Военно-политическая обстановка в Ираке: январь 2006 года

09 февраля 2006
В.П. Юрченко

Военно-политическая обстановка в Ираке в январе 2006 года продолжала оставаться в целом нестабильной. Сохранялось напряженность с положением дел в сфере безопасности. В январе ведущие иракские политические силы вели консультации по вопросам формирования нового правительства страны. Внешнеполитическая деятельность нынешнего руководства Ирака в минувшем месяце не отличалась высокой активностью.

Ситуация в сфере безопасности в январе 2006 года значительных изменений не претерпела. В начале месяца боевики совершили целый ряд крупных терактов в различных районах Ирака. Во второй половине января крупных терактов и вооруженных нападений не отмечалось, однако число различного рода насильственных действий со стороны сил местного вооруженного сопротивления и иностранных боевиков оставалось высоким. В январе от различного рода вооруженных акций и терактов, по предварительной информации, погибло 800 иракских граждан, как мирных жителей, так и сотрудников полиции и военнослужащих.

Эксперты Агентства международного развития США (USAID) считают, что «атаки повстанцев наносят значительный урон инфраструктуре страны и вызывают долгосрочные экономические и социальные последствия в Ираке».

В прошедшем месяце наибольшую активность силы местной вооруженной оппозиции и иностранные боевики по-прежнему проявляли в Багдаде и его окрестностях (в том числе в особо охраняемой «зеленой зоне»), а также в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуба, Мосул, Байджи, Тикрит, Эд-Даура, Талль-Афар, Балад, Самарра, Эль-Хаббания, Балад-Руз, Эль-Микдадия, Туз-Хурмату, Таджи, Эль-Саадия, Эль-Хадита и в ряде других мест.

Сохранялась высокая активность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Искандерия, Эль-Махмудия. Эль-Латифия и Эль-Юсефия.

Вооруженные и террористические акции не прекращались и на юге Ирака, хотя их интенсивность, как и прежде, была ниже, чем в центре, на севере и западе страны. Наиболее часто различного рода насильственные действия происходили в крупнейшем городе региона — Басре и его окрестностях, а также в городах (и прилегающих к ним районах) Эн-Наджаф, Хилла, Кербела, Эд-Дивания, Эль-Кут, Эль-Азизия, Умм-Каср и в некоторых других местах.

В Иракском Курдистане в январе в целом обстановка сохранялась стабильной.

С 15 по 28 января американские войска (1000 чел.) при содействии иракских военнослужащих (300 чел.) провели войсковую операцию на западе страны в провинции Анбар вблизи границы с Сирией. Судя по сообщениям, ее главным итогом стало обнаружение и уничтожение опорных баз, складов с оружием и боеприпасами противника. Совместная американо-иракская операция против боевиков была также проведена в Талль-Афаре на северо-западе Ирака.

Проведение этих мероприятий свидетельствует о том, что боевики, по всей видимости, оправились от потерь, понесенных в ходе серии крупных операций весной–осенью 2005 года, и вновь активизировали свои действия в приграничных с Сирией районах.

Частым нападениям продолжают подвергаться различные объекты нефтяной отрасли, в первую очередь нефтепроводы. Это, а также непрекращающиеся диверсии и акты саботажа на предприятиях нефтяного сектора в значительной степени препятствуют увеличению добычи и переработки нефти в стране.

Боевики совершали диверсии и теракты на газопроводах, объектах водо- и электроснабжения, что самым негативным образом воздействовало на обстановку в Ираке в целом.

В январе целый ряд терактов в различных районах страны был совершен террористами-смертниками, подрывавшими автомобили, начиненные взрывчаткой, у различных объектов. В результате погибли несколько сотен человек, в основном мирных граждан.

Наиболее часто, как и ранее, нападениям со стороны боевиков подвергались иракские чиновники различных рангов, полицейские, военнослужащие правительственной армии, иракцы, сотрудничающие с иностранными войсками. В частности, теракты осуществлялись у пунктов записи добровольцев в правительственную армию и полицию. В январе несколько терактов вновь было совершено у христианских церквей в Багдаде и Киркуке.

Напряженная ситуация сохраняется на многих автодорогах страны. Партизаны и боевики продолжают активно нападать на транспортные конвои.

