Иракская наркоугроза и пути ее устранения

20 февраля 2006
А.Ж. Хасянов

В последние годы мировое сообщество уделяет все большее внимание решению многочисленных проблем Ближнего Востока, как региональных, так и национальных, которые традиционно характеризуются как «новые глобальные вызовы человечеству». Примером этого может служить опыт демократизации Ирака. Многие миллиарды американских долларов и многочисленные человеческие жертвы, которым еще не подведен итог, так и не смогли урегулировать комплекс проблем, обусловленных местом Ирака в военно-политической системе поддержания региональной стабильности на Ближнем Востоке, прежде всего в зоне Персидского залива.

Более того, все усилия (политические, экономические, военные), предпринятые в последние полтора десятилетия, не только не устранили старые проблемы, но и породили новые, не менее опасные и тревожные как для собственно Ирака, так для региона и мира в целом. Одной из них стал вопрос нелегального оборота наркотиков.

Прежде, то есть в годы правления Саддама Хусейна, эта проблема не стояла столь остро, как сегодня, и не будоражила общественное мнение ни в Ираке, ни тем более в мире. Вопросы наркомании, не говоря уже о наркобизнесе, находились под жесточайшим контролем правящего режима и его репрессивного аппарата в лице спецслужб, полиции и прокуратуры. Хотя следует признать, что эта проблема хоть и не обсуждалась публично, в ограниченных масштабах продолжала сохраняться.

В то же время, по информации некоторых источников, прежде всего курдских, наркотики, главным образом наркотрафик, использовались в качестве инструмента политической борьбы, применявшегося для дестабилизации общественно-политической ситуации в северо-восточной части Курдистана и подкупа некоторых племен на юго-востоке страны.

Ситуация менялась по мере усиления внешнего давления на багдадский режим и ослабления его власти в стране. Резкая смена произошла после свержения С. Хусейна. Иностранные оккупационные власти, силовым методом демонтировав прежнюю систему государственной власти, так и не смогли создать эффективный механизм управления государством. Как следствие, в стране возник политический вакуум, породивший экономический и социальный хаос (низкий уровень жизни, массовую безработицу и пр.).

На фоне деструктивных настроений, возобладавших в обществе, в Ираке произошел резкий всплеск наркомании. Наркотики стали доступными — если не по цене, то по возможности их приобретения. Торговля ими ведется почти открыто на улицах Багдада, в городских кофейнях и газетных киосках. При этом в сферу наркобизнеса активно вовлекаются дети и подростки.

Сложная ситуация усугубилась тем, что накануне военной операции коалиционных войск, возглавляемых США, тогдашние власти Ирака выпустили из тюрем тысячи уголовных заключенных, которые энергично содействовали организационному формированию нелегальной наркоторговли в стране.

В страну проникли и стали распространяться такие наркотики, как гашиш, героин, кокаин. Однако в силу их дороговизны, например, как сообщают британская телерадиовещательная компания «Би-би-си» и информагентство Associated Press, по данным на осень 2005 года, 1 грамм героина на улицах Багдада стоил 20–25 долл. США (накануне иностранного вооруженного вторжения в 2003 году его стоимость составляла 15 долл. США), наибольший спрос у иракцев находят сильнодействующие наркосодержащие лекарства. Этому в немалой степени способствовало и то обстоятельство, что в начальный период оккупации шел массовый процесс разграблений аптек, больниц и медицинских складов, когда в руки преступников попали крупные партии лекарств.

По информации начальника антинаркотического подразделения иракской полиции Омара Заида, на которую ссылается «Би-би-си», наиболее ходовым товаром у местных наркоманов являются 10–15 сильнодействующих лекарственных препаратов, в число которых входят валиум, диазепам и различные психотропные таблетки.

Особую озабоченность у нынешних властей Ирака, прежде всего у руководителей национальной системы здравоохранения, вызывает увеличение численности наркоманов за счет вовлечения в наркоманию молодежи, подростков и детей младшего возраста.

По признанию корреспонденту газеты «The Washington Post» врача-психиатра Сирвана К. Али, участвующего в Национальной программе по контролю за наркотиками, разработанной минздравом Ирака, «проблема наркотиков в Ираке напоминает начальную стадию эпидемии». При этом он добавил, что у государства нет ни возможностей, ни опыта в области контроля за наркопотреблением и борьбы с наркоманией.

