Иран и МАГАТЭ. Эсмаели: анализ доклада Эльбарадея по Ирану

01 марта 2006
Генеральный директор МАГАТЭ Мохаммад Эльбарадей подготовил очередной доклад по осуществлению гарантий в Исламской Республике Иран.

Юридические и технические аспекты

Оценивая доклад Эльбарадея с юридической и технической точек зрения, следует отметить, что данный документ был умышленно раздут с целью скрыть его бессмысленность.

Доклад показывает, что вокруг ядерной программы Ирана не осталось никаких серьёзных неясных вопросов. Те незначительные неясности, что до сих пор не получили чёткого ответа, успешно разрешаются в ходе совместной работы МАГАТЭ и Ирана.

МАГАТЭ потратило год на изучение американских обвинений в том, что Иран якобы ведёт военную ядерную деятельность на объектах Лавизан, Парчин и Колахдуз. В параграфах 32, 36 и 57 доклада признаётся, что на данных объектах не проводилось ни военных, ни мирных ядерных работ.

В параграфе 20 Эльбарадей придаёт слишком большое значение документам, представленным Ираном, в которых приводятся пояснения по процессу придания обеднённому и обогащённому металлическому урану полусферической формы. Однако уже в параграфе 21 глава МАГАТЭ признаёт, что Иран никогда не проводил подобной операции с металлическим ураном и не использовал на практике сведений из упомянутых документов. В параграфе 22 Эльбарадей называет «беспокоящим» сам факт обладания Ираном подобными документами.

Соединённые Штаты утверждают о существовании в Иране так называемого «Проекта Зелёнка» – разработка устройства для конверсии урана в форму тетрафторида. Ссылаясь на данные своей разведки, США говорят о неких связях между «Проектом Зелёнка» и разработкой ядерных БЧ для ракет. Однако Эльбарадей не придаёт большого значения данному проекту и лишь вскользь упоминает его в тексте доклада.

В параграфе 9 МАГАТЭ подтверждает истинность сведений, предоставленных иранской стороной в связи с обнаруженными в стране следами обогащённого урана.

Окончательный вывод по итогам расследования иранской центрифужной программы будет сделан позднее, после проведения новых инспекций, говорится в докладе.

Несмотря на прекращение действия на территории Ирана положений Дополнительного протокола, уровень сотрудничества между Тегераном и МАГАТЭ возрос. Заместитель Генерального директора атомного агентства Олли Хейнонен дважды за отчётный период посетил Иран и, как указано в параграфе 30, получил доступ ко всем интересующим его объектам, в том числе, и не являющимся ядерными.

Как указано в параграфе 53, МАГАТЭ не смогло обнаружить никаких признаков переключения иранской ядерной программы на военные цели.

Вызывает интерес тот факт, что в параграфе 47 говорится о принятии Ираном корректирующих действий для исправления допущенных им ошибок. Данный параграф вступает в прямое противоречие с резолюцией СУ МАГАТЭ от 24 сентября 2005 года, признающей Иран нарушителем ДНЯО и требующей передачи иранского досье в Совет Безопасности ООН. Текст параграфа 47 показывает, что на деле Иран соблюдает свои обязательства по Уставу МАГАТЭ.

В конце своего доклада Эльбарадей, как обычно, пишет о необходимости транспарентного сотрудничества с Ираном, проведения новых инспекций на иранских ядерных объектах и взятия новых проб для анализа. Следовательно, МАГАТЭ продолжает действовать в рамках установленных процедур и не планирует отходить от них в будущем.

Одним из самых важных в докладе являются параграф 53, в котором указано, что все ядерные материалы в Иране были учтены инспекторами МАГАТЭ, и параграф 44, свидетельствующий о том, что работы в рамках программы по обогащению урана на объекте Натанз проходят под наблюдением МАГАТЭ. В свете данных параграфов можно сказать, что выражаемые Эльбарадеем сомнения являются политическими, а не техническими.

Передача досье в Совет Безопасности ООН

Для передачи иранского досье в Совбез ООН не существует ни юридических, ни технических обоснований. По Уставу МАГАТЭ, соглашению о гарантиях и мандату СУ МАГАТЭ, ядерное досье конкретного государства может быть передано в Совбез (или Совбез может быть проинформирован о ядерном досье) только в том случае, если оно осуществило переключение своей ядерной программы на военные цели или не проводит предписанных корректирующих действий для исправления своих ошибок.

Параграфы 53 и 44 доклада доказывают, что случай Ирана не подпадает под данные выше определения. Эльбарадей указывает в докладе, что продолжит информировать СУ МАГАТЭ в заведенном порядке о ходе расследования иранского досье. Это означает, что иранское досье должно остаться в ведении МАГАТЭ.

Как уже неоднократно писал в своих докладах Эльбарадей, иранский ядерный конфликт может быть разрешён в рамках МАГАТЭ, и процесс его разрешения находится сейчас всего лишь в середине пути.

Иран по-прежнему признаёт Устав МАГАТЭ и соглашение о гарантиях и не нарушает свои обязательства по указанным документам.

В сферу ответственности МАГАТЭ входит проверка мирного характера ядерных программ государств-подписантов ДНЯО. Агентство не должно заниматься проверками обвинений, выдвигаемых отдельными государствами.

На протяжении последних трёх лет МАГАТЭ было вынуждено проводить проверки американских обвинений в адрес ИРИ – оказавшихся в итоге чистой фантазией – вместо того, чтобы заниматься своей прямой профессиональной деятельностью по проверке мирного характера ядерной программы Ирана.

Эльбарадей неоднократно указывал, что он пока не может дать окончательного заключения по ядерной программе Ирана. Однако в том случае, если МАГАТЭ будет приходить к поспешным выводам по национальным ядерным программам, то оно утратит свою роль «ядерного цепного пса» ООН. Ядерную программу Японии проверяли на протяжении 27 лет – так почему же от агентства требуют срочного ответа о характере ядерной программы Ирана по прошествии всего лишь трёх лет расследования?

В нынешнем докладе Эльбарадей подчеркнул, что не может гарантировать отсутствие у Ирана незаявленных ядерных объектов. Однако точно также он не может гарантировать отсутствие тайных ядерных объектов у любой другой страны. Следовательно, члены СУ МАГАТЭ не должны рассматривать всерьёз неспособность агентства дать финальное заключение о характере ядерной программы Ирана.

Если МАГАТЭ требуется помощь какого-либо иного органа или организации для расследования программы Ирана по разработке центрифуг типа P-2, то у Ирана, в свою очередь, отпадает необходимость в моратории на часть своей ядерной программы, которая находится под наблюдением МАГАТЭ.

В тех случаях, когда Эльбарадей призывает Иран к полной транспарентности, выходящей за рамки Дополнительного протокола, он фактически признаёт неспособность МАГАТЭ, СУ МАГАТЭ и себя лично в проведении расследования и демонстрирует, что МАГАТЭ является всего лишь некой промежуточной инстанцией.

Суммируя всё вышенаписанное, мы можем заключить, что Иран не должен принимать никаких поспешных решений накануне сессии СУ МАГАТЭ, открывающейся 06 марта 2006 года. Ирану не стоит попадать в ловушку излюбленного Западом сценария кнута и пряника, где в качестве кнута выступает угроза передачи досье в Совбез ООН, а пряника – российский мираж.

«Мехр»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03873 sec