Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (6-12 февраля 2006 года)

14 февраля 2006
На прошедшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне палестино-израильского конфликта и вокруг ядерной программы Ирана.

Победившее на парламентских выборах палестинское радикальное движение ХАМАС предпринимало активные шаги по упрочению своих международных позиций и вело подготовительную работу по формированию нового палестинского правительства. Представители МАГАТЭ по требованию Тегерана сняли пломбы с опечатанных иранских ядерных объектов и демонтировали большинство установленных на них контрольных видеокамер.

В мусульманских странах продолжались протестные акции, связанные с публикацией в европейской прессе карикатур на пророка Мухаммеда. В регионе наиболее массовые проявления протеста имели место в Иране и Афганистане. Иран также временно прекратил торговые отношения с Данией. Бойкот целому ряду датских товаров объявлен в большинстве арабских стран.

Организация Исламская конференция ведет подготовку к созыву чрезвычайного заседания для обсуждения вопроса о публикации карикатур. Арабские государства, представленные в ООН, считают, что правительства стран, в которых были напечатаны карикатуры на пророка Мухаммеда, должны принести официальные извинения за эти публикации.

На минувшей неделе произошли изменения в руководстве нескольких стран региона. 7 февраля эмир Кувейта шейх Сабах аль-Ахмад аль-Джабер ас-Сабах назначил наследным принцем шейха Навафа аль-Ахмада аль-Джабера ас-Сабаха. Главой правительства назначен шейх Насер аль-Мухаммед аль-Ахмад ас-Сабах, который сформировал новый кабинет в составе 16 человек, приведенный к присяге 11 февраля.

7 февраля президент ОАЭ шейх Халифа бен Заид Ааль Нахайян утвердил новый состав правительства Федерации в составе 22 человек во главе с шейхом Мухаммедом бен Рашидом аль-Мактумом.

11 февраля президент Сирии Б. Асад произвел перестановки в правительстве республики. Бывший глава МИД Ф. аш-Шараа назначен вице-президентом САР и будет курировать внешнюю и информационную политику страны. Главой внешнеполитического ведомства назначен его заместитель Валид Муаллим.

Обстановка в зоне палестино-израильского конфликта продолжает оставаться сложной. Руководители ХАМАС и Израиля выступают с резкими заявлениями в адрес друг друга. В ответ на действия палестинских экстремистских группировок авиация и артиллерия Израиля продолжали наносить удары по объектам боевиков в секторе Газа. На Западном берегу Иордана израильские власти проводили аресты террористов и экстремистов.

На минувшей неделе делегация ХАМАС во главе с лидером организации Х. Машалем посетила Каир, где провела переговоры с руководителем египетской разведки О. Сулейманом и советником президента АРЕ У. Аль-Базом, а также с генсеком ЛАГ А. Мусой. В то же время делегация не встречалась с президентом Египта Х. Мубараком. Руководители исламистов дали понять египетским представителем, что ХАМАС намерен придерживаться всех ранее достигнутых палестино-израильских договоренностей, «если они не будут противоречить национальным интересам палестинского народа».

Лидеры ХАМАС продолжают подчеркивать, что не намерены признавать Израиль, хотя готовы к длительному перемирию с ним при условии израильского отхода к границам, существовавшим до войны 1967 г. Также утверждается, что основой программы будущего палестинского правительства станет «сопротивление оккупации», а ХАМАС «сумеет совместить вооруженное сопротивление Израилю и политическую деятельность на данном этапе развития».

Руководство исламистов положительно отнеслось к инициативе президента РФ В. В. Путина о проведении в Москве переговоров с делегацией ХАМАС. При этом Россия намерена добиваться от палестинских радикалов признания Израиля и отказа от террористической деятельности, т. к. «без этого диалог будет сложно осуществить». ХАМАС же рассчитывает на то, что «Москва не станет выдвигать предварительные условия».

В Израиле резко негативно отнеслись к российской инициативе о переговорах с ХАМАС, но не намерены обострять отношения с РФ. В Иерусалиме подтвердили, что будут «считать Палестину террористическим государством, если правительство автономии возглавит ХАМАС».

