Иран = Ирак?

06 февраля 2006
Ольга Павликова, Марат Хайруллин

Министр обороны США не исключил применения военной силы против исламской республики


В субботу cовет управляющих МАГАТЭ решил передать "ядерное досье" Ирана на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Содержание этого судьбоносного доклада оказалось не таким, каким его ожидали увидеть "ястребы" с обеих сторон.

Инспекторы агентства не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть данные американской разведки о том, что как минимум на трех секретных объектах Ирана осуществляются ядерные разработки двойного назначения. Все, что они констатировали: работы ведутся, а власти исламского государства отказываются от сотрудничества.

Развитие событий напоминает ситуацию перед началом военной кампании в Ираке. Вчера министр обороны США Дональд Рамсфелд заявил, что не исключает применения военной силы.

МАГАТЭ готово передать в ООН доклад заместителя генерального директора и главы департамента гарантий МАГАТЭ Олли Хейнонена по текущему состоянию иранского «ядерного досье». Именно на основании этого документа глава МАГАТЭ Мохаммед Эль-Барадеи должен подготовить к 6 марта свой доклад Совету Безопасности ООН. На следующий день после рассекречивания доклад Хейнонена появился в Интернете.

Из него следует, что МАГАТЭ больше всего обеспокоено контактами Ирана с некой международной тайной сетью, которая торгует ядерными технологиями и материалами. Причем по некоторым намекам можно сделать вывод, что международное агентство считает источником этих материалов и технологий Западную Европу.

С 1987 года, когда Иран вступил в контакт с тайной сетью, по данным МАГАТЭ, было закуплено столько материалов и комплектующих, сколько хватило бы для строительства примерно 2000 центрифуг по обогащению урана. Как предполагается, большинство из них находятся на объектах, разбросанных по всей стране.

На сегодняшний день с уверенностью можно говорить примерно о тридцати таких объектах. Большинство из них спрятаны глубоко под землей, и, как предполагается, некоторые из них могут выдержать даже ядерный удар.

Особую озабоченность агентства вызывают так называемые работы двойного назначения, то есть используемые в гражданских и военных целях. Например, «Проект Зелёнка» (обогащение урана), испытания химических взрывчатых веществ и проектирование ядерной боевой части. Информацию о них МАГАТЭ получило от разведки США осенью прошлого года. А как следует из субботнего доклада агентства, Иран категорически отказался отвечать по этой теме на вопросы инспекторов.

Комментируя ситуацию с публикацией доклада, постоянный представитель Ирана в МАГАТЭ Али-Асгар Солтание высказал к этой организации претензии: "Иран - единственная страна, разрешившая в 80-е годы группе инспекторов во главе с заместителем генерального директора МАГАТЭ осмотреть все свои ядерные объекты, в том числе и те, что тогда не были поставлены под гарантии. Они смогли посетить все, что сочли необходимым. Иран сделал это, чтобы доказать чистоту своих намерений».

В ответ на решение международного агентства президент страны Махмуд Ахмадинежад распорядился прекратить всякое сотрудничество с мировым «ядерным инспектором». И хотя Ахмадинежад пока не отдавал приказа немедленно возобновить процесс обогащения урана - по крайней мере, так сообщает иранское национальное агентство IRNA, - но эксперты не сомневаются, что именно к этому дело и идет.

Правда, вице-президент Ирана, глава национальной организации по использованию атомной энергии Голям Реза Агазаде поспешил заявить: "Тегеран готов продолжить обсуждение предложения России по обогащению ядерного топлива на ее территории", оставляя, таким образом, мировому сообществу возможность для компромисса.

Но вряд ли Иран ищет его всерьез. Скорее наоборот. Похоже, атомная программа становится для него чем-то вроде национального проекта. Эксперты утверждают, что на создание иранского ядерного оружия уйдет от года до пяти лет. Кроме того, существует и еще один фактор. В Тегеране дают понять, что в случае внешнего давления Иран готов перекрыть экспорт нефти. Страна добывает около четырех миллионов баррелей нефти в сутки и благодаря географическому положению может нарушить транспортировку нефти из залива своего имени.

Основные потребители иранской нефти - Япония, Южная Корея, Великобритания, Китай, Турция, Таиланд. В случае отказа Ирана от поставок нефти цена барреля может взлететь до 150 долларов, что неизбежно спровоцирует новый мировой энергетический кризис. Правда, это скорее спекулятивный биржевой фактор, так как в реальности доля Ирана в мировой добыче нефти невелика.

В этих условиях переговоры в Москве, которые намечены на 16 февраля, безусловно, состоятся. Но едва ли Иран будет сговорчивым. Прямой военной угрозы власти исламского государства не ощущают: США еще до решения совета управляющих дали понять, что исключают вооруженное нападение на Иран. Учитывая, что в обнародованном досье МАГАТЭ серьезного компромата не нашлось, американцы вряд ли нанесут ракетные удары.

Правда, это не помешало министру обороны США Дональду Рамсфелду, выступая в субботу на 42-й Международной конференции по вопросам безопасности, назвать Иран "ведущим спонсором терроризма". Однако американский министр призвал мировое сообщество к выработке "дипломатического решения для блокирования иранской ядерной программы".

Таким образом, давление на Иран будет, скорее всего, экономическим - в виде санкций. И это, очевидно, приведет к тому, что цены на нефть все-таки повысятся.

Москве накануне 2008 года это явно на руку, но не устроит Вашингтон. К тому же нельзя не учитывать позицию другого мощного мирового игрока - Пекина. Китай является одним из основных импортеров иранской нефти и тоже понимает, что от решения иранского кризиса во многом зависит состояние мировой экономики в будущем.

Газета.gzt.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03743 sec