Концепция «децентрализации» во внутренней политике М. Ахмадинежада

11 февраля 2006
А.А. Розов

Аналитические оценки внутриполитической ситуации в Иране за прошедшие после президентских выборов шесть месяцев свидетельствуют о возрастающей поддержке президента М. Ахмадинежада и молодой команды неоконсерваторов как со стороны простого избирателя, так и со стороны основных политических сил. Принято считать, что главная заслуга в этом принадлежит «агрессивной» внешнеполитической линии нового президента (ее краеугольный камень — ядерная программа ИРИ), популистские заявления которого заставили иранское общество интуитивно сплотиться перед угрозой внешнего «вражеского окружения».

Но это не совсем так: формула популярности президента М. Ахмадинежада внутри страны складывается из нескольких составляющих. В их числе, безусловно, следует выделить тщательно подготовленную и основанную на прагматичных началах внутриполитическую стратегию, особенно в социальном сегменте.

Помимо этого весьма широко и основательно в программных заявлениях правительства М. Ахмадинежада фигурирует тема назревшей государственно-административной реформы, которая предполагает создание новой, более гибкой и эффективной системы управления, устранение государственной коррупции, а также децентрализацию власти посредством расширения властных полномочий на провинциальном и местном уровне.

Примечательно, но именно децентрализация стала в последние месяцы стержневым инструментом осуществления административных преобразований во внутриполитической линии президента М. Ахмадинежада.

Свидетельством тому является плотный и даже перенасыщенный график поездок президента по различным регионам и провинциям с целью «непосредственного общения с простым населением», «ознакомления с его нуждами и проблемами». Если это и популистский ход, рассчитанный на привлечение поддержки избирателей, то он весьма удачен. Ведь, как известно, М. Ахмадинежад изначально позиционирует себя как «народного президента», «выходца из глубинки».

Однако наряду со стремлением закрепить за собой такой имидж, иранский президент и его команда решительно и очень серьезно настроены изменить существующую административно-чиновничью систему в сторону большей децентрализации власти. Об этом свидетельствует цепочка практических шагов, осуществляемых президентской командой в последние месяцы. В их числе организация и проведение заседаний кабинета министров в иранских провинциях (где в этот момент находился с визитом президент). Это делалось намеренно, чтобы обратить внимание общественности и СМИ на проблемы и нужды данной конкретной провинции, которая на несколько дней неизбежно становилась главным центром внимания.

Примечательно и то, что на такого рода заседания наряду с федеральными министрами допускалось и местное руководство — губернатор провинции, его заместители.

Еще один факт: во всех поездках президента неизменно сопровождают два его близких соратника и члена президентской команды — советник президента М. Чамран (бывший председатель Тегеранского городского совета) и официальный представитель правительства Г.А. Эльхам (бывший официальный представитель Наблюдательного совета).

Кроме того, в подготовленном правительством проекте бюджета на новый 1385 иранский год (стартует 21 марта 2006 г.) предусмотрены существенные привилегии для провинциальных бюджетов. Помимо существенного (на 20–30%) увеличения объемов бюджетов провинций по сравнению с прошлыми годами, М. Ахмадинежад предлагает принципиальное новшество: закрепить за провинциями право перераспределения средств, получаемых от нефтяных доходов.

Другая идея, созвучная с вышесказанной, — направление нефтяных доходов из провинций-доноров в дотационные регионы, минуя центр. Пока эти инициативы существуют лишь на уровне проработки, но в случае их реализации можно говорить о действительно революционных преобразованиях.

Под концепцию «децентрализации» во внутриполитических заготовках президентской команды подведена и соответствующая теоретическая база. Она зиждется на принципиальных установках движения «Благоустроителей исламского Ирана» («Абадгяран»), которое возглавляет неоконсервативное течение в ИРИ. «Благоустроители», вступившие на политическую арену в 2003 году, добились за столь короткий срок впечатляющих успехов: они смогли обрести значительную поддержку в широких кругах иранского населения, выиграть все крупнейшие выборы в стране — от муниципальных (2003 г.) и парламентских (2004 г.) до президентских (2005 г.).

Неоконсерваторы на сегодня контролируют законодательную и исполнительную власть в Иране, их главное кредо — полная лояльность и личная преданность Верховному руководителю ИРИ А. Хаменеи на основе принципов Исламской революции. Они популярны среди традиционно-консервативной части иранского населения, в том числе молодежи, а также в военных кругах, среди офицерского состава Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и народного ополчения «Басидж».