Негативное влияние на морально-психологическое состояние местного населения и иностранцев, работающих в Ираке, оказывают постоянные похищения людей и захват заложников. Продолжаются нападения на иностранных дипломатов. В 2003–2005 годах в стране погибли 66 журналистов, в основном иракских, а в 2004–2005 годах в заложники были взяты 36 представителей СМИ.

В январе была усилена охрана иракско-сирийской границы. Причем американским и иракским военнослужащим разрешено открывать огонь в сирийскую сторону в качестве «части их усилий остановить проникновение инсургентов в Ирак». Однако войска не имеют разрешения пересекать границу с Сирией.

И все же наибольшую опасность представляет принявшее широкий размах противоборство между шиитами и арабами-суннитами, в том числе с массовым использованием насильственных методов. В этой связи следует упомянуть об убийствах членов бывшей правящей партии Баас и высокопоставленных военных армии С. Хусейна (те и другие в основном сунниты). Суннитские политики все чаще обвиняют правительство в использовании «этнических милиций» в борьбе с суннитами. Они обвиняют нынешних шиитских руководителей МВД и служб безопасности в проведении целенаправленных антисуннитских «чисток» и арестов в Багдаде. В этой связи президент США Дж. Буш был вынужден признать, что «некоторые иракские полицейские используют свой статус и полномочия, чтобы выместить свои прошлые обиды на других».

В южных районах Ирака почти повсеместно действуют самозваные отряды «полиции религиозной морали», которые силой навязывают населению соблюдение норм шариата в общественной и повседневной жизни.

В целом характер боевой и террористической деятельности сил местной вооруженной оппозиции и иностранных боевиков в январе 2006 года показывает, что они продолжают обладать значительным потенциалом и в состоянии вести активные действия. Вместе с тем число крупных боестолкновений и нападений значительно уменьшилось. Повстанцы и боевики в основном совершают свои акции небольшими группами.

Согласно информации коалиционного командования, число вооруженных нападений на иностранные войска, иракские силы безопасности и мирных граждан выросло в 2005 году на 29% по сравнению с 2004 годом (с 26491 до 34131). Причем основная часть нападений была совершена на иракцев. Число терактов, совершенных террористами-смертниками путем подрыва автомобилей, начиненных взрывчаткой, выросла за этот же период с 139 до 411.

По оценке командования ВС США, основная часть вооруженных акций выполняется иракскими повстанцами, а не иностранными боевиками. Более того, представители американских военных даже заявляют, что «в настоящее время в Ираке «Аль-Каида» находится в расстройстве». Думается, что подобные утверждения пока еще излишне оптимистичны.

В последнее время, по информации командования ВС США, происходит рост числа сообщений от местных жителей иракским властям и американцам о деятельности партизан и террористов.

Оценочно, численность боевых формирований иракских повстанцев составляет на сегодняшний день 12–15 тыс. человек, а количество зарубежных боевиков оценивается примерно в 1 тыс. человек. Причем, по мнению американских специалистов, значительная их часть представлена выходцами из Саудовской Аравии.

В последние месяцы все явственнее обозначается усиление открытой вражды между суннитскими повстанцами, арабским суннитским населением в целом и террористами из группировки А. М. аз-Заркауи. Отмечается рост числа прямых вооруженных столкновений между иракскими партизанами и иностранными террористами. Повстанцы даже уничтожили несколько главарей боевиков. Многие члены группировки аз-Заркауи изгнаны из города Рамади, который считается одним из главных оплотов иракского сопротивления. Выступления населения против иностранных боевиков имели место и в Баакубе. В качестве одной из главных причин этого явления эксперты называют рост числа жертв среди мирного населения в результате действий террористов, а также все большее стремление иракцев к мирной и безопасной жизни, чему активно и агрессивно препятствуют зарубежные экстремисты.

С целью снижения активности сил местной вооруженной оппозиции командование ВС США в Ираке продолжает поддерживать негласные контакты с руководством ряда повстанческих формирований, что вызывает недовольство иракского руководства. Причем встречи с представителями повстанцев происходят не только в Ираке, но и на территории Сирии и Иордании.