Израильское правительство предупредило, что заморозит ежемесячные выплаты ПНА, если палестинское правительство окажется под контролем экстремистов. В то же время глава израильского МИД Ц. Ливни призвала ХАМАС признать Израиль и разоружить свои боевые отряды. Со своей стороны, министр обороны Ш. Мофаз выступил за продолжение практики «точечной ликвидации» лидеров и активистов палестинских экстремистских организаций.

Выжидательную позицию к инициативе Москвы занял официальный Вашингтон, где считают, что каждое государство вправе принимать «суверенное решение» относительно своих взаимоотношений с ХАМАС. США же продолжают считать ХАМАС террористической организацией, и не намерены с ней контактировать.

Аналогичной позиции придерживается НАТО. В то же время Франция поддержала намерение России провести переговоры с ХАМАС в Москве. В целом, как видится, позицию многих европейских стран можно выразить словами главы британского правительства Т. Блэра, заявившего: «Мы должны с уважением отнестись к мандату, полученному ХАМАС. Мы не можем его проигнорировать. Проблема состоит в том, что нам делать дальше».

Очень сложной остается обстановка на палестинских территориях. Руководство бывшего правящего движения ФАТХ по-прежнему отказывается вступить в правительственную коалицию с ХАМАС. О своем отказе от участия в такой коалиции заявила и экстремистская группировка «Исламский джихад». Лидеры ХАМАС заявляют о намерении взять под свой контроль официальные палестинские структуры безопасности. Они также предупреждают главу ПНА М. Аббаса «не делать никаких шагов без консультации с ХАМАС, не принимать новых решений, никого не менять и никого не назначать», т. к. исламисты «будут считать эти решения недействительными».

В целом обстановка в зоне палестино-израильского конфликта имеет тенденцию к дальнейшему осложнению и пока приходится констатировать, что стороны не готовы к политическому диалогу.

Президент Ирана М. Ахмадинежад заявил о возможности выхода ИРИ из Договора о нераспространении ядерного оружия. Иран официально уведомил МАГАТЭ о прекращении соблюдения условий, содержащихся в Дополнительном протоколе к ДНЯО, т. е. о прекращении внезапных проверок иранских ядерных объектов и постоянного надзора над ними. В Тегеране также подчеркивают, что обогащение урана для иранских нужд должно осуществляться только на национальной территории, хотя формально не отвергают российской инициативы по обогащению урана в РФ.

Несомненно, что последние действия Ирана и высказывания его руководителей будут лишь способствовать дальнейшему обострению ситуации вокруг ИРИ и ее ядерной программы. В частности, США все настойчивее заявляют о необходимости введения экономических санкций в отношении Ирана. В Вашингтоне также все чаще раздаются призывы (пока не из уст представителей администрации) к силовому решению иранской ядерной проблемы. В то же время Китай выступает против введения санкций и применения силы в отношении ИРИ. В Пекине намерены прилагать усилия для урегулирования конфликта дипломатическими методами.

На минувшей неделе в Иране было объявлено о начале серийного производства новой модели ПЗРК – «Митхак-2». По мнению зарубежных специалистов, этот зенитный комплекс вероятнее всего создан на базе китайских технологий.

Итогом работы прошедшего в Триполи по инициативе ливийского лидера М. Каддафи африканского мини-саммита (Ливия, Конго ЦАР, Судан и Чад) стало подписание президентами Судана О. Аль-Баширом и Чада И. Деби документа («Триполийской декларации»), предусматривающего согласие Хартума и Нджамены на прекращение напряженности в двусторонних отношениях, восстановление отношений между Суданом и Чадом, запрещение использования территории каждой из стран для враждебной деятельности друг против друга.

Кроме того, запрещается «присутствие повстанцев с обеих сторон на территории двух государств». Принято решение о создании африканского комитета на уровне министров иностранных дел под председательством Ливии для наблюдения за соблюдением достигнутых договоренностей и прекращением информационной войны между Чадом и Суданом.

