Ирано-ливанский диалог: согласование позиций

20 февраля 2006
А.А. Розов

Приоритетность ливанского вектора в новом внешнеполитическом курсе президента ИРИ М. Ахмадинежада нашло прямое подтверждение в первых шагах иранской дипломатии после президентских выборов. В этом контексте состоявшийся 15–17 февраля с.г. визит в Ливан главы внешнеполитического ведомства ИРИ М. Моттаки следует рассматривать как плановый, направленный на укрепление союзнических связей между Тегераном и Бейрутом. Тем более что он стал первой поездкой М. Моттаки в эту страну в новом качестве (последний раз Бейрут посещал мининдел К. Харрази в мае 2005 года).

Некоторую пикантность визиту придает тот факт, что это, по сути, первый официальный контакт на высоком уровне между руководством Ирана и Ливана после президентских выборов в ИРИ, в то время как политическое общение иранских неоконсерваторов с высшим звеном ливанской радикальной шиитской организации «Хизбалла» стартовало вслед за президентской кампанией и ведется уже более полугода.

Примечательно, что генеральный секретарь этой организации посетил Тегеран и встретился с М. Ахмадинежадом в августе 2005 года в компании других высоких представителей дружественных Тегерану государств (в этот же период Иран посетили премьер-министр Ирака И. Джаафари и президент Сирии Б. Асад).

Обращает на себя внимание отсутствие в этом «списке друзей» представителей ливанского высшего руководства. При этом генеральному секретарю «Хизбаллы» оказали тогда в Тегеране максимально высокие почести: он был принят Верховным руководителем ИРИ А. Хаменеи, провел переговоры с президентом М. Ахмадинежадом, бывшим президентом С.М. Хатами, председателем Совета по целесообразности принимаемых решений А.А. Хашеми-Рафсанджани, спикером меджлиса Г.А. Хаддад-Аделем, минобороны А. Шамхани, мининдел К. Харрази.

Все это наводит на мысль, что взаимоотношения между Тегераном и Бейрутом, несмотря на традиционную близость, переживают сегодня непростой период. В первостепенном порядке они рассматриваются сторонами под углом пересечения шиитских и суннитских интересов как внутри самого Ливана, так и в масштабах всего региона.

Во многом этапным событием, придавшим новое звучание ирано-ливанским отношениям, стало убийство в Бейруте бывшего премьер-министра Р. Харири, которое в Иране квалифицировали как происки «сионистского режима», направленные на дестабилизацию внутриполитической ситуации в Ливане. Об этом иранское руководство косвенно намекало в своих посланиях соболезнования руководству и народу Ливана, отмечая в них, что за данным терактом стоят силы, стремящиеся «нарушить единство и сплоченность ливанской нации».

Тогда Тегеран серьезно обеспокоился ситуацией в Ливане и применил все свои рычаги воздействия (в первую очередь, через «Хизбаллу»), чтобы нейтрализовать «усилия по подрыву территориальной целостности» Ливана. Иранцы полагали (причем совершенно справедливо), что убийство Р. Харири — событие далеко не локального масштаба, которое может не только привести к возникновению нового витка напряженности на ливанском треке ближневосточного процесса, но и в целом дестабилизировать ситуацию в регионе.

При этом со стороны Тегерана звучали в том числе конструктивные идеи о важности стабилизации ситуации в Ливане. В этом контексте Ирану принадлежит немалая заслуга в программировании алгоритма действий шиитской парламентской коалиции (в совокупности «Хизболла» и «Амаль» имеют в своем активе 35 депутатских мест).

Нынешний визит в Бейрут главы иранского МИДа М. Моттаки был призван сгладить имеющиеся острые углы во взаимоотношениях между руководством Тегерана и Бейрута, наладить постоянный канал общения с ливанскими властями. М. Моттаки встретился с президентом Э. Лахудом, премьер-министром Ф. Синиора, спикером парламента Н. Берри, министром иностранных дел Ф. Салухом.

