Зачем России ХАМАС?

10 февраля 2006
Олег Артюков, Вадим Трухачев

В четверг Владимир Путин на пресс-конференции в Мадриде сообщил, что российское руководство намерено в ближайшее время пригласить представителей движения ХАМАС в Москву на консультации. «ХАМАС пришел к власти в Палестине легитимным способом - через законные выборы. Мы должны уважать волю палестинского народа и искать приемлемые решения как для палестинцев, так и для Израиля и всего мирового сообщества», - сказал российский президент.

В ХАМАС отреагировали незамедлительно. Один из лидеров движения - Исмаил Ханиех – заявил, что его представители отправятся в российскую столицу сразу же, как только получат приглашение. А руководитель пресс-службы ХАМАС в Бейруте Али Баракат заявил, что «движение готово к налаживанию политических контактов с Россией и наведению мостов с ее представителями на Ближнем Востоке».

Реакция со стороны Израиля и США также не заставила себя ждать. В Министерстве иностранных дел Израиля еще раз подтвердили, что переговоров с ХАМАС не будет до тех пор, пока это движение не признает «право Израиля на существование и не откажется от террора, а также не признает мирный процесс на Ближнем Востоке».

В Вашингтоне к инициативе российского президента отнеслись более спокойно. Представитель Госдепартамента Шон Маккормак заявил журналистам, что каждое государство вправе принимать «суверенное решение» относительно своих взаимоотношений с ХАМАС. «В регионе уже есть ряд государств, которые провели встречи с официальными лицами ХАМАС», - отметил он.

Разумеется, Маккормак раз подчеркнул, что США «не будут иметь никаких контактов с террористической организацией». Он также сообщил, что США уже обратились к России для уточнения дальнейших намерений российской стороны в отношении контактов с движением ХАМАС. «На данный момент мы попросили ряд разъяснений у русских в отношении того, в чем именно состоят их планы», - сказал Маккормак.

В американской прессе оценки менее сдержанны. «Вашингтон Пост», например, сочла, что «заявление стало первой трещиной в дипломатических усилиях, направленных на изоляцию радикальной исламской группировки, в то время, как она готовится к формированию следующего кабинета правительства Палестины».

А «Нью-Йорк Таймс» приходит к выводу, будто «Путин отверг все предположения о том, что Россия присоединится к позиции Евросоюза и США, считающих группировку ХАМАС террористической организацией».

В комментариях относительно заявления президента России постоянно упоминается заявление «квартета» по ближневосточному урегулированию (Россия, США, Евросоюз и ООН), принятое 30 января в Лондоне. В нем содержится призыв к ХАМАС отказаться от насилия и признать право Израиля на существование. Иначе ни о каком сотрудничестве не может быть и речи.

«Сдержанно-негативной» реакции на заявление российского президента ожидать следовало. Естественно, возникает вопрос – зачем России потребовалось идти на риск ухудшения отношений с Израилем и США? Или, проще говоря, зачем нашей стране ХАМАС?

Во-первых, вне всякого сомнения, Москва демонстрирует готовность играть более активную роль в процессе ближневосточного урегулирования. Не секрет, что в последние несколько лет США фактически присвоили себе право определять, какие действия будут способствовать урегулированию палестино-израильского конфликта, а какие – нет. Результат очевиден – если уж говорить о победе ХАМАС на выборах в палестинский парламент в негативных тонах, то во многом ей способствовала именно политика Вашингтона. А отнюдь не Москвы. (Более подробно см. Победа ХАМАС как крах ближневосточной политики США)

Во-вторых, если существует хоть малейшая заинтересованность в продолжении мирного процесса на Ближнем Востоке, то рано или поздно договариваться с ХАМАС придется. Эта идея может нравиться, может не нравиться – но такова объективная реальность. Подчеркнем – переговоры возможны только в том случае, если в них существует потребность.

Вполне возможно, что начинать диалог с ХАМАС с выдвижения условий было не совсем разумно. Да, конечно, позиция вполне определенная – «мы переговоров с террористами не ведем». Но вспомним, сколь долго Израиль и США считали террористическим и
движение ФАТХ, которое проиграло последние выборы? И чего следовало ждать – что ХАМАС сразу же и безоговорочно примет все условия? Это после стольких-то лет вражды с израильтянами?

Предложение Владимира Путина отнюдь не было спонтанным. И наверняка оно не было неожиданным ни для США, ни для Израиля, ни для Евросоюза. Но кто же об этом скажет в открытую… Гораздо проще сделать вид, что инициатива российского президента стала громом среди ясного неба. Хотя понятно, что это не так. В урегулировании палестино-израильского конфликта любые резкие движения могут вызвать настолько неадекватную реакцию, что все придется начинать заново.

И в данном случае Россия берет на себя трудную (может быть, даже в какой-то степени неблагодарную) миссию. Кто-то же должен начать.

Мнение экспертов:

Владимир Исаев, заместитель директора Института востоковедения РАН:


Когда Путин говорил о приглашении ХАМАС в Москву, он всё взвесил. Но там пока не с кем разговаривать, поскольку это движение ещё не оформилось в партию. Они сами удивились, что получили так много мест в палестинском парламенте, и теперь не знают, кем занять все эти полученные места. Когда они сформируют свою позицию и выдвинут лидеров, которые или будут продолжать говорить об уничтожении Израиля, или выразят готовность признать его, тогда и можно будет говорить о том, как это повлияет на наши отношения с Западом и Израилем.

Что касается сравнения ХАМАС с чеченскими боевиками, то для Израиля это такой же больной вопрос, как для нас - настойчивые рекомендации ПАСЕ сесть за стол переговоров с чеченскими боевиками. Но разница есть - чеченские боевики так ничего и не смогли построить, и попытались напасть на Дагестан. В Палестине всё немного иначе - ХАМАС победил на выборах, хотя пока ещё не стал партией. Для того же, чтобы их сравнить, опять же нужно время. Одно дело - организовывать демонстрации против карикатур, а другое - управлять государством. Посмотрим, что у ХАМАС получится. Но если ХАМАС будет продолжать искать внешнего врага, то разговаривать с ним будет фактически не о чем.

Сергей Михеев, заместитель директора Центра политических технологий:

С самого начала было понятно, что отношения с ХАМАС строить надо. Россия - не единственная в мире страна, которая не признавала ХАМАС террористической организацией. На Западе есть иллюзия, что свободные выборы решают всё исключительно в пользу прозападных сил - но получилось иначе. Так же, как и в Киргизии, в Палестине пришли к власти не прозападные силы, только ХАМАС куда радикальнее киргизов. Так что супермашина западной аналитики дала серьёзный сбой. Но разговаривать с ХАМАС придётся и Западу, и Израилю, так что отношения с ними России едва ли ухудшатся.

Сравнивать ХАМАС с чеченскими боевиками нельзя. Чеченские боевики не приходили к власти с помощью свободных выборов. Израиль может сколько угодно говорить о том, что ХАМАС нельзя признавать. А что, если их не признать? Война? Её не хотят ни на Западе, ни в России, ни в Израиле. Исламский фундаментализм популярен в мусульманском мире, и закрывать на это глаза не стоит.

Правда.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04154 sec