Это заявление не стало сенсацией, так как еще в конце 2004 года тогдашний министр здравоохранения переходного правительства Ирака Аллауддин Абд аш-Шахиб Адван, как сообщают источники Управления ООН по наркотикам и преступности, признал: «Согласно собранной нами информации, проблема с наркоманией становится эпидемиологической для Ирака, особенно это касается подростков и молодежи».

В настоящее время в стране отсутствует какая-либо достоверная статистическая информация, касающаяся наркомании. Однако, по заявлению сотрудника минздрава Ирака Сарьяна Камиля, ответственного за реализацию программы по наркоконтролю, число официально зарегистрированных наркоманов на конец 2004 года составляло 2029 человек. Основная часть этих больных проживали в иракской столице и южных районах страны.

Сотрудники программы по наркоконтролю, отслеживающие тенденцию развития ситуации, констатируют ее ухудшение. Так, в октябре 2005 года руководитель антинаркотической программы иракского минздрава Камиль Али подтвердил, что число официально установленных наркоманов только в Багдаде, включая пригороды, превысило 7 тыс. человек. За 2005 год число официальных больных наркоманией в г. Кербале превысило 1200 человек (в 2004 году их насчитывалось 400).

Вероятно, в таком развитии ситуации в Ираке нет ничего неожиданного. По крайней мере, президент Международного управления по контролю за наркотиками (The International Narcotics Control Board — INCB) Хамид Годсе заявил в июне 2005 года, что ситуация с наркотиками в Ираке развивается сейчас так же, как и в других кризисных регионах мира.

Страна фактически утратила контроль над границами, которые перестали выполнять функции, изначально возложенные на них государством, в том числе по защите от нелегального проникновения наркотиков на иракскую территорию. Национальная правоохранительная система была практически уничтожена, что устранило возможность целенаправленного противодействия усилиям организованных преступных групп, как национальных, так и трансграничных, по вовлечению территории Ирака в сферу своих противоправных интересов.

При этом почти полностью были утрачены обладавшие опытом противодействия контрабанде и распространению наркотиков кадры полиции и спецслужб, услуги которых вполне могли быть востребованы преступным миром. Все это, по мнению президента INCB Х. Годсе, главы Управления ООН по наркотикам и преступности (УООННП) Антонио Мария Коста, руководителя отдела изучения проблем безопасности и терроризма дубайского Исследовательского центра государств Персидского залива Мустафы Алани, начальника таможенной службы иракской провинции Эн-Наджаф бригадного генерала Хусейна Газали и ряда других зарубежных и иракских экспертов, создало благоприятные условия для расширения возможностей уже существующего международного наркотрафика за счет включения в него иракской территории.

Таким образом, международная военная операция по свержению режима С. Хусейна дала весьма неожиданный результат, превратив некогда безопасную с точки зрения нелегального транзита наркотических веществ страну в элемент трансграничного наркобизнеса.

В немалой степени такой трансформации постсаддамовского Ирака способствовали наличие отлаженных логистических цепей и выгодное географическое местоположение страны, имеющей выходы на Турцию, Иран, государства Персидского залива, Иорданию и Сирию. При этом за более чем десятилетнюю историю применения эмбарго, введенного ООН в отношении Ирака после предпринятой им попытки аннексии соседнего Кувейта, в Ираке сформировались хорошо организованные каналы контрабанды — прежде всего нефти.

После международной военной интервенции, начавшейся в марте 2003 года, доступ иракской нефти на мировой рынок стал свободным. Вытесненные из этого сегмента рынка контрабандисты, как внутри страны, так и за ее пределами, достаточно быстро переориентировали свое внимание на нелегальный вывоз из Ирака предметов старины, антиквариата из разграбленных музеев и оружия, похищенного с неохраняемых армейских складов. Затем пришел черед наркотиков.

Специалисты УООННП первыми встревожились, заметив предварительные признаки активизации наркотрафика на иракском направлении. По словам руководителя Управления Антонио Мария Коста, об этом сообщили его подчиненные, командированные в Ирак в конце лета 2003 года. Однако миссия Управления ООН по наркотикам и преступности, прибывшая в Багдад 5 августа, проработала в стране всего несколько дней — до 18 августа. А уже 19 августа 2003 года она была вынуждена свернуть свою деятельность в связи с взрывом здания представительства ООН в Багдаде, унесшим жизни многих сотрудников его персонала.