Со своей стороны, нынешние багдадские власти считают, что переговоры с вооруженной оппозицией «носят контрпродуктивный характер и способны привести лишь к продолжению насилия». Особо подчеркивается, что американцы не информировали иракские правительственные органы о планах проведения переговоров с партизанами и не консультировались с ними по этому поводу заранее. Советник президента Ирака по вопросам национальной безопасности М. ар-Рубейи призвал США «прекратить все контакты с экстремистами и позволить новому иракскому кабинету, который будет сформирован в ближайшее время, самому заниматься поиском путей восстановления правопорядка в стране».

Растущую активность проявляют криминальные элементы, в первую очередь многочисленные организованные преступные группировки, которые чувствуют себя в стране «почти безнаказанно», так как полиция не в состоянии обеспечить надлежащий общественный порядок. Багдад сегодня фактически разделен на зоны, которые контролируют различные преступные кланы.

Продолжается рост численности иракских правительственных силовых структур (вооруженных сил и МВД). По состоянию на 1 февраля 2006 года, их общая численность достигла 227 тыс. человек (вооруженные силы — 99 тыс. чел., полиция и силы МВД — 118 тыс. чел.).

К середине 2006 года планируется закончить формирование всех десяти дивизий армии Ирака (пехотных — 9, механизированных — 1), включая обучение их личного состава и строительство военных городков. Число обученных иракских батальонов, по информации американского командования, достигло 90, из которых 30 несут службу в выделенных для них зонах ответственности.

Вместе с тем в армии по-прежнему широко распространено дезертирство, низкой остается воинская и исполнительская дисциплина.

Начальник генштаба ВС Ирака генерал Бакер Зибари сообщил, что национальная армия будет оснащаться российским оружием, в частности, речь шла о вертолетах и БТР. Вместе с тем, по словам генерала, речь пока не идет о приобретении боевой авиационной техники. Отметим, что «оснащение российским оружием» вовсе не означает, что Ирак будет приобретать его только в России. Так, в январе Греция поставила для иракских ВС 36 БМП-1, а в феврале передаст еще 32 машины данного типа. Ранее греки получили эти БМП из Германии, где они находились на вооружении армии бывшей ГДР.

Решающую роль в формировании новой иракской армии и вопросах национального военного строительства в целом играют Соединенные Штаты. При этом американцы признают, что создают в Ираке «легко вооруженную контрпартизанскую силу», которая сможет контролировать внутреннюю обстановку, но в обозримой перспективе «будет достаточно слабой», чтобы защитить страну от внешнего нападения, а поэтому США еще в течение длительного времени «будут гарантировать суверенитет Ирака». У Пентагона «не имеется планов обеспечить Ирак артиллерией или другими тяжелыми вооружениями», так как «это не нужно для борьбы с партизанами». И здесь американские военные, как говорится, «перемудрили самих себя», повсеместно признавая, что артиллерия и танки широко используются ими в операциях против повстанцев, а увеличение числа различных бронированных машин в иракской группировке войск существенным образом способствует снижению потерь среди военнослужащих США, в то время как «легко вооруженные иракские войска несут более высокие потери».

Американское командование считает, что иракские ВВС (около 500 чел.) должны в основном заниматься разведкой партизан и боевиков, патрулированием государственных границ и т.п., а задачи по нанесению авиационных ударов по противнику относит к второстепенным. При этом в Пентагоне не рекомендуют иракцам принимать на вооружение реактивные боевые самолеты.

А что же в итоге? В 2006 году основной упор в военном строительстве в Ираке будет сделан на повышение возможностей службы тыла (на сегодняшний день она находится в зачаточном состоянии), разведки и «других обеспечивающих структур», а при обучении местных военнослужащих наибольшее внимание станут уделять вопросам «защиты объектов инфраструктуры, таких как нефтяные платформы, объекты электроэнергетики, охране ВИП-персон и освобождению заложников».

В настоящее время в иракской армии действуют до 200 групп иностранных военных советников и специалистов, которые работают на уровне дивизий, бригад и батальонов. В 2005 году в европейских странах НАТО были подготовлены более 1000 иракских офицеров, а еще 1000 будут подготовлены в текущем году.