Между тем независимые иностранные наблюдатели отмечают, что, несмотря на введенное СБ ООН в 2004 г. эмбарго, действующие в суданском регионе Дарфур повстанческие группировки – «Суданское освободительное движение» и «Движение за справедливость и равенство» – продолжают получать из соседних стран (называются Чад, Ливия и Эритрея) оружие, боеприпасы и снаряжение.

Повстанцам также предоставляется из-за рубежа финансовая и материальная помощь, политическое содействие. Причем наибольшую активность в этом деле проявляет Эритрея, оказывающая вооруженным группировкам помимо всего прочего значительную помощь в подготовке боевиков на своей территории.

В различных районах Ирака не прекращается боевая и террористическая активность иностранных боевиков и сил местной вооруженной оппозиции. В то же время, по сообщениям СМИ, правительство страны и многие вожди племен в западной провинции Анбар достигли соглашения о совместной борьбе с зарубежными террористами.

На минувшей неделе в Дамаске с визитом находился лидер радикального движения иракских шиитов имам М. ас-Садр. Во время встречи с президентом САР Б. Асадом он выразил солидарность с Сирией и заявил о необходимости продолжения диалога между двумя странами. Отметим, что в январе М. ас-Садр после совершения хаджа в Мекку имел встречу с королем Саудовской Аравии Абдаллой, а затем посетил Тегеран, где провел переговоры с иранским руководством.

Кандидатом на пост главы нового правительства Ирака от крупнейшей парламентской фракции шиитского исламистского «Объединенного иракского альянса» выдвинут нынешний премьер-министр Ибрагим аль-Джаафари.

В Ливане лидер крупнейшей радикальной шиитской организации «Хезболлах» Х. Насрулла и руководитель влиятельного оппозиционного христианского «Свободного патриотического движения» М. Аун заключили соглашение о политическом партнерстве с целью «укрепления политической стабильности в стране и защиты подлинных интересов ливанского народа». При этом Насрулла и Аун подтвердили свою приверженность «общенациональному диалогу как единственному средству урегулирования внутренних разногласий» и подчеркнули важность достижения консенсуса по «судьбоносным проблемам» Ливана.

На встрече в Вашингтоне между президентом США Дж. Бушем и исполняющим обязанности премьер-министра Израиля Э. Ольмертом была достигнута договоренность о том, что американская сторона предоставит израильтянам систему ПРО, которой обладают страны НАТО.

Соединенные Штаты также обязались защитить Израиль в случае необходимости, в т. ч. путем оказания «военной поддержки».

Правительства Израиля и Индии подписали соглашение о совместной разработке и производстве корабельного комплекса ПВО «Барак- II». Новый комплекс предполагается разработать в течение трех лет. По имеющейся информации, он заменит на кораблях индийских ВМС российские ЗРК «Оса-М» и «Волна».

Министр обороны США Д. Рамсфелд посетил с краткими визитами Тунис и Алжир. В ходе встреч с тунисскими и алжирскими руководителями глава Пентагона подчеркнул заинтересованность Вашингтона в развитии военных связей с этими странами. В Алжире Рамсфелд также подчеркнул особую важность сотрудничества двух государств в деле борьбы с терроризмом.

Приложение

Территориально-пограничные проблемы стран Аравийского полуострова


В 90-е годы минувшего столетия – начале нового века страны Аравийского полуострова смогли урегулировать многие имевшиеся между ними спорные проблемы территориально-пограничного характера. Тем не менее, целый ряд из них все еще остается нерешенным, что периодически приводит к повышению напряженности в межгосударственных отношениях. Нельзя полностью исключать и того, что неурегулированность давних споров может послужить поводом для возникновения локальных вооруженных пограничных конфликтов.

Между Королевством Саудовская Аравия (КСА) и Кувейтом не решен вопрос о принадлежности прибрежных островов Нару и Умм эль-Мардан, из-за чего морская граница между ними до сих пор не установлена. Также не определены границы территориальных вод и на континентальном шельфе Залива. Позитивные сдвиги в решении вопроса наметились в 2000 г., когда стороны договорились о проведении демаркации морской границы, однако вопрос дот сих пор не закрыт.