Тем не менее даже этого времени инспекторам УООННП хватило для того, чтобы убедиться в серьезности подозрений относительно налаживания международного трафика, проходящего по территории Ирака.

Наркотики хлынули в Ирак с самых разных сторон, тем более что многие окружающие его страны хорошо известны как государства, имеющие глубокие исторические корни в области выращивания и переработки наркосодержащих растений. Еще относительно недавно Турция и Иран входили в состав так называемого Золотого полумесяца — региона, составлявшего конкуренцию не менее печально известному району Золотого треугольника, охватывающему труднодоступные приграничные территории сразу нескольких государств Юго-Восточной Азии — Мьянмы, Таиланда и Лаоса.

Предпринятые Анкарой и Тегераном жесткие меры по борьбе с наркобизнесом в считанные годы резко снизили остроту проблемы производства наркотиков и их потребления в этих двух странах, хотя и не смогли окончательно уничтожить проходящий через их территорию международный наркотрафик.

Полицейская хроника свидетельствует, что через Турцию и частично через Иран в Ирак проникают крупные партии кокаина, которые затем нелегально доставляются в страны Аравийского полуострова. В частности, в 2003–2004 годах военнослужащие находившихся на территории этой страны польского и украинского контингентов коалиционных вооруженных сил задерживали отдельные контрабандные грузы кокаина, следовавшие из Ирана.

Вместе с тем Иран по-прежнему остается для Ирака главным каналом поступления опия, героина и гашиша, производимых в Афганистане. Доставка наркотика идет преимущественно через Курдистан, который в силу сепаратистских тенденций слабо контролируется официальным Тегераном, не говоря уже о властях в Багдаде.

По информации полиции административного центра Автономного Курдистана г. Эрбиля, в первом квартале 2005 года ею были задержаны 19 иранских контрабандистов, перевозивших героин через ирано-иракскую границу. В мае, согласно сведениям из того же источника, в г. Сулеймании была пресечена подпольная банда наркодилеров, состоявшая из шести граждан Исламской Республики Иран (ИРИ). Эти случаи не являются единичными, как утверждают в Багдаде, они происходили и ранее. Как явствует из этих заявлений, только с мая по ноябрь 2004 года силы правопорядка и коалиционные войска провели девять задержаний наркокурьеров.

Один из высокопоставленных чинов иракской полиции, ответственный за борьбу с нелегальным оборотом наркотиков, генерал-лейтенант Раад Махди, указывая на иранский след поступления наркотических средств, подчеркивает: «Иран является основным источником наркотиков, циркулирующих в южных и центральных районах Ирака». При этом он, как, впрочем, и многие другие представители иракских властей, открыто обвиняет иранских паломников в нелегальной транспортировке наркотиков при посещении ими шиитских религиозных святынь в городах Эн-Наджаф и Кербала.

В свою очередь, информация о проникновении наркотиков в Ирак с территории Ирана подтверждалась высокопоставленными сотрудниками Управления ООН по наркотикам и преступности. В августе 2003 года начальник оперативного подразделения УООННП Бернард Фрахи заявил, что в качестве главных каналов для этого преступные группы использовали иракский Курдистан и южноиракский порт Умм-Каср.

В октябре 2004 года американские источники распространили информацию, что на укрепление наркобизнеса в Ираке оказывают влияние сирийские наркоторговцы. Так, эксперты Государственного департамента США высказывали мнение, что некоторые граждане Сирии занимаются подпольной транспортировкой синтетических наркотиков, таких как, например, «каптагон», схожий по своим свойствам с амфетамином, в соседний Ирак для их последующей переадресации в Саудовскую Аравию и другие страны Аравийского полуострова.

Темпы и масштабы разрастания наркобизнеса в Ираке были столь велики, что эта проблема стала очевидной не только для властей и населения страны или специализированных международных организаций, призванных вести мониторинг ситуации в области международного наркотрафика и вырабатывать соответствующие рекомендации для ее исправления, но и для соседних государств.