Справедливости ради следует отметить, что в нынешнем слабом состоянии иракских ВС виноваты не только американцы, но и курдские и многие шиитские политики, которые не желают появления в руках центрального правительства сильной армии, способной успешно противостоять региональным военным формированиям. Так, на сегодняшний день вооруженные формирования курдов — «пешмерга» — по своей боевой мощи существенно превосходят правительственную армию, в которой к тому же имеется значительный по количеству «курдский элемент».

В Вашингтоне намерены ускорить темпы подготовки иракской полиции, которые «отстают от армии». Командование ВС США приняло решение о направлении в Ирак более 2000 военных полицейских в качестве советников и инструкторов местной полиции. Это станет частью новой программы по повышению эффективности иракских полицейских сил. Американцы будут работать в органах полиции на местах — от провинциальных управлений до низовых полицейских участков, в том числе оказывать помощь в раскрытии преступлений, участвовать в совместном патрулировании, следить за соблюдение норм законности при арестах и др. Всего на подготовку и оснащение иракских правоохранительных органом министерство обороны США в 2006 году планирует выделить свыше 1 млрд долларов. На сегодняшний день в иракской полиции уже работают около 500 полицейских из различных стран мира. К 2007 году численность национальной полиции намечено довести до 135 тыс. человек. Кадры для нее готовятся в девяти полицейских академиях (школах) в Ираке и Иордании. Срок обучения в них составляет 10 недель. В учебных программах 32 часа выделено на изучение вопросов, связанных с обеспечением прав человека.

В целом же, в настоящее время иракские органы и силы МВД характеризуются слабым уровнем подготовки сотрудников и военнослужащих, коррупцией, наличием в полицейских структурах сторонников вооруженной оппозиции.

Американское командование рекомендует иракским властям больше набирать в армию и полицию представителей арабской суннитской общины.

По заявлению президента Дж. Буша, в Вашингтоне рассчитывают, что к концу 2006 года «иракцы, а не американцы будут отвечать за обеспечение безопасности на большей части территории своей страны».

В январе была значительно сокращена численность иракской группировки вооруженных сил США. По состоянию на 1 февраля 2006 года, она насчитывала около 138 тыс. человек. Дальнейшие изменения в численности войск в Ираке будут зависеть от развития обстановки в этой стране.

Потери личного состава американских вооруженных сил в Ираке в январе 2006 года составили убитыми 65 и ранеными около 320 человек. Таким образом, общие потери ВС США со времени начала иракской кампании в марте 2003 года составили, по уточненным данным, убитыми 2298 и ранеными около 16500 человек.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в январе убитыми два человека (Великобритания) и ранеными пять человек (Великобритания, Италия, Латвия, Польша).

Активно действует в Ираке американская военная авиация (ВВС, авиация ВМС и морской пехоты). Авиация решает главным образом задачи по поддержке с воздуха действий наземных сил, сопровождает конвои на автодорогах, ведет воздушную разведку и осуществляет перевозки личного состава и воинских грузов. Количество авиаударов, наносимых по различным объектам и целям, возросло с 214 в 2004 году до 306 в 2005 году (на 43%). К воздушной поддержке действий сухопутных войск привлекаются самолеты ВВС F-16 и F-15, самолеты морской авиации F-14 и F/а-18, а также британские «Торнадо». В целом ряде случаев для нанесения ударов по повстанцам и иностранным боевикам американцы используют беспилотные летательные аппараты «Предатор».

Продолжаются случаи чрезмерного или ошибочного применения силы войсками США, что приводит к гибели мирных жителей и вызывает рост недовольства иракского населения американским военным присутствием в стране.

Радикальный шиитский лидер Моктада ас-Садр призвал будущее правительство потребовать вывода из страны американских войск, так как «продолжение оккупации Ирака ведет к усугублению ситуации в области безопасности и росту нестабильности в стране».

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) существенно изменилась и составляла на 1 февраля 2006 года около 21 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,5 тыс. чел.), Южная Корея (3,2 тыс. чел.) и Италия (около 2,9 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Польские войска в Ираке сократили зону своего контроля с трех до двух провинций. В январе они передали под контроль ВС США провинцию Бабиль.

