Саудовский истеблишмент и «война цивилизаций»

02 марта 2006
Г.Г. Косач

18 февраля с.г. саудовский король Абдалла встретился с участниками ежегодно проводящегося в непосредственной близости от Эр-Рияда Национального фестиваля национального наследия и культуры «Аль-Джанадирийя».

Его гостями были, как подчеркивала саудовская пресса, «члены Национальной гвардии, а также саудовские и иностранные ученые, литераторы, мыслители и представители средств массовой информации».

Стоит отметить, что фестиваль «Аль-Джанадирийя» уже стал одним из праздников «единения» ведущих фигур саудовского истеблишмента (нынешний король, инициировавший организацию этого фестиваля еще в то время, когда он был наследным принцем, естественно, занимает в их ряду ведущее место) и «граждан» королевства. Один из непременных атрибутов этого мероприятия — участие в нем монарха в боевом бедуинском танце, представляемом сегодня в Саудовской Аравии в качестве «национального» в силу того, что этот танец, традиционный для колыбели саудовской государственности – Неджда, всегда был «символом неразрывной связи между семьей Аль Ас-Сауд и сплотившимися вокруг нее и в горе, и в радости подданными».

Ныне же этот танец олицетворяет «устремленность королевства в будущее». Ну, что ж, традиция может и должна вплетаться в ткань нового общества, хотя бы потому, что лишь так это общество приобретает необходимый для его эволюции элемент стабильности. По крайней мере, обращаясь к своему монарху и командующему Национальной гвардией, саудовские «мыслители» говорили ему, что ныне им ясно, что «основанная им» военная опора режима не только реализует «задачи обороны нации, но и стала стражем (присутствие этого термина в арабском названии Национальной гвардии превращает это заявление в непереводимую игру слов. — Г.К.) национальной культуры».

Принимая участников фестиваля, король Абдалла обратился к ним с краткой речью. Некоторые ее пассажи достойны внимания. Саудовский монарх сказал, что «нация» (он трактовал это понятие расширительно, как «мусульманскую нацию») «сталкивается ныне с попыткой атаки на ее достояние — шариат, символы и сам смысл ее жизни». Но эта атака была бы не столь жестокой, если бы «сыновья и мыслители этой нации представили миру и разъяснили ему, что подлинным лицом ислама являются терпимость, справедливость и стремление к умеренности (этот термин в современном саудовском дискурсе обычно рассматривается как антоним терроризма. — Г.К.) в действиях».

Далее он отметил: «Наши мыслители не смогли показать миру, что то, что совершается ничтожным меньшинством фанатичных террористов, не отражает духа нации, смысла ее наследия и устоев ее жизни. Если в действиях этих террористов что-либо и присутствует, то это не более чем разрушительные иллюзии, живущие в преступных головах».

Нет никакого сомнения в том, что высший представитель саудовского истеблишмента, говоря об «атаке» на «нацию», имел в виду печально знаменитую «войну карикатур». Однако важен поворот этой темы: «атака» стала возможна потому, что «миру» неизвестен подлинный образ ислама. В свою очередь, этот образ неизвестен из-за того, что «мыслители нации» не стали проповедниками подлинной сути религии. Иными словами, не стоит говорить о некоем антимусульманском «заговоре», современный мир — это диалог.

Занять в нем достойное место можно лишь в том случае, если участники диалога смогут достичь взаимопонимания. Однако путь к этому взаимопониманию немыслим без убедительных аргументов, представляемых каждым, кто ведет диалог.

Король Абдалла был последователен — диалог должен быть честным: «Каждая из его сторон должна уважать другую сторону, уважать ее святыни, убеждения и жизненные устои». Но для него было принципиально сказать также, что он «осуждает идею войны цивилизаций» и считает, что в современном мире должна торжествовать «идея конструктивного мирного сосуществования между цивилизациями». Стоит заметить, что саудовский истеблишмент всегда с подозрением относился к разнообразным спекуляциям в связи с теоретическими выкладками С. Хантингтона, приходя, в частности, к выводу, что эти выкладки после 11 сентября 2001 г. стали основой антимусульманских выпадов и кампаний.

«Мыслители» — собеседники короля выразили свою полную солидарность с его высказываниями.

Не менее важны и высказывания других представителей саудовского истеблишмента, связанные со всей той же «войной карикатур».

