Новая жизнь старых иллюзий: размышления об электоральной кампании в Израиле

22 февраля 2006
Алек Д. Эпштейн

8 февраля избирательная кампания в Израиле вступила в решающую фазу: все партии определились со своими списками кандидатов в депутаты, и предвыборная пропаганда набрала невиданные прежде обороты. Партия Кадима, к которой принадлежит сегодня весь состав правительства и которая рассчитывает и после выборов остаться «партией власти», разместила в разных людных местах сотни (а может, и тысячи) огромных плакатов, гласящих: «Кадима. Сильное руководство ведет к миру».

Этот лозунг не может не вызвать удивления: к миру с кем собирается вести свой народ партия и.о. премьер-министра Э. Ольмерта? Может быть, с лидерами ХАМАСа, победившими на палестинских выборах 25 января? Или же президент Сирии Башар Асад уже летит в Израиль, чтобы говорить о межгосударственном урегулировании, подобно тому, как 29 лет назад, в ноябре 1977 г., это сделал Анвар Садат? Может, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад согласился с тем, что Холокост — не сионистская выдумка, и признал право Государства Израиль на существование на Ближнем Востоке в безопасных границах? Или же руководство Кадимы знает, как договориться о мире с «Исламским джихадом» и «Хизбаллой»?

Все это уже было, и не один раз. В 1996 г. основным предвыборным лозунгом считавшегося правым Ликуда был «Нетаниягу. Добиваемся безопасного мира» (в дословном переводе с иврита — «Делаем безопасный мир»), а в 1999 г. — «Нетаниягу. Мир с Иерусалимом» (то есть не отдавая город или какую-либо его часть под контроль какого-либо арабского режима). В своей предвыборной программе Б. Нетаниягу писал (цитирую дословно): «Я хочу мира, я знаю, как идти к миру, и я добьюсь подлинного мира для народа Израиля».

Сейчас лозунг Ликуда звучит так: «Нетаниягу. Безопасные границы для мира». Прошло десять лет, за время которых только в ходе так называемой интифады Аль-Акса погибли более тысячи израильтян, в лучший из миров отправились два наиболее влиятельных палестинских политика — Я. Арафат (своей смертью) и А. Ясин (убит в ходе спецоперации израильских спецслужб), а на выборах в Законодательный совет Палестинской администрации победил ХАМАС. Б. Нетаниягу на протяжении трех лет был премьером — увы, «подлинного мира для народа Израиля» он, естественно, не добился, как не добились мира и сменившие его во главе страны Эхуд Барак и Ариэль Шарон.

Однако на пропаганду Ликуда все это не повлияло ровным счетом никак: израильтянам по прежнему обещают безопасные границы «для мира». Для мира с ХАМАСом и «Хизбаллой»? Трудно не удержаться от ернического вопроса: а Халед Машаль и Хасан Насрулла об этом грядущем мире осведомлены?

О пришествии мира, естественно, говорила в своей предвыборной агитации и левоцентристская партия Труда. В 1996 г. в предвыборной брошюре Шимона Переса говорилось: «Размежевание — необходимый шаг на пути к полномасштабному миру и сосуществованию в мире».

Главным врагом мира объявлялась якобы секретно разработанная Ликудом программа, согласно которой на территориях Иудеи и Самарии должны были быть расселены пятьсот тысяч еврейских поселенцев. Прошло десять лет: размежевание в Газе и Северной Самарии проведено, все 25 еврейских поселений из этих районов выведены; и что же, Израиль пришел к полномасштабному миру?! Конечно же, нет. Более того, по результатам опроса, проведенного по заказу радиостанции «Галей ЦАХАЛ» 15 февраля с.г., спустя полгода после реализации так называемой программы одностороннего размежевания 70% респондентов утверждают, что эвакуация поселений Гуш-Катифа нанесла ущерб или, по меньшей мере, не способствовала борьбе с палестинским террором.

Повлияло ли это на предвыборную пропаганду ведущих израильских партий? К сожалению, никоим образом.

В 1999 г. Эхуд Барак декларировал: «Только физическое разделение между нами [израильтянами] и палестинцами … приведет к безопасности и миру: мы — здесь, они — там». Э. Барак был, конечно, выше того, чтобы объяснить, где именно находится «здесь» и где находится «там»: например, Бака-эль-Гарбия и Умм-эль-Фахм — населенные исключительно арабами города, находящиеся в пределах «зеленой черты», то есть на не оспариваемой международным сообществом суверенной территории Государства Израиль, — это «здесь» или все же «там»?

