Ситуация в Иране (январь 2006)

17 февраля 2006
А.А.Розов

Первостепенное влияние на ситуацию как внутри Ирана, так и вокруг него в январе 2006 г. оказывала тема иранской ядерной программы. Преимущественно вокруг нее и развивались главные события политической жизни страны.

Решение иранского руководства от 9 января с.г. о возобновлении ядерных исследований на предприятии в Натанзе усугубило и без того напряженную ситуацию вокруг иранского ядерного досье (ранее, 7 января Иран направил в МАГАТЭ официальное уведомление о намерении распломбировать этот ядерный объект). Это принципиальное решение 10 января с.г. огласил заместитель руководителя Организации по атомной энергии ИРИ М.Саиди, подчеркивая, что оно основывается на положениях Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

По его словам, ядерные исследования «официально возобновились на объектах, которые инспектированы МАГАТЭ». Он подчеркнул также, что Тегеран в данном контексте разделяет «производство ядерного топлива» и «исследования и доступ к технологиям», но пообещал, что процесс производства топлива также вскоре будет возобновлен. В практическом плане решение было исполнено 11 января, когда со зданий мастерских «Парс Тараш» и «Фараянд Техник» в Натанзе были сняты пломбы.

Комментируя принятое решение, президент Ирана М.Ахмадинежад подтвердил 14 января с.г. то, что начатые исследования касаются т.н. «процесса обогащения». Он также не исключил, что одновременно с исследованиями Тегеран может вскоре начать урановое обогащение в промышленных целях. Он вновь подчеркнул мирный характер иранских программ, заявив, что страны, обладающие ядерным оружием, «не имеют никаких преимуществ, разве что – подрывают свой имидж».

Не удивительно, что данное решение руководства было твердо поддержано в иранском парламенте. 221 депутат меджлиса подписался под декларацией в пользу такого решения. В декларации указывается, что Тегеран на протяжении последних лет предпринимал успешные последовательные попытки по снятию подозрений в отношении его ядерной программы: в докладах гендиректора МАГАТЭ неоднократно был озвучен тезис о том, что Иран не нарушал международного законодательства в области нераспространения.

Одним из главных достижений последних лет, говорится в декларации, является подготовка группы молодых ученых в области ядерной физики, которые считаются «предметом гордости иранской нации».

С возобновлением деятельности объекта в Натанзе перспективы продолжения ирано-европейского диалога по ядерной тематике стали еще менее реальными. Несмотря на это, иранская сторона продолжала в декларативном плане высказываться в пользу целесообразности возобновления переговорного процесса, который откровенно «провис».

Министр иностранных дел ИРИ М.Моттаки 13 января призвал «евротройку» к «терпимости» и «здравому и разумному поведению». Он рекомендовал европейцем проводит различие при рассмотрении вопроса о производстве ядерного топлива и осуществлении ядерных исследований. По словам М.Моттаки, Иран готов к предметному диалогу с ЕС по производству ядерного топлива (вопрос об исследованиях в ядерной области, дескать, даже не подлежит обсуждению – это законное и неотъемлемое право Тегерана).

Он также настроен на диверсификацию переговорного процесса по ядерной программе за счет подключения России, КНР и стран-членов Движения неприсоединения (ДН). В обращении иранского мининдел звучали и угрозы: в случае передачи иранского досье в Совет Безопасности ООН европейцы лишатся благоприятного шанса, а Иран в таком случае приступит к практической реализации принятого парламентом закона, подразумевающего прекращение добровольного сотрудничества с МАГАТЭ.

Позицию иранского МИД в отношении перспектив переговоров с «евротройкой» дополнил представитель Ирана в ООН А.А.Солтание, заявивший, что в случае передачи иранского досье «в другие международные органы», Тегеран откажется от добровольных мер доверия, а переговорному процессу с Брюсселем наступит конец. Эту угрозу косвенно подтвердил 15 января с.г. спикер парламента Г.А.Хаддад-Адель, пригрозивший выходом Ирана из дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ.