22 февраля 2006 г. генеральный секретарь Лиги исламского мира Абдалла Ат-Турки встретился с членами эр-риядской торгово-промышленной палаты. Естественно, что в центре внимания участников этой встречи были также причины и следствия публикаций в датской газете «Юлландс-Постен».

По словам А. Ат-Турки, возглавляемая им лига готовит специальную «программу защиты Пророка». Центральным элементом этой программы станет создание «специального фонда», с помощью которого будут финансироваться кампании против «оскорбления религии или какого-либо ее пророка (выделено мною. — Г.К.), а также развитие информационной сети, призванной знакомить мир с истинным образом пророка Мухаммеда». С этой целью предполагается провести в одной из европейских стран международный конгресс, призванный представить миру суть «миссии Мухаммеда», организовать «международный конкурс на лучшую книгу о Пророке, а также создать в Интернете специальный сайт, посвященный Пророку».

Этим высказывания генерального секретаря Лиги исламского мира не ограничились. Он счел необходимым отметить, что предстоящая деятельность этой организации имеет своей целью в том числе и необходимость «немедленно положить конец законной волне гнева мусульман во всех уголках земли, которую эксплуатируют противники умеренности». В этой связи А. Ат-Турки сообщил и о «незаконных попытках сбора средств в интересах этой эксплуатации».

Членов саудовской столичной торгово-промышленной палаты интересовали и другие обстоятельства, связанные с последствиями «войны карикатур». Отвечая им, А. Ат-Турки подчеркнул, что он «испытывает чувство глубокого разочарования в связи с тем, что «мусульмане-предприниматели, связанные торговыми и промышленными контрактами с датскими фирмами и компаниями, понесли убытки». По его словам, саудовское правительство занимается ныне «поиском возможностей компенсации этих убытков».

«Любовь к Пророку Господа, — заявил А. Ат-Турки, — вовсе не должна сопровождаться нанесением ущерба кому-либо из мусульман, поскольку качествами пророка Мухаммеда всегда были высокая мораль и толерантность».

Отсюда, по его мнению, вытекает прямая обязанность не только саудовских, но и арабских, а также мусульманских торгово-промышленных палат «четко определить содержание их коммерческих контактов с датскими компаниями и предпринимателями, показав, что арабские и мусульманские предприниматели связаны с этими компаниями необходимыми для стран арабо-мусульманского сообщества программами экономического развития».

Не секрет, сказал А. Ат-Турки, что «под лозунгами бойкота датских товаров некоторые арабские и мусульманские бизнесмены уже предпринимают попытки вытеснить с рынков их стран собственных коллег, связанных торговыми отношениями с датскими фирмами».

Точка зрения А. Ат-Турки нашла понимание у членов торгово-промышленной палаты саудовской столицы. Сразу же после окончания встречи с генеральным секретарем Лиги исламского мира они внесли первый вклад в создаваемый этой организацией фонд — 5 миллионов саудовских риалов.

Итак, «война карикатур» вовсе не выглядит как всего лишь спонтанное осуждение печально известных публикаций в одной из датских газет. Как любое событие общественно-политической жизни, как любой лозунг, эти публикации стали инструментом действия, используемым реальными участниками (или стремящимися стать такими участниками) политического процесса или хозяйственных отношений. Итог этой ситуации естественен — потери одной стороны, как и приобретения другой. Заявления короля Абдаллы и генерального секретаря Лиги исламского мира свидетельствуют о том, что в конечном итоге саудовский истеблишмент абсолютно далек от того, чтобы поддерживать наиболее «горячих» сторонников в среде тех, кто, решая собственные задачи, стремится и далее разыгрывать карту «оскорбленных мусульман».

Впрочем, это едва ли не общая позиция лидеров стран — членов Совета сотрудничества арабских государств Залива. По крайней мере, комментируя состоявшуюся 25 февраля с. г. в Дохе встречу министров иностранных дел этих государств с участием представителей Турции, ООН, Лиги арабских государств и финансируемой саудовским королевством организации «Исламская конференция», министр иностранных дел Катара шейх Хамад бен Джасем заявил: «Мы должны отказаться от попыток использовать религию в политических целях, хотя бы потому, что итогом такого рода действий станет раскол мира на противоборствующие религиозные группировки».

В принятом же участниками встречи заявлении отмечалось, что «любые протесты в связи с безответственным отношением к религиозным чувствам должны носить исключительно мирный характер». Этот же документ подчеркнул абсолютную недопустимость «распространения ненависти и с помощью средств массовой информации, и с помощью призывов, раздающихся из мечетей».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03651 sec