И, напротив, Ариэль и Маале-Адумим — сугубо еврейские города, созданные на территориях, занятых Израилем в 1967 г., — это «там» или все же «здесь»? И, главное, каким образом все это приведет к миру? С теми же сирийцами (а благодаря Э. Бараку — и с ливанцами) у Израиля есть граница, принцип «мы — здесь, они — там» реализован в полной мере, и что же, мир на северной границе Израиля уже наступил?! Увы, нет.

Но на предвыборную агитацию это, поразительным образом, никак не влияет: лидеры Кадимы туманно намекают на следующее «одностороннее размежевание», одновременно с этим заявляя: «Сильное руководство ведет к миру». Тот факт, что ни односторонний вывод израильских сил из Ливана, законченный 24 мая 2000 г., ни односторонний вывод израильских войск и поселений из Газы и Северной Самарии в августе 2005 г., к миру не привели, нынешнюю израильскую «партию власти» не смущает. Жаль, что не смущает.

Многократно и на самых разных языках сказано и написано, что в предвыборной пропаганде не столько выражаются истинные намерения «претендентов на престол», сколько заявляется то, что социум хочет услышать, и делается это, естественно, в надежде расширить электоральную базу. Именно это и кажется удивительным: в период, когда о мире с Израилем не говорит практически никто из тех в арабо-мусульманском мире, с кем у Израиля мира нет, руководители всех ведущих израильских партий вновь и вновь обещают добиться мира — как будто от них что-либо зависит в данном вопросе.

В реальности же от них зависит очень и очень немногое. Можно, конечно, до бесконечности переписывать историю, объявляя белое — черным, а черное — белым, но факт остается фактом: даже те израильские руководители, которые ради мирных соглашений были готовы пойти на крайне существенные уступки, не добивались ничего, если с арабской стороны не было партнера, заинтересованного в мирном урегулировании.

Тот же Эхуд Барак приложил максимум усилий, предлагая Сирии Голанские высоты, а палестинцам — более 90% территории Западного берега, включая арабские кварталы Восточного Иерусалима (в том числе и в Старом городе).

До этого Голанские высоты безуспешно пытался вернуть сирийцам Б. Нетаниягу, по просьбе которого американский миллиардер Рональд Лаудер в 1997–1998 гг. девять раз посетил Дамаск. Как известно, к миру все это не привело — ни с Сирией, ни с палестинцами. И, напротив, едва ли кто-то ожидал, что именно лидер Ликуда Менахем Бегин, ставший в июне 1977 г. премьер-министром Израиля, подпишет соглашение, предусматривавшее отдачу Египту всего Синайского полуострова, однако случилось именно это.

Тот факт, что М. Бегин отдал весь Синай, а Б. Нетаниягу и Э. Барак не отдали ни пяди Голанских высот, объясняется не «слабостью» М. Бегина и не мнимой способностью Б. Нетаниягу и Э. Барака до последнего отстаивать израильские территориальные интересы, а только и исключительно позицией их партнеров по переговорам. В тот момент, когда А. Садат прилетел в Иерусалим и во всеуслышание объявил о своем стремлении к миру, судьба Синая была решена, и эта судьба практически никак не зависела от позиции руководства Израиля.

Тот факт, что Голанские высоты до сих пор остаются частью территории Израиля (пусть их аннексия и не была признана международным сообществом), объясняется только и исключительно нежеланием президента Сирии Башара Асада последовать примеру Анвара Садата. Если и когда он все же ему последует, едва ли что-либо спасет жителей Кацрина [города, созданного еврейскими поселенцами на Голанских высотах] от повторения судьбы жителей Ямита [города, созданного еврейскими поселенцами на Синайском полуострове, эвакуированного в 1982 г.].

Пришло время, чтобы израильские руководители сказали своему народу правду: никто из них не в состоянии добиться мира и не знает, как это сделать. Тому, впрочем, есть весьма простое объяснение: Израиль и арабы подписывают мирные соглашения не тогда, когда этого хочет Израиль, а тогда, когда этого хотят арабы.

Эмир Иордании Абдалла I, король Египта Фарук и президент Египта Г.-А. Насер в разное время поддерживали ту или иную форму политического диалога с еврейским государством, но так и не начали гласные и открытые переговоры о мире с ним. Король Иордании Хусейн, например, вел переговоры с самыми разными израильскими представителями еще с 1963 г. (вначале на территории Великобритании, однако затем высокопоставленные израильтяне «прорубили окно» в Амман, а Хусейн неоднократно посещал Иерусалим и Тель-Авив), однако решился на подписание мирного договора лишь 31 спустя.