Тем не менее в вопросах внутренней политики неоконсерваторы в целом подают себя как команда технократов-прагматиков, которая видит своей главной задачей на данном этапе проведение назревших социально-экономических реформ, призванных существенно укрепить жизнеспособность правящего строя ИРИ. В их теоретической базе немаловажное место отводится политике «децентрализации» государственной власти. Неоконсерваторы убеждены в необходимости смещения акцентов и приоритетов в сторону провинциальных и региональных центров.

Они исходят из того, что «Тегеран — это не весь Иран». Помимо столицы, утверждают они, существуют другие города и населенные пункты, которые «тоже должны ощущать себя значимой частью Ирана». Когда эта проблем решится и власть будет децентрализована, удастся, по мнению президентской команды, решить множество проблем.

М. Ахмадинежад призывает к необходимости «установления связи с населением на местах», что позволит получать наиболее ценную и объективную информацию, с которой «не сравнится ни один анализ или обзор». Таким образом, заключает президент, народ сам должен исполнять функции эксперта, инспектора и контролера на местах. Это, по его мнению, и есть истинное понятие «народного правления».

Другим вектором децентрализации власти президент считает расширение полномочий губернаторов провинций, которые «несомненно, должны играть существенную роль в структуре исполнительной власти страны». По его мнению, кроме функций социально-экономического характера губернаторам должна принадлежать важная системообразующая роль. Их задача — участвовать в реализации внутриполитических установок руководства страны, содействовать укреплению «исламского строя» на местах, брать на себя основные функции в провинции по организации, подготовке и проведению выборов как местного, так и национального значения.

По мнению М. Ахмадинежада, поскольку президент не имеет возможности часто общаться со своими избирателями, особенно в глубинке, именно губернатор уполномочен выступать от имени президента перед электоратом, разъяснять ему принципиальные позиции власти, выслушивать просьбы, обращения и проблемы.
Таким образом, именно на губернаторов возлагается ответственная задача поддержания «прямого контакта» между президентом и простым народом.

Совершенно очевидно, что политика децентрализации государственной власти станет главным инструментом М. Ахмадинежада для реализации предстоящей административной реформы. То обстоятельство, что эта реформа назрела давно, не вызывает сомнения. Государственная система в ИРИ на сегодня работает неэффективно, охвачена коррупцией и взяточничеством.

Если продолжать медлить, это может обернуться серьезными последствиями, прежде всего в социальном сегменте. По прогнозам экспертов, в ближайшей перспективе вероятным становится резкое обострение ситуации в социальной сфере, оно грозит перерасти в жесточайший социальный кризис с трудно предсказуемыми последствиями.

По данным парламентской комиссии по здравоохранению и социальным делам, растущая безработица, инфляция, рост стоимости жизни и прогрессирующая нищета при сохраняющихся высоких темпах рождаемости и омоложения населения сопровождаются стремительным ростом наркомании, числа ВИЧ-инфицированных лиц, немотивированных убийств и самоубийств на почве психологической неуравновешенности, увеличения разводов. В стране насчитывается более 200 тысяч беспризорных детей.

Но существует принципиальный вопрос: каковы истинные намерения президента М. Ахмадинежада. Если он действительно заинтересован в стабилизации внутриполитической системы и ее коренной модернизации на прагматичных началах, в таком случае избранная им концепция децентрализации способна принести реальные плоды. По крайней мере, ее теоретическая составляющая выглядит достаточно солидно. Однако, если выставляемая президентской командой концепция — лишь уловка для достижения конкретных политических целей одной семейно-клановой группы (в данном случае она представлена неоконсервативным движением, возглавляемым партийной группировкой «Благоустроителей исламского Ирана» — «Абадгяран»), то в таком случае обострение внутриполитической обстановки в стране будет неизбежным.

При таком повороте лидеры других политических партий и групп, представляющих в первую очередь сконцентрированный в столице «энергетический бизнес» (их права, следуя логике М. Ахмадинежада, будут ущемлены в первую очередь), будут стремиться отстоять свои позиции, что может вызвать усиление внутриполитического противостояния в среде правящего иранского духовенства, прежде всего между неоконсерваторами и умеренно-центристским блоком.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03494 sec