Министерство обороны Великобритании считает, что ситуация для английских военнослужащих на юге Ирака «становится все более рискованной». В Басре прошли вступления местного населения против действий британских военных, арестовавших иракцев по подозрению в причастности к экстремистским военизированным формированиям. Власти города потребовали вывода английских войск за пределы Басры.

Япония может вывести свой контингент из Ирака уже в мае 2006 года, а Италия — к концу текущего года. Правительство Японии отвергло предложение главы Пентагона Д. Рамсфельда о том, чтобы японские войска участвовали в боевых операциях по обеспечению безопасности в Ираке и обучали местных военнослужащих.

Южная Корея готовит сокращение своих войск в Ираке с 3200 до 2300 военнослужащих, а Литва намерена уменьшить численность своего подразделения со 120 до 60 человек.

Арабские страны готовы рассмотреть условия направления в Ирак своих миротворческих контингентов, но только после вывода из страны американских войск.

В целом ситуация в сфере безопасности в Ираке в январе 2006 года не претерпела крупных изменений и по-прежнему сохранялась напряженной.

Внутриполитическая ситуация в Ираке в январе 2006 года оставалась очень сложной. Объявленные окончательные результаты выборов в Национальную ассамблею (парламент), прошедших в декабре 2005 года, продемонстрировали расклад политических сил в стране на данном этапе. Так, хотя шиитский исламистский «Объединенный иракский альянс» и получил наибольшее число мест (128 из 275, а ранее обладал 140 мандатами), но он не имеет в новом парламенте большинства голосов. Значительно увеличили свое представительство арабские суннитские силы, располагающие 55-ю местами (ранее было 17). С 75 до 53 депутатов сократилось представительство блока ведущих курдских партий — Демократической партии Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК). В то же время Исламская партия Курдистана, несмотря на сильное давление со стороны ДПК и ПСК во время предвыборной кампании, сумела получить 5 депутатских кресел, что свидетельствует о росте ее влияния в курдском регионе. Блок во главе бывшим премьер-министром Ирака А. Алауи получил 25 мест (ранее имел 40). Девять депутатских мандатов достались различным мелким политическим партиям и организациям.

Результаты своей работы опубликовала в январе и международная комиссия, проверявшая деятельность иракского избиркома. В итоговом заявлении она указала на многочисленные нарушения, допущенные в ходе голосования, но в целом признала выборы состоявшимися.

Ведущие политические объединения Ирака заявили о готовности начать консультации по формированию нового коалиционного правительства страны. Арабские суннитские политические партии и блок бывшего премьер-министра А. Алауи достигли соглашения о едином участии в этих консультациях. Однако, как полагают большинство аналитиков, этот процесс в силу наличия очень серьезных противоречий в иракской политической элите может затянуться на несколько месяцев. Так, в шиитском блоке развернулась борьба за выдвижение кандидатуры главы будущего правительства. Сунниты категорически отвергают возможность назначения на пост министра обороны шиита, а шиитские политики столь же категорично не желают отдавать его представителям суннитской общины.

В январе ДПК и ПСК в основном согласовали вопросы создания единой администрации Курдского автономного района (с 1998 года здесь существуют две администрации — ДПК в Эрбиле и ПСК в Сулеймании). Президентом автономии останется лидер ДПК Масуд Барзани, его партия получит и пост главы объединенного правительства, а спикером курдского парламента станет представитель ПСК. Достигнута также договоренность о распределении министерских портфелей, за исключением министра по делам вооруженных формирований «пешмерга». В течение 18 месяцев планируется объединить вооруженные формирования обеих партий, их военную и внешнюю разведки, полицию и органы безопасности. Курды также намерены иметь собственное министерство внешних сношений, которое возглавит член ДПК.

Значительные трудности продолжают испытывать иракская экономика и социальная сфера. Очень сложное положение сохраняется в обеспечении страны электроэнергией и различными видами топлива.

По оценке иракского минздрава, для восстановления национальной системы здравоохранения необходимо инвестировать в нее в течение ближайших четырех лет 8 млрд долларов, причем эта цифра не включает средства, необходимые для поддержания функционирования системы. Таких денег у правительства нет, поэтому Ирак остро нуждается в международной помощи.