Именно Анвар Садат вместе с сирийцами начал в октябре 1973 г. войну, стоившую жизни более чем трем тысячам израильтян, но с того момента, когда он заявил о своем стремлении к миру с Израилем, до подписания мирного договора, предусматривавшего уход
Израиля из Синая, прошло менее полутора лет. Ясир Арафат возглавил ООП в 1969 г., однако лишь в декабре 1988 г. он объявил о своем признании права Израиля на существование (в границах, существовавших до начала Шестидневной войны). Несмотря на то, что Я. Арафат на протяжении многих лет был и оставался лидером, лично руководившим антиизраильской террористической деятельностью, с момента его декларации о признании Израиля до подписания соглашений Осло, в рамках которых Израиль передал под контроль Я. Арафата вначале сектор Газы и район города Иерихон, а затем и все остальные арабские города на Западном берегу, не прошло и пяти лет.

Мирные договора с Египтом и Иорданией выдержали испытание временем, а соглашения с палестинцами — нет, но и тут от израильских руководителей, по большому счету, почти ничего не зависело.

Израильскому обществу стоит перестать тешить себя иллюзиями: до тех пор, пока арабская сторона не хочет мира, его не будет, безотносительно к тому, на какие уступки готов или не готов пойти Израиль. Гарантами же безопасности Израиля являются не столько арабские лидеры, сколько руководители собственных силовых структур. И, положа руку на сердце, следует честно сказать: они совсем неплохо справляются с этой задачей.

Как следует из отчета, опубликованного 2 января 2006 г. Общей службой безопасности (ШАБАКом), в 2005 г. палестинские боевики осуществили 7 терактов-самоубийств, унесших жизни 29 израильтян; всего же в террористических актах погибли 45 граждан еврейского государства. Для сравнения: за тот же период в автодорожных катастрофах в Израиле погибли 460 водителей и пассажиров.

В конце 1990-х годов тогдашний министр транспорта Израиля Ицхак Леви инициировал общественную кампанию «Убитый на дороге столь же дорог, как убитый в Ливане», и эта кампания, вызвав волну общественного недовольства («как можно сравнивать павших героев и случайных жертв несчастных случаев!»), была быстро свернута. Сегодня на каждого жителя Израиля, ставшего жертвой палестинского террора, приходится более десяти человек, погибших в дорожно-транспортных происшествиях.

Израиль, истерзанный террором Израиль, неожиданно оказался вполне спокойным государством, армия и спецслужбы которого вполне в состоянии гарантировать населению более или менее высокую степень личной безопасности. Начиная с 2002 г. численность израильтян, погибших в терактах, осуществленных палестинскими террористами-смертниками, неуклонно снижалась: со 196 человек в 2002 г. до 144 — в 2003, 60 — в 2004 и 29 — в 2005.

«Безопасность», о которой столько говорили, ради которой израильское население призывалось согласиться на те или иные шаги, уступки и жертвы, подкралась незаметно, нежданно-негаданно наступив сама собой. Нет, это, конечно, не мир, но, положа руку на сердце, после масштабных террористических актов, сотрясших Нью-Йорк и Мадрид, Лондон и Амман, Кашмир и Ирак, Москву и Беслан, находящемуся в одном из самых неспокойных регионов мира Израилю едва ли стоит гневить судьбу.

С террором можно и нужно успешно бороться: израильские силы безопасности доказали, что знают, как это делать. Достаточно сказать, что в 2005 г. израильские военные задержали 160 потенциальных террористов-смертников; не удалось задержать лишь семерых.

Едва ли в обозримой перспективе Израиль ждет новый мирный договор с какой-либо арабской страной или с палестинцами. Однако отсутствие мира еще не означает отсутствия безопасности. Руководство, если оно действительно будет сильным, сможет и дальше обеспечивать израильтянам высокую степень личной безопасности, предоставляя руководителям силовых структур широкие полномочия действовать, исходя из своих профессиональных возможностей.

Добиться большего — не в силах израильского правительства, и чем скорее прекратится бессмысленная демагогия о грядущем мире, тем более адекватные решения смогут принимать и политические элиты, и широкие слои израильского общества.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03045 sec