Еще в 1965 г. КСА и Катар подписали меморандум о взаимопонимании и признании границ. Однако стороны продолжали претендовать на район Абу-аль-Хуфус и остров Халфун. В 1992 г. в районе Абу-аль-Хуфус произошел вооруженные столкновения. В 1996 г. КСА и Катар достигли новой договоренности о демаркации границы на протяжении 40 км, а в 2001 г. подписали соглашение об урегулировании вопросов о прохождении границы. Однако до настоящего времени катарско-саудовская граница так до конца и не демаркирована.

В 1992 г. были окончательно урегулированы пограничные споры между Саудовской Аравией и Оманом.

В 1974 г. КСА и ОАЭ подписали соглашения по урегулированию территориально-пограничных споров. При этом Саудовская Аравия отказалась в пользу ОАЭ от оазисов Эль-Бурайми и Лива и от прибрежной территории, простирающейся от Хор-эль-Хорейза в направлении Эль-Марфа, а также прилегающих к ней территориальных вод. В свою очередь, ОАЭ передали саудовцам участок своей территории (от эмирата Абу-Даби), расположенный в юго-западной части Федерации и уступили на северо-западе коридор шириной от 50 до 80 км, соединяющий континентальную часть КСА с побережьем Персидского залива.

Тем самым Саудовская Аравия получила выход к морю без права притязаний «на особые морские права», т. е. без права установления суверенитета КСА и распространения ее законодательства на территориальные воды и шельф ОАЭ. В 1976 г. совместная комиссия уточнила на местности и демаркировала границу между двумя государствами.

Однако в 2005 г. в Абу-Даби потребовали внесения «фундаментальных изменений» в договор 1974 г., т. к. он стал «непригодным» для ОАЭ. В частности, речь идет о территории между ОАЭ и Катаром и богатом нефтеносном районе Шуэйба.

Во второй половине 1990-х гг. на границе между КСА и Йеменской Республикой (ЙР) неоднократно имели место вооруженные конфликты, вызванные неурегулированностью территориальных споров между двумя странами. Одновременно Эр-Рияд и Сана вели переговоры по их урегулированию, в ходе которых саудовцы настаивали на прохождении линии границы так, чтобы оставить за собой территории нефтеносных районов.

Вместе с тем, ни КСА, ни Йемен не были заинтересованы в дальнейшем росте напряженности и в 1999 г. было достигнуто соглашение, по которому войска обоих государств были отведены на 20 км от пограничной линии. Предусмотрено также совместное патрулирование границы. В 2000 г. КСА и ЙР подписали соглашение о прохождении линии сухопутной и морской границы на основе Таифского договора 1934 г. и его приложений.

Это соглашение должно положить конец территориальному спору между ЙР и Саудовской Аравией. Пограничная зона между ними объявлена «зоной сотрудничества и развития». В 2003 г. подписано соглашение об организации контроля на совместной границе с целью борьбы с контрабандой оружием, наркотиков, алкоголя, незаконным переходом границы преступниками и террористами.

В то же время остался неурегулированным вопрос о двух небольших районах: Джебель-Атид к востоку от Маариба в северной части нефтеносного района Шабва и на западе вблизи красноморского побережья. Спорные вопросы есть и в районе «треугольника», где сходятся границы ЙР, КСА и Омана. Здесь саудовцы хотят получить доступ к Аравийскому морю. Проблемы имеются и по конкретным вопросам демаркации саудовско-йеменской границы.

В 1995–1996 г. произошел вооруженный пограничный конфликт Йемена с Эритреей из-за принадлежности островов Ханиш в Красном море. Эритрейские войска захватили один из них – Ханиш Кебир, а затем еще один – Ханиш Сахир. Острова Ханиш расположены у входа в Баб-эль-Мандебский пролив и находятся примерно на одинаковом расстоянии от Йемена и Эритреи.

