Что скажет Иран в Москве?

17 февраля 2006
Политический обозреватель РИА Новости Петр Гончаров

Решающий раунд диалога с ЕС и МАГАТЭ относительно своей ядерной программы Иран проведет в ближайший понедельник в Москве.

20 февраля в российской столице пройдут российско-иранские переговоры по так называемой российской инициативе, предполагающей строительство на российской территории совместного российско-иранского (возможно участие и третьих стран) предприятия по обогащению урана. От результатов этих переговоров зависит многое, если не все. Фактически, от того, какую позицию на них займет иранская делегация, зависит решение вопроса - передавать или нет иранское ядерное досье в Совет Безопасности ООН, на чем уже настаивает ведущая с Тегераном переговоры «евротройка», практически также и Совет управляющих МАГАТЭ, не говоря уже о главном оппоненте Ирана - США.

Состоявшееся в начале февраля экстренное заседание Совета управляющих МАГАТЭ по иранской ядерной программе показало, что общий настрой его к позиции, которую занимает в последнее время Иран в вопросе обогащения урана и создания собственного полного ядерного цикла, заметно ужесточился. Советом была принята жесткая резолюция, обязывающая генерального секретаря МАГАТЭ Мохаммеда эль-Барадэи проинформировать СБ ООН по иранской ядерной программе, а также о предпринимаемых Агентством мерах и готовности Ирана к сотрудничеству.

За резолюцию проголосовало абсолютное большинство Совета – 27 членов из 35. Но главное – за резолюцию проголосовали Россия и Китай, являющиеся постоянными членами СБ ООН. Ранее они выступали против передачи иранского досье в СБ ООН, что, принимая во внимание их право на вето в СБ, делало эту «передачу» бессмысленным актом. Теперь и они "за".

Важно, что принятая резолюция – это еще не "передача досье", а только призыв информировать СБ ООН. Ирану, уже в который раз, дали понять, что у него еще есть возможность оставить досье в ведении МАГАТЭ, согласись Иран на российский вариант в вопросе обогащения урана.

Суть предложения - производить это обогащение совместно на российской территории и с обязательным возвращением отработавшего ядерного топлива в Россию. На такой вариант согласны все, включая и главного оппонента Ирана - США.

Предложение России Ирану по ядерному топливу остается в силе, и США его поддерживают, заявил, в частности, в минувший вторник пресс-секретарь Белого дома Скотт Маклеллан. С таких же позиций выступила и Еврокомиссия, также призвавшая днем позже Иран принять предложение России. "Если Иран вновь прекратит деятельность по обогащению урана и примет российское предложение, путь обращения в СБ ООН, возможно, не будет востребован", процитировали бельгийские СМИ заявление еврокомиссара по вопросам правосудия, свобод и безопасности Франко Фраттини, сделанное им в среду в Страсбурге на пленарной сессии Европарламента. По итогам обсуждения иранской ядерной программы Европарламент принял резолюцию, в которой призвал Иран "серьезно» отнестись к предложению России.

Москва (в принципе, как и Пекин) по-прежнему выступает за дипломатический вариант решения иранской проблемы, о чем свидетельствуют заявления главы российского МИД Сергея Лаврова, высокопоставленных российских парламентариев и государственных чиновников. Вместе с тем, подписав известную резолюцию СУ МАГАТЭ (и настояв, кстати, на включение в текст резолюции пункта, указывающего, что «информирование» СБ ООН не означает передачи иранского вопроса в этот орган), Россия тем самым взяла на себя и определенные обязательства. Видимо, они сводятся к тому, чтобы склонить Иран к компромиссным решениям в первую очередь в работе с МАГАТЭ. Тест на такую готовность к компромиссам Ирану предстоит пройти 6 марта, теперь уже на очередном, плановом заседании Совета управляющих Агентства.

В Москве предпочитают осторожно комментировать возможные ожидаемые результаты предстоящих переговоров, памятуя, очевидно, об умении иранской дипломатии уходить от конкретных ответов.

Действительно, шансов у Ирана оставить свое ядерное досье в ведении МАГАТЭ без передачи его в СБ ООН осталось мало, если не сказать – остался последний, российский вариант. И если на переговорах в Москве со стороны иранской делегации вновь прозвучит уже ставшая классической формулировка «мы принимаем российское предложение, но обогащение урана будем производить на иранской территории», Иран рискует лишиться и последнего шанса.

До 6 марта осталось не так уже и много дней, и трудно сказать, найдутся ли у Москвы необходимые аргументы, чтобы обосновать на этом плановом заседании Совета управляющих МАГАТЭ свою позицию, выступая против передачи иранского досье в СБ ООН.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03848 sec