теракты парализовали формирование новых государственных институтов, проведение политических и экономических реформ, посеяли взаимное подозрение и ненависть, чувство отчаяния и безысходности. Данная ситуация сохраняется по сей день.

Уместно напомнить, что государственное устройство Ливана базируется на конфессиональной системе, то есть посты распределяются в зависимости от числа приверженцев той или иной религиозной общины.

Последний раз перепись населения проводилась в 1932 году. Тогда большинством являлись христиане. После получения независимости в 1943 году была подписана Хартия, в соответствии с которой президентом страны может быть только представитель религиозного большинства (то есть христианин-маронит), председателем парламента — мусульманин-шиит, а главой правительства — мусульманин-суннит и т.д.

Как отмечают многие эксперты, эта система во многом устарела. Отсюда — многочисленные проблемы, которые в любой момент могут перерасти в вооруженный конфликт и даже в гражданскую войну.

Сегодня население Ливана составляет 3,5 миллиона человек. В стране представлены 18 религиозных общин, в том числе 12 христианских, 5 мусульманских и очень незначительная еврейская община.

Община христиан-маронитов, по некоторым данным, насчитывает около 700 тысяч человек и является первой среди христианских конфессий, но третьей религиозной группой вообще. Сегодня внутри самой общины, чьи представители участвуют в деятельности практически всех общественно-политических сил, также складывается весьма непростая ситуация.

Короче, христиане составляют 37% населения страны, мусульмане — 63%. Не удивительно, что последние стремятся к пересмотру конфессиональной системы. Это одна из причин, которые могут спровоцировать гражданскую войну.

Вооруженный конфликт может вспыхнуть между сторонниками Сирии, которая в прошлом году вывела свои войска из Ливана, и ее противниками. Разумеется, борьба будет идти не за возвращение сирийского военного контингента, а за власть.

Кстати сказать, антисирийские настроения, усилившиеся после убийства Рафика Харири, так и не ослабли. Скорее, наоборот. Свидетельство тому — результаты выборов в Национальную ассамблею (парламент), которые прошли в Ливане в мае–июне прошлого года. Большинство мест (72 из 128) получили политики, выступавшие под антисирийскими лозунгами. Это альянс оппозиции, возглавляемый лидером Прогрессивной социалистической партии (ПСП) Валидом Джумблатом и Саадом Харири — сыном покойного премьера.

В этом тандеме на первое место обычно ставят Саада. Однако он молод (36 лет) и не очень опытен в политике, ибо до последнего времени занимался исключительно бизнесом. Это отличает его от Джумблата, который вот уже 30 лет является неотъемлемой частью политического пейзажа Ливана последних десятилетий.

Антисирийскими настроениями отличаются радикально настроенные христиане (марониты и католики), объединившиеся в блок «Урнит Шахуан». Они выступают против вмешательства Сирии во внутренние дела Ливана.

Коммунистическая партия Ливана выступает завод сирийских войск и создание комитета «спасения» для предотвращения гражданской войны. При этом партия призывает к конструктивному диалогу с Сирией.

Просирийский лагерь возглавляет президент Ливана, бывший командующий вооруженными силами, христианин-маронит Эмиль Лахуд. На пост главы государства он был избран 24 ноября 1998 года. 3 сентября 2004-го срок его правления под давлением Сирии был продлен еще на 3 года. За продление проголосовали 96 парламентариев.

К сторонникам Дамаска можно отнести филиал Партии арабского социалистического возрождения (Баас) в Ливане, который полностью управляется из Сирии. И, разумеется, ушедшего в отставку премьер-министра Омара Караме и его кабинет министров.

Одна из главных сил этого лагеря — организация «Хизбалла», поддерживаемая Сирией и Ираном. Не менее активна и влиятельна другая шиитская группировка — АМАЛЬ, лидером которой является спикер Национальной ассамблеи Наби Берри. В нынешнем парламенте они получили 35 мест.

* * *

Своим созданием АМАЛЬ («Афуадж аль-Мукаума аль-любнания» — «Отряды ливанского сопротивления» и одновременно «надежда» по-арабски) обязана одной из самых загадочных фигур в современной истории Ближнего Востока — духовному лидеру ливанских шиитов имаму Мусе Садру, иранцу по происхождению и к тому же близкому родственнику по материнской линии Рухоллы Хомейни. Это родство во многом и предопределило сближение ливанского шиитского движения с Ираном.