В итоге стороны решили обратиться в Международный арбитражный суд в Гааге, который в 1998 г. вынес решение в пользу Саны, признав принадлежность островов Йемену. Оба государства согласились с этим решением. Причем Йемен заявил, что не будет использовать острова в военных целях. В 2002 г. Эритрея вновь пошла на обострение отношений с ЙР по вопросу о принадлежности островов Ханиш.

Острые территориальные проблемы имелись у Омана с ОАЭ. В 1972 г. оманские войска захватили анклав, принадлежащий эмирату Шарджа и участки территории эмиратов Эль-Фуджейра и Рас-эль-Хайма. В Маскате также выдвигали претензии на прибрежную полосу Рас-Шамм, принадлежащую Рас-эль-Хайме. В свою очередь, ОАЭ претендовали на полуостров Мусандам.

В 1994 г. Оман и ОАЭ договорились об окончательном определении сухопутных и морских границ и их демаркации в районе полуострова Мусандам, эмирата Рас-эль-Хайма и пограничных участков континентального шельфа, богатых нефтью. В 1999 г. Оман и ОАЭ подписали соглашение об окончательной демаркации границы между двумя странами.

В 1992 г. подписывается йеменско-оманское соглашение по пограничным вопросам, по которому стороны договорились об отказе от взаимных претензий по территориальным проблемам и проведении демаркации границы. Причем Оман пошел на территориальные уступки Йемену.

Открытым остается вопрос о прохождении морской границы Омана с Пакистаном, что, однако, не сказывается на дружественных отношениях между двумя государствами.

Новое правительство Ирака официально признало суверенитет и существующие границы Кувейта и заявило об отсутствии каких-либо территориальных претензий к соседней стране.

В 2000 г. Кувейт и Иран договорились по вопросу демаркации шельфа в районе крупного газового месторождения Аль-Дорра.

Территориальный спор с Ираном о принадлежности островов Абу-Муса, Большой и Малый Томб, которые имеют важное стратегическое значение, т. к. расположены на стыке путей, связывающих порты Персидского залива, и находятся недалеко от Ормузского пролива, возник еще до провозглашения независимости ОАЭ. В отношении Абу-Муса в ноябре 1971 г. правитель Шарджи подписал соглашение с Ираном, по которому на остров распространяется суверенитет Шарджи, а Ирану предоставлялось право военного присутствия.

Впоследствии остров был разделен на две части, при этом 2/3 территории оставались под юрисдикцией Шарджи. 30 ноября 1971 г. иранские войска высадились на трех островах. В 1992 г. Иран оккупировал всю территорию о. Абу-Муса. Конфликт принял затяжной характер из-за бескомпромиссности позиций сторон. Он не имеет перспективы быстрого решения и еще в течение длительного времени будет негативно сказываться на эмиратско-иранских отношениях и общей ситуации в зоне Персидского залива.

Одной из самых сложных и периодически обострявшихся проблем оставался в 1990-е гг. территориальный спор Катара с Бахрейном. Бахрейн претендовал на местечко Зубар на северо-западе Катара, а Катар выдвигал претензии на острова Аль-Хавар, расположенные в 2,8 км от катарского побережья. Катар претендовал также на рифы, находящиеся между Катаром и Бахрейном, крупнейший из которых – Фашт-ад-Дибаль. Эти рифы расположены вблизи богатейшего в Персидском заливе Северного месторождения природного газа.

В 1997 г. Катар и Бахрейн договорились о передаче территориального спора на решение Международного арбитражного суда в Гааге. В 2001 г. суд в Гааге признал принадлежность Бахрейну островной гряды Хавар, а сектор Зубар признавался катарской территорией. Риф Фашт-ад-Дибаль решением суда передается Катару. Катарскому флоту, учитывая, что острова Хавар расположены в территориальных водах страны, разрешено беспрепятственное передвижение в этом районе Персидского залива. Оба государства выразили свое согласие с решением Международного арбитражного суда.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04185 sec