Он отметил, что в соответствии с законом парламента, в случае передачи иранского досье в СБ ООН Тегеран прекращает добровольное сотрудничество с МАГАТЭ и выполнение положений Доппротокола. В отношении перспектив переговорного процесса с «евротройкой» спикер парламента ИРИ высказался в более пессимистичном ключе: по его словам, «сегодня не 19 век, поэтому разговаривать на языке колонизаторов стало бесполезным».

Он не исключил возможности продолжения диалога, но только как средства «прояснить весь спектр существующих вокруг ядерного досье аспектов». Тем не менее, намеченный на 18 января с.г. очередной раунд переговорного процесса с «евротройкой» не состоялся.

Во второй половине января ситуация вокруг ядерной программы ИРИ сконцентрировалась на российском и китайском треках. Активность иранской дипломатии на этом направлении накануне предстоящей в начале февраля чрезвычайной сессии Совета Управляющих (СУ) МАГАТЭ довольно откровенно объяснил член парламентской Комиссии по внешней политике и национальной безопасности К.Джалали, заявивший об обеспокоенности иранских властей в связи с укреплением консенсуса между США, Европой и Россией по предотвращению доступа Ирана к замкнутому ядерному топливному циклу (ЯТЦ).

Вполне очевидно, что перед сессией СУ международное сообщество ожидало от Тегерана хотя бы некоторых подвижек, позволяющих прогнозировать в перспективе хрупкий компромисс и восстановление взаимного доверия.

Главные надежды Запада в этой связи были связаны с успехом российских предложений о создании на российской территории совместного с Ираном центра по обогащению урана. Причем с подачи иранских властей, в переговоры по созданию СП были оперативно подключены китайцы. Однако блиц-визиты главного ядерного переговорщика ИРИ Али Лариджани в Москву и Пекин в конце января не принесли конкретных результатов. Иранцы ограничились общей констатацией того, что внимательно изучают российское предложение, которое, как выяснилось, «требует совершенствования».

Другим важным вопросом внешнеполитической активности Тегерана в январе, который отозвался широким резонансом в общественно-политической жизни страны, явилась победа на парламентских выборах в Палестине радикального движения ХАМАС, которое в Тегеране рассматривают как союзническое.

Факт убедительной победы ХАМАСа был квалифицирован в Иране как дополнительный фактор укрепления его позиций в регионе Ближнего Востока. Руководство ХАМАС с победой поздравили многие представители высшей политической элиты Ирана, включая президента М.Ахмадинежада, спикера парламента Г.А.Хаддад-Аделя, руководителя Судебной власти М.Х.Шахруди, других высокопоставленных чиновников.

Иранский МИД также положительно отреагировал на победу ХАМАСа на парламентских выборах. Его глава М.Моттаки отметил, что эта победа идет в русле новых преобразований, которые меняют политическую картину в Ближневосточном регионе и демонстрируют «тщетность усилий по достижению умиротворения».

Одним из первых на сенсационную победу ХАМАСа откликнулся и «главный рупор» внешнеполитического ведомства – официальный представитель МИД ИРИ Х.Р.Асефи. От имени официального Тегерана он приветствовал победу движения исламского сопротивления на выборах в парламент. Х.Р.Асефи было подчеркнуто, что «палестинский народ, выбравший путь сопротивления, доказал верность своим идеалам». Далее шла традиционная риторика.

Официальный представитель МИД выразил надежду, что итоги выборов будут способствовать еще большему сплочению палестинского народа в деле полной реализации его законных прав. Он отметил, что активное участие в выборах свидетельствует о решимости палестинского народа продолжить сопротивление и борьбу с «сионистским оккупационным режимом».

В числе событий внутриполитической жизни Ирана наибольшее внимание привлекла пресс-конференция, состоявшаяся 14 января с.г. в Тегеране с участием более 100 представителей ведущих новостных агентств, включая CNN, Reuters, AFP, NHK, «Аль-Арабия», «Франс-пресс». Прозвучавшие в ходе пресс-конференции высказывания М.Ахмадинежада стали очередным подтверждением избранной неоконсерваторами линией поведения Тегерана на международной арене по крайне мере на ближайшие четыре года.