Характерным явлением современного Ирака становятся массовые протестные акции населения, выступающего против социальной и экономической политики правительства. Причем наиболее часто они происходят в южных провинциях страны.

В целом сохраняющиеся острые противоречия между ведущими иракскими политическими силами, трудности в деле формирования нового состава правительства страны самым негативным образом влияют на общее положение дел в Ираке, препятствуют процессу восстановления национальной экономики, социальной инфраструктуры, налаживанию нормальной жизни населения.

Затянувшийся процесс формирования нового иракского правительства отразился на внешнеполитической активности Багдада, которая в минувшем месяце заметно снизилась.

Американская администрация заявила, что не намерена просить у конгресса новые средства на восстановление и реконструкцию Ирака. В 2004–2005 годах на эти цели американцы выделили 18,4 млрд долларов. Причем около половины этой суммы было израсходовано на решение вопросов, связанных с обеспечением безопасности на возводимых или восстанавливаемых объектах, оказание помощи иракским властям в деле создания новых силовых структур, а также на расходы, связанные с судебным процессом над С. Хусейном и его приближенными. В настоящее время в Вашингтоне считают, что помощь Ираку в деле восстановления его экономики и инфраструктуры должны оказывать международные спонсоры. В то же время США увеличат помощь иракцам в борьбе с коррупцией, окажут содействие в налаживании более эффективной работы различных министерств и ведомств.

Вместе с тем большинство американцев (52%) считают, что «война в Ираке не стоит тех людских и финансовых жертв», на которые пошли США, а 50% участников опроса высказали убеждение, что вторжение в Ирак было ошибкой.

Командование турецкой армии считает, что Анкара должна адаптировать свою иракскую политику «к изменяющимся условиям», в частности, принять как должное федеративное устройство Ирака.

В настоящее время большинство иностранных компаний, действующих в Иракском Курдистане, являются турецкими. Они заключили контракты на поставку в этот регион различных товаров (предметы повседневного спроса, электротовары, продовольствие и др.) на общую сумму около 1 млрд долларов.

В то же время Турция 21 января объявила о прекращении поставок нефтепродуктов в Ирак по причине непогашения иракской стороной долговых обязательств (свыше 1 млрд долл.). Турция является основным поставщиком нефтепродуктов (дизельное топливо, бензин, сжиженный газ) в Ирак.

Король Саудовской Аравии Абдалла принял шиитского лидера имама М. ас-Садра, впервые совершившего паломничество в Мекку. По мнению арабских аналитиков, факт приема ас-Садра свидетельствует о стремлении Эр-Рияда наладить непосредственные контакты с ведущими представителями иракской шиитской общины.

Иран приветствовал итоги парламентских выборов в Ираке. В Тегеране заявляют, что власти ИРИ ведут постоянный диалог с различными политическими силами соседней страны и намерены всячески развивать его в дальнейшем.

Имам ас-Садр в ходе своего визита в Тегеран заявил, что подчиненная ему «Армия Махди» встанет на защиту Ирана в случае нападения на него США и их союзников. Как полагают, иранское руководство посредством высказываний своего союзника ас-Садра предупредило Вашингтон о потенциальных проблемах, которые могут у него возникнуть в Ираке, если на Иран будет оказываться слишком жесткое внешнее давление.

Правительство Германии выделило 10 млн долларов для оказания помощи Ираку в подготовке технических кадров.

Внешний долг Ирака в 2004 году сократился со 115 млрд долларов до 51,2 млрд долларов в настоящее время. Если реконструкция долговых обязательств Багдада продолжится, как было запланировано, то к 2008 году иракским кредиторам останется выплатить чуть менее 30 млрд долларов.

Российский МИД призвал представителей иракских политических и религиозных кругов к национальному согласию для «коренного оздоровления обстановки в стране», так как ситуация в Ираке «не меняется к лучшему и продолжает вызывать серьезную озабоченность».

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в январе 2006 года продолжала оставаться сложной, неустойчивой, со значительными элементами напряженности. Анализ ситуации, складывающейся в стране, показывает, что в ближайшее время здесь вряд ли произойдут существенные изменения в позитивном направлении.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03749 sec