Одной из первых почувствовала на себе последствия активизации наркобизнеса в регионе Иордания. Уже в 2003 году пограничная и таможенная службы Хашимитского Королевства зафиксировали резкий рост количества задержаний контрабандистов, пытавшихся нелегально ввезти в страну наркотики (героин, опий, гашиш, кокаин и амфетамины), и объемов изъятого у них запрещенного зелья. При этом, по словам высокопоставленных лиц королевства, в период нахождения С. Хусейна у власти Иордания фактически не сталкивалась с проблемой поставки наркотических веществ из Ирака.

В 2004 году поток наркотиков продолжал возрастать, что привело к серии громких операций по задержанию на границе крупных партий запрещенных к ввозу веществ, которые транспортировались в основном крупнотоннажными грузовиками. В то же время руководитель иорданской службы по борьбе с наркотиками Т. Маджали, признавая, что удается пресекать не более 20 процентов нелегальных наркопоставок, выразил надежду на оснащение пунктов пропуска на границе рентгеновскими установками и активизацию информационного обмена между всеми заинтересованными ведомствами государств региона. Он также высказал опасение, что наркотрафик, набирающий силу в королевстве под воздействием иракского транзита, может привести к повышению уровня наркомании среди иорданских подданных.

Не менее острое положение сложилось на саудовско-иракской границе. Согласно информации полиции КСА, аресты контрабандистов и захват нелегально транспортируемых наркотических веществ перестали быть здесь редкостью. Так, в начале июня 2005 года в иракской провинции Эн-Наджаф были арестованы 20 наркоторговцев, готовивших большую партию гашиша для отправки в Саудовскую Аравию. Оценочная стоимость этого зелья, заявил начальник местной пограничной службы бригадный генерал Хусейн Газали, составила около 10 млн долл. США.

За первое полугодие 2005 года силами саудовских пограничников и таможенников на границе с Ираком было задержано около 10 тонн гашиша. Встревоженный этими фактами, официальный Эр-Рияд, согласно информации газеты «The World Tribune», разместил на этом участке границы 35 тыс. военнослужащих. С марта 2004 года на границе было установлено 34 стационарных поста и создано 37 передвижных групп, в состав которых включены офицеры, специально подготовленные для пресечения контрабанды наркотиков.

Кувейт, со своей стороны, также предпринял комплекс необходимых мер с целью укрепления своей границы с Ираком и предотвращения проникновения на территорию эмирата наркотиков. Этот вопрос превратился в один из основных в повестке дня двусторонних переговоров на самом высоком уровне.

В этих условиях ведущие международные структуры, ответственные за координацию усилий мирового сообщества в борьбе против трансграничного наркобизнеса, были вынуждены открыто заявить о превращении Ирака в перевалочную базу для нелегальной транспортировки наркотиков из Афганистана и Ирана в Европу и на Ближний Восток, включая зону Персидского залива.

Как заявил Хамид Годсе на 83-й сессии Международного управления по контролю за наркотиками, прошедшей в Вене в мае 2005 года, каналы нелегального транзита наркотиков, пролегающие по иракской территории, ориентированы, как уже отмечалось, на Саудовскую Аравию и другие государства Аравийского полуострова, Иорданию с последующим выходом на общеарабский рынок запрещенных наркотических веществ и на европейские государства Средиземноморья, а также на Турцию, Балканы и далее на страны континентальной Европы.

Указывая на это, Х. Годсе подчеркнул, что хоть возглавляемая им организация и не располагает точными статистическими данными о наркобизнесе в Ираке, все же «бьет тревогу» с целью предупреждения неконтролируемого разрастания наркоугрозы, обусловленной расширением каналов наркотрафика на иракской территории.

Осознавая реальную опасность развития ситуации с нелегальным оборотом наркотиков в Ираке и их транзита по иракской территории, международные организации, прежде всего Организация Объединенных Наций, призвали мировое сообщество к координации действий всех государств по устранению условий, благоприятствующих нарастанию наркоугрозы в Ираке, и принятию энергичных и безотлагательных мер по антинаркотической борьбе в регионе, включая налаживание обмена информацией, подготовку кадров полиции и спецслужб, призванных противостоять расширению наркобизнеса, укрепление пограничной и таможенной служб Ирака техническими средствами.