В начале 70-х годов он создал организацию, названную по совету Хомейни «Аль-Махрумин» («Движение обездоленных»), действовавшую на всей территории Ливана. Между тем над этой «жемчужиной Средиземноморья» уже сгущались тучи гражданской войны. Каждая уважающая себя община обзавелась собственной «милицией» — вооруженными формированиями. Не остался в стороне и Садр. Он сформировал боевое ответвление «Аль-Махрумин», дав ему название АМАЛЬ. В 1980 году было избрано новое руководство организации. Председателем ее правления стал адвокат Наби Берри.

В это время в Ливане начали активную пропаганду эмиссары из Ирана. Центром их деятельности стал расположенный в долине Бекаа — одном из компактных районов проживания шиитов — город Баальбек. В конечном итоге, внешние силы привели к расколу в 1983 году в рядах организации. Поддерживаемые Тегераном и Дамаском экстремисты покинули АМАЛЬ и создали собственные вооруженные формирования — «Амаль аль-Ислам» и «Аль-Джихад аль-Ислами». Последней появилась на свет полностью ориентированная на Иран экстремистская организация «Хизбалла» («Партия Аллаха»).

Как отмечает ливанская газета «Ас-Сафир», при создании «Хизбаллы» ее духовный лидер шейх Сейид Мухаммад Хусейн Фадлалла провозгласил джихад против сионизма и империализма. Целью борьбы было объявлено «изгнание израильских интервентов из Ливана, а перспективными задачами — уничтожение Израиля, установление исламского контроля над Иерусалимом, создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана». Сегодня генеральным секретарем «Хизбаллы» является шейх Хасан Насралла.

Первые террористические акции «Хизбалла» — это взрывы казарм американского и французского контингентов в Ливане 23 октября 1983 года. В 1984 году боевики организации предприняли аналогичную акцию против посольства США в Бейруте.

За прошедшие со времени создания годы «Хизбалла» стала в глазах ливанцев, и в первую очередь шиитов, реальным символом национального сопротивления «израильской агрессии» и одной из ведущих политических сил в ближневосточном регионе. «Хизбалла» осталась единственной силой, не просто продолжающей вооруженную борьбу, но и реально претендующей на лидерство в шиитских районах Ливана.

Совершенно естественно, что в шиитских селениях и городах отряды «Хизбаллы» рассматриваются как реальная сила, способная помочь шиитам преодолеть некую второсортность в ливанском обществе. Популярность «Хизболлы» в Ливане способствует повышению авторитета шиитской общины, с которой она уже давно однозначно ассоциируется, росту ее политического веса в ливанском обществе.

Ливанская газета «Орьен-Жур» напоминает, что в сформированном в декабре 1998 года новом правительственном кабинете шиитам-функционерам «Хизбалла» достались такие ключевые посты, как министры обороны, экономики, труда, промышленности. Реальной политической силой стала и фракция «Хизбаллы» в парламенте страны.

* * *

В новом парламенте 21 место завоевали сторонники 70-летнего генерала Мишеля Ауна. Он возглавлял блок «Реформы и преобразования», который объединил просирийски настроенных деятелей из числа христиан, друзов и мусульман. Аун не скрывает своих намерений занять кресло главы государства и собирается выставить свою кандидатуру на президентских выборах 2007 года.

Уходя с поста президента в сентябре 1988 года, Амин Жмайель назначил Ауна (тогда командующего армией) премьер-министром «переходного военного правительства». Тот сразу же обосновался в президентском дворце и практически исполнял обязанности главы государства. Просирийские лидеры отказались признать его и поддержали премьер-министра Селима Хосса. Возникла ситуация двоевластия.

В ноябре 1989 года президентом был избран сторонник сотрудничества с Сирией Рене Муавад. Но через 17 дней после вступления на пост он был убит. Вместо него президентом был избран другой просирийский политик — Ильяс Храуи (1989–1998), утвердивший Хосса на посту премьер-министра.

Генерал Аун объявил о начале «освободительной войны» против Сирии. Однако к октябрю 1990 года его войска были разбиты, а сам он укрылся во французском посольстве в Бейруте. Позднее он смог выехать во Францию, где пробыл в ссылке более 14 лет. Вернулся Аун в Ливан 7 мая 2005 года.

