Загадочная черта иранских властей

Егор Холмогоров

06 февраля 2006
Егор Холмогоров

Иран прекратил добровольное сотрудничество с МАГАТЭ. После того, как 4 февраля Агентство решило передать ядерное досье Ирана на рассмотрение в Совет Безопасности ООН, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что добровольное сотрудничество с этой организацией будет прекращено. Таким образом, Иран снимает мораторий на работы по обогащению урана и отменяет предоставленное инспекторам МАГАТЭ право беспрепятственного доступа на все свои ядерные объекты.

Комментарий нашего обозревателя Егора Холмогорова.

В поведении иранских властей есть загадочная черта, которую раньше уже приходилось замечать у лидера Сербии Слободана Милошевича или у иракского диктатора Саддама Хусейна. Оказавшись очередной жертвой американской демократизации они вели себя нарочито конфликтно и вызывающе, точно подтверждая все худшие стереотипы западной пропаганды о диктаторах или фанатиках.

На первых порах это могло казаться политикой с позиции силы. Но и многочисленные капитуляции Милошевича, закончившиеся для него в Гааге, и распад режима Саддама показали, что никакой силы тут не было. А если что и было, так это подчинение логике провокации.

Иранские власти ведут себя на удивление сходным образом. По сути ядерного вопроса Иран защищает свой суверенитет и больше ничего. Никто не может лишить ту или иную страну права развивать свою ядерную энергетику только на том основании, что режим этой страны не очень симпатичен США. И если смотреть только на формальную сторону дела, все претензии к Тегерану лишены оснований.

Однако за последние полгода Иран сделал столько резких заявлений и проводил настолько не гибкую политику, точно твердо решил предоставить возможному вторжению американцев все моральные оправдания. По крайней мере, в глазах самих американцев.

С другой стороны, в последние полгода мусульманская община в той же Европе не раз и не два показали, что она - серьезная сила, которая может основательно осложнить жизнь американским союзникам. И смелость Тегерана, не исключено, может быть вызвана сознательным желанием столкновения. Иран в качестве лидера исламского мира, быть может, и не против бы был помериться силой. Но вот только делать это в положении один против всех, по меньшей мере, недальновидно.

На сегодняшний момент Тегеран загнал себя во внешнеполитическую изоляцию. И это говорит о том, что и в данном случае за смелостью иранских властей скрывается не столько точный политический расчет, сколько неумение выпутаться из силков внешнеполитической провокации.

Радио Маяк

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02952 sec