Как отмечают международные эксперты, иракские власти стремятся к максимально широкому международному сотрудничеству в этой сфере. В 2004 году в Ираке был принят закон № 93 об «отмывании» денег, который также направлен на облегчение борьбы с наркобизнесом. Однако отвлечение основных ресурсов вновь создаваемой правоохранительной системы страны на силовое подавление повстанческого движения, «кадровый голод» в полиции и спецслужбах оставляют мало шансов для успешного решения поставленной задачи.

Однако главным препятствием на пути снижения наркоугрозы, исходящей сегодня из Ирака, представляется не укрепившийся за последние годы международный наркотрафик и даже не бессилие нынешних властей страны, а двойственная позиция США по данному вопросу.

Она заключается в том, что пресечение наркобизнеса в Ираке на фоне не утихающего вооруженного сопротивления иностранному военному присутствию на иракской территории и курсу марионеточного, как заявляют местные боевики, правительства страны, совсем не рассматривается Вашингтоном в качестве первоочередной цели политики США в регионе, тем более что, по некоторым оценкам, лишь около 10 процентов афганского героина попадает на американскую территорию. Тем не менее Государственный департамент США склонен признавать ситуацию в Ираке как тревожную и рассматривать необходимость выработки достаточных мер по устранению международного трафика в зоне Персидского залива и прежде всего в зоне иракского конфликта, понимая, что вырученные от продажи наркотиков средства идут и на вооружение иракских боевиков.

Представитель этого ведомства, ответственный за вопросы международного взаимодействия в борьбе с международным наркобизнесом, Роберт Б. Чарлз даже заявил в 2004 году: «Потенциально это (иракский наркотрафик) может стать значительно более масштабной проблемой». Благодаря усилиям Госдепа США несколько сотрудников иракской полиции прошли специальную подготовку по борьбе с наркотиками. Вместе с тем, согласно сведениям за 2004 год, американское внешнеполитическое ведомство располагало в Ираке всего пятью экспертами по наркотикам, да и то их деятельность ограничивалась исключительно отслеживанием динамики наркотрафика в стране.

Пентагон, со своей стороны, не проявляет желания подключаться к этой борьбе, полагая, что эта задача выходит за рамки возложенных на армейские подразделения функций и что ее реализация вряд ли будет способствовать повышению эффективности деятельности коалиционных вооруженных сил в этой стране.

Разнонаправленность американских действий в Ираке позволила сотруднику Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Б. Крокеру дать им весьма низкую оценку: «Все усилия, предпринятые здесь (в Афганистане и Ираке), нельзя назвать серьезными». А руководитель отдела изучения проблем безопасности и терроризма дубайского Исследовательского центра государств Персидского залива Мустафа Алани был более откровенен, сказав, что этих усилий и не было, так как все внимание было сконцентрировано на противодействии вооруженному сопротивлению.

Тем не менее в самих США все более отчетливо представляют потенциальную угрозу разрастания наркотрафика через территорию Ирака. Подтверждением этому служит письмо конгрессмена Генри Хайда, направленное госсекретарю США Кондолизе Райс 8 сентября 2005 года и перепечатанное газетой «The Washington Post». Американский законодатель, связывая проблему наркобизнеса с финансированием международного терроризма, констатировал: «Мы не можем больше игнорировать опасность нашей безопасности, которую таит наркоторговля в Ираке».

Силовое свержение режима С. Хусейна спровоцировало возникновение дополнительной угрозы для Ирака, ближневосточного региона и мира в целом, связанной с расширением международного наркотрафика на стыке Азии, Африки и Европы. Однако за последние три года, несмотря на увещевания ООН, мало что было сделано для того, чтобы если не устранить эту угрозу, то хотя бы поставить ее под разумный контроль, исключив возможность ее стихийного разрастания. Тем не менее, очевидно, что поиск выхода из сложившейся ситуации кроется в активизации самого широкого международного сотрудничества, а это невозможно сегодня в силу неготовности США к кардинальному изменению своего курса в отношении иракского кризиса, который нельзя преодолеть вне рамок общих усилий мирового сообщества по нормализации жизни в Ираке.

Вместе с тем урегулирование иракской проблемы, в том числе в области незаконного оборота наркотических веществ, представляется малоперспективным без активного привлечения к этому процессу соседних государств, прежде всего Ирана и Сирии, которые Вашингтон рассматривает как «изгоев», игнорируя их влияние в регионе.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03074 sec