Бывший противник Дамаска, он внес раскол в антисирийский блок. Неожиданно для многих генерал покинул правительственный лагерь и перешел к стратегическому союзу с просирийскими «Хизбаллой» и АМАЛЬ.

* * *

В последние годы заметно утратили свои позиции христиане и их военно-политическая группировка «Ливанские силы». Они были созданы в 1976 году в результате объединения различных христианских ополчений под руководством Башира Жмайеля. Во время гражданской войны «Ливанские силы» сражались с палестинскими отрядами, а также против вооруженных формирований своих христианских противников — «Марада» Тони Франжье и «Тигров» Камиля Шамуна.

После убийства в сентябре 1982 года Башира Жмайеля, избранного незадолго до этого президентом Ливана, группировку возглавил Эли Хобейка. Однако уже в 1986-м он был смещен за сотрудничество с Сирией.

В 1987 году организацию возглавил Самир Джаджаа. В сентябре 1991 года он преобразовал ее в «Партию ливанских сил» (ПЛС), которая резко критиковала сирийское влияние и присутствие сирийских войск в стране, выступала в оппозиции против новой власти.

В марте 1994 года правительство Ливана официально запретило ПЛС, а ее лидер Джаджаа был арестован и обвинен в убийстве политических противников. С тех пор и до последних выборов партия действовала нелегально.

* * *

Итак, противники Сирии имеют в парламенте 72 места. Они располагают хорошо обученными вооруженными формированиями, в распоряжении которых современная техника, включая тяжелые орудия.

Просирийский лагерь получил 56 парламентских мест. Сторонники Дамаска также хорошо вооружены.

В ходе выборов и сразу после них лидеры победившей оппозиции (Харири и Джумблат) в один голос заявляли о намерении инициировать прекращение президентских полномочий Лахуда путем внесения соответствующих поправок в конституцию. Если эти усилия потерпят крах, они, как считают многие ливанские аналитики, могут взяться за оружие.

Как бы то ни было, но сегодня судьба Лахуда оказалась в руках парламента. Учитывая массовое недовольство его политикой, президент может (точнее сказать, будет вынужден) в ближайшее время уйти в отставку. Тогда маронитская община окажется втянутой в борьбу за президентский пост, что особенно опасно в этот переходный период.

Намерения оппозиции весьма серьезны. Достаточно напомнить, что сразу же после убийства Рафика Харири Джумблат стал инициатором силового устранения Лахуда путем организации массовых демонстраций вокруг президентского дворца и проведения общенациональной забастовки. Однако осуществлению этого плана воспротивились шииты и маронитский патриарх Сфейр, что дало надежду Лахуду удержаться у власти путем использования противоречий между различными слоями оппозиции. Особенно между Ауном и Джумблатом.

Тем не менее, если не остановить дальнейшее нагнетание антисирийских настроений, вызванных убийством Харири, политический кризис может в любую минуту перерасти в гражданскую войну в Ливане.

В сегодняшней ситуации в Ливане нельзя исключать и вспышки христианского экстремизма, который может быть направлен против потенциальных союзников Сирии. Вместе с тем, как отмечают ливанские аналитики, многие лидеры христианской общины весьма серьезно настроены на коренное изменение состава политического руководства страны. Участие в политической жизни Джаджаа и Ауна может привести к самым непредсказуемым последствиям.

В последнее время из Ливана поступают сообщения о появлении в некоторых христианских районах так называемых добровольных дружин. Вместе с полицией они осуществляют патрулирование улиц. «Дружинники» не скрывают свою приверженность идеям официально запрещенной организации «Ливанские силы».

Также поступают сообщения об увеличении оборота огнестрельного оружия и фальшивых документов на право его хранения. Кстати сказать, со времен гражданской войны в Ливане существует значительное количество небольших частных морских портов, через которые при необходимости можно весьма оперативно наладить крупные поставки оружия и снаряжения.

* * *

И все-таки большинство аналитиков сходятся во мнении, что гражданской войны в Ливане не будет. Ливанцы научены горьким опытом закончившегося кровопролития, сложным периодом реабилитации. Поэтому они не захотят вновь бросить страну в горнило вооруженного конфликта.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03543 sec