Помимо главной на сегодня темы иранской ядерной программы (в этом аспекте президент подтвердил решительный настрой иранского руководства продолжать несмотря ни на что развивать собственную ядерную программу, рассматриваемую в качестве главной национальной задачи), М.Ахмадинежадом были затронуты и другие актуальные темы, включая проблематику взаимоотношений Ирана с Западом, концептуальный основы иранской внешней политики на глобальном и региональном уровне, проблему осуществления административной реформы в стране, правочеловеческую проблематику.

Рефреном звучали идеи о необходимости обеспечения интересов всех иранцев, в том числе зарубежной диаспоры.

Важнейшими элементами внутренней политики иранского руководства в отчетный период стали шаги, направленные на дискредитацию либеральных, близких к Западу кругов местного общества. В частности, иранским неправительственным организациям была дана установка «сверху» прекратить контакты с секцией американских интересов при посольстве Швейцарии в Тегеране: представителям секции был ограничен допуск на мероприятия, организованные иранскими НПО.

Затем была предпринята акция против телевизионной кампании Си-Эн-Эн за «неверное цитирование» высказываний президента М.Ахмадинежада в ходе проходящей в Тегеране 14 января пресс-конференции. Представители компании лишились аккредитации с формулировкой «за нарушение профессиональной этики». Тем не менее, компания практически сразу же 16 января принесла иранскому президенту официальные извинения.

В числе других важных событий внутренней жизни стала, безусловно, подготовка проекта государственного бюджета на новый иранский 1385 год (стартует 21 марта 2006 г.). На открытом заседании меджлиса 15 января проект был официально представлен президентом на рассмотрение депутатскому корпусу. По его словам, проект бюджета стал плодом серьезной и тщательной работы кабинета министров на протяжении трех последних месяцев.

Он основан на принципах справедливости, развития, доброты, служения народу и всестороннего развития иранской нации, «вытекающих из сути Исламской Революции и сформулированных аятоллой Хомейни».

Главными направляющими социальной политики иранского руководства в январе с.г. стали уже известные приоритеты, оглашенные президентом М.Ахмадинежадом еще в ходе предвыборной агитации. В частности, речь идет о задачах построения справедливого исламского общества, решения проблем молодежи, улучшения качества образования и пр. В выступлении президента от 12 января прозвучала мысль о том, что принцип справедливости должен стать главным при построении исламского общества.

Для его практической реализации важно провести административную реформу с тем, чтобы создать справедливый административно-управленческий аппарат, без которого немыслимо формирование динамично развивающегося общества, заявил иранский президент. Кроме того, считает М.Ахмадинежад, принцип справедливости должен стать определяющим при распределении бюджетных средств между различными регионами и провинциями Ирана. В области образовательной политике принято решение о резком увеличении финансирования (эта бюджетная статья с марта 2006 г. должна быть увеличена на 50%).

Молодежная политика в стратегии М.Ахмадинежада по-прежнему значится как одна из приоритетных (более 70% иранцев моложе 30 лет). Президент призывает молодежь «активно трудиться», «направляться на фермы и фабрики», «бороться с опустыниванием». Его главный лозунг, обращенный молодежи – «мы должны реконструировать свою страну самостоятельно».

Кроме того, президент подготовил законопроект, стимулирующий иранскую молодежь к оформлению брака (согласно сегодняшней статистике, иранская молодежь вступает в брак достаточно поздно, чаще всего – после 30 лет; основная причина – финансовая неустойчивость).

Главным пунктом нового законопроекта стал вопрос о необходимости создания под эгидой Организации управления и планирования ИРИ некоего «Молодежного брачного фонда» (эти идеи излагались М.Ахмадинежадом раньше, но сегодня, похоже, получают вполне реальные очертания).

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03458 sec