Диалог на тему двусторонних отношений ограничился официальными заверениями сторон в намерении укреплять высокий политический диалог и расширять торгово-экономические связи. В вопросах внутриполитической ситуации в Ливане иранский министр был вежливо корректен. Он заявил, что одним из приоритетных направлений региональной политики ИРИ является оказание поддержки ливанскому правительству в его усилиях по достижению национального согласия и единства. Иранское руководство, по его словам, уважает политическую волю и выбор ливанских властей и народа.

Тегеран, заявил в дипломатичной форме М. Моттаки, поддержит любой исход переговоров различных этнических и религиозных групп Ливана по решению внутренних проблем. Он призвал их к мирному сосуществованию.

Помимо диалога по перспективам двустороннего взаимодействия, в том числе на случай возможного резкого обострения ситуации в регионе из-за иранской ядерной проблемы, стороны обсуждали Палестину (в свете победы ХАМАСа на парламентских выборах) и Ирак. М. Моттаки разъяснил нынешнему руководству Ливана позицию Тегерана по ядерной проблеме, отметив недопустимость попыток США лишить мусульманский мир инновационных технологий в ядерной области.

Он заявил, что курс нового правительства М. Ахмадинежада, базирующийся на принципе справедливости, направлен на реализацию национальной задачи Ирана по обеспечению доступа к мирным ядерным технологиям. И развязанная американцами психологическая и дипломатическая война против Тегерана здесь не является помехой.

Отдельно стороны затронули некоторые аспекты известного «карикатурного» скандала: иранский мининдел обвинил некоторые европейские СМИ в «неверном и аморальном поведении, нанесшим урон исламским ценностям по всему миру» (МИД ИРИ уже разослал в 16 европейских столиц официальные ноты протеста по этому поводу).

Примечательно, что кроме встреч с официальным ливанским руководством имело место общение М. Моттаки с представителями местного духовенства. В частности, он встречался с шиитским авторитетным деятелем Х. Фадаллой. На этой встрече, надо полагать, состоялся конфиденциальный и предельно откровенный диалог, касающийся совместного противодействия американо-израильской политике на Ближнем Востоке. Глава МИДа Ирана подчеркнул важную роль исламских улемов Ливана в обеспечении порядка и законности в стране.

Стороны беседовали о перспективах ближневосточного региона, обсуждали общие интересы исламского мира. Х. Фадалла был солидарен с позицией иранского руководства по всем чувствительным вопросам, включая ядерную программу ИРИ. Он заявил, что «гордится сопротивлением Тегерана в отстаивании собственных интересов в научно-технической сфере». По его словам, США стремятся наложить санкции на весь мусульманский мир, чтобы лишить его доступа к технологическим ноу-хау.

Кроме Х. Фадаллы, М. Моттаки встречался с рядом известных в Ливане религиозных деятелей, причем не только шиитского толка. В их числе заместитель председателя Высшего шиитского совета Ливана А.А. Кабалан, высший муфтий ливанских суннитов М. Каббани, религиозный лидер маронитов Н. Сфейр. Вполне прогнозируемой стала встреча главы иранского МИДа с генеральным секретарем ливанской «Хизбаллы» Х.Насруллой. Переговоры между ними проходили за закрытыми дверями.

Совершенно очевидно, что растущее желание Тегерана играть более активную роль на ливано-израильском треке вызывает у определенной части политической элиты Ливана (сунниты, христиане — прежде всего прозападной ориентации) понятную настороженность. Эта часть ливанского истеблишмента во главе с президентом Э. Лахудом будет препятствовать попыткам Тегерана разыграть «шиитскую карту» в Ливане.

С другой стороны, Тегеран намерен осуществлять целенаправленную политику по усилению своих позиций среди шиитской части ливанского общества. Наглядное практическое подтверждение этой политики — сепаратные встречи и переговоры М. Моттаки в Бейруте с «некоторыми духовными лидерами Ливана», проще говоря — с шиитскими авторитетами.

В этом же контексте следует рассматривать предпринимаемые иранским руководством шаги по постепенной трансформации «Хизбаллы» в политическую организацию: подвигнув ее на участие в парламентских выборах, иранцы сумели обеспечить ее активную роль в общественно-политической жизни Ливана. В аналогичном ключе Тегеран работает и с другим радикальными организациями в регионе: его вклад в политический успех на палестинских выборах радикальной группировки ХАМАС также нельзя недооценивать.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03699 sec