Иран и Российская Федерация: переговоры отложены, проблемы остались

13 февраля 2006
Пресс-секретарь правительства Ирана Голям Хоссейн Эльхам заявил, что второй раунд российско-иранских ядерных переговоров перенесён, сообщает агентство IRNA. Ранее предполагалось, что раунд пройдёт в Москве 16 февраля 2006 года на уровне заместителей секретарей советов безопасности двух стран.

По словам Эльхама, российское компромиссное предложение должно базироваться на основных принципах Исламской Республики, а также учитывать изменение текущей ситуации и решимость властей Ирана проводить обогащение урана для мирных целей на иранской территории.

«Обе стороны должны согласовать повестку дня и дату второго раунда», – заявил Эльхам.

Газета «КоммерсантЪ», не раскрывая своих источников, опубликовала список основных поправок, которые, по мнению иранской стороны, должны быть внесены в российскую инициативу. Тегеран хотел бы получить доступ на предприятия СП для своих специалистов, сохранить право проведения исследовательских работ на своей территории, а также ограничить срок действия «периода укрепления доверия» (время работы компромиссного СП и действия моратория на промышленное обогащение урана на иранской земле) двумя годами.

Фактически, эти иранские поправки адресованы не Москве, но Евросоюзу. Для России создание уранового СП с Ираном никогда не являлось самоцелью, и подобная компромиссная идея появилась на свет лишь как средство разрядить обстановку, снизить напряжённость вокруг ядерной программы ИРИ и стать основой для поиска устраивающих все стороны окончательного решения проблемы. Москва не являлась горячей сторонницей введения ограничений для Ирана и никогда официально не вступала с Тегераном в переговоры по ядерному мораторию.

Ряд аналитиков полагает, что в нормальных условиях большинство из требований Тегерана смогло бы найти поддержку у европейцев – за исключением двухлетнего срока для переходного периода. Более реальным выглядит названный главой МАГАТЭ Мохаммадом Эльбарадеем временной отрезок в 8-9 лет. Не стоит забывать, что по политическим причинам западный блок не может допустить окончательного разрешения иранского кризиса в течение каденции Махмуда Ахмадинежада (с учётом его возможного переизбрания на второй срок).

Наиболее разумным выходом из сложившегося тупика стало бы срочное возобновление ирано-европейских ядерных переговоров. Не исключено, однако, что Иран будет настаивать на принятии Россией роли посредника между Исламской Республикой и Евросоюзом – роли, способной принести немалые политические и экономические дивиденды в случае успеха, но сопряжённой с огромным риском при неудаче.

Между тем, в редакционной статье газеты «Тегеран Таймс», подводящей итоги многомиллионных проядерных демонстраций, прокатившихся по всем городам Ирана 11 февраля 2006 года, неявно предложены условия, при выполнении которых руководство Исламской Республики могло бы вернуться на неконфронтационный путь в своих отношениях с Западом.

«Доверие и отсутствие оного в международных отношениях не могут быть односторонними. Следовательно, если Запад, несмотря на результаты инспекций, утверждает, что не может быть уверенным в непереключении определённых видов ядерной деятельности в Иране, то Исламская Республика, опираясь на свой опыт, также не может доверять гарантиям, что её потребности в ядерном топливе будут удовлетворены в будущем», – пишет на страницах газеты её управляющий директор Парвиз Эсмаели.

В переводе «с иранского на персидский», Парвиз Эсмаели, близкий к правящим кругам ИРИ, даёт понять – международное признание мирного характера ядерной программы Ирана и прекращение расследования иранского досье в МАГАТЭ может стать основанием для Исламской Республики пойти навстречу требованиям европейцев и согласиться на введение «периода укрепления доверия» к своей ядерной деятельности.

Однако получившие за последние годы ряд уроков «восточной дипломатии» европейцы не намерены лишать себя дипломатических козырей в игре с Ираном. А это означает, что расследование досье будет продолжено, а в Совете Безопасности ООН с большой вероятностью встанет вопрос о введении санкций.

Иранские правые политические круги к санкциям морально уже готовы. Известный аналитик Али Хоррам, многие годы представлявший Иран в различных международных организациях, предсказывает, что срок действия санкций составит два года, по завершению которых мировое сообщество вновь вернётся к обсуждению иранского «ядерного досье».

Остаётся неясным, однако, что конкретно составит предмет антииранских санкций? Многие предсказывают, что Россия предпримет все усилия для сохранения бушерского контракта – в том числе, и путём заключения особого соглашения о гарантиях по поводу Бушерской АЭС между МАГАТЭ и Ираном, в случае выхода последнего из ДНЯО. Но существует и иная точка зрения, по которой Тегеран разорвёт все экономические связи с государствами, проголосовавшими за введение любых санкций против ИРИ.

IranAtom.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04058 sec