Победа «Хамаса» на парламентских выборах в Палестине и реакция Тегерана

02 февраля 2006
А.А. Розов

Неожиданная победа радикального палестинского движения «Хамас» на состоявшихся в конце января с.г. выборах в палестинский парламент квалифицируется в Тегеране как дополнительный фактор укрепления его позиций в регионе Ближнего Востока.

Палестинский вопрос во внешней политике Тегерана, а также в идеологических установках его религиозных лидеров всегда занимал одно из центральных мест. С санкции политического руководства страны специальные подразделения предпринимают неоднократные попытки внедриться в различные палестинские организации. Этот процесс начался еще во время событий 1982 года в Ливане.

Вместе с тем особого распространения ни идеи «исламской революции», ни подходы Ирана к палестинской проблеме здесь не получили. Официальные же отношения между ИРИ и Палестинской национальной автономией были и остаются довольно прохладными. При этом высокопоставленные палестинские деятели нередко критикуют Тегеран в СМИ за его попытки вмешательства в палестинские дела.

На фоне такого противоречивого досье ирано-палестинских взаимоотношений победу «Хамаса» в Иране уже окрестили выдающимся уcпехом исламского сопротивления. Это нескрываемое воодушевление иранского истеблишмента вполне обосновано. На сегодняшний день немалая часть проирански настроенных элементов имеется именно в «Хамасе». При этом, однако, реальной «пятой колонной» Ирана на палестинских территориях является другое радикальное движение, «Исламский джихад» — немногочисленная террористическая группировка, не пользующаяся заметным влиянием среди населения.

О важности, придаваемой в политическом руководстве Ирана победе «Хамаса» на парламентских выборах, свидетельствует широкий отклик на это событие представителей всего спектра иранского истеблишмента, включая руководителей трех ветвей власти — исполнительной (президент М. Ахмадинежад), законодательной (спикер парламента Г.А. Хаддад-Адель) и судебной (глава Судебной власти М.Х. Шахруди).

На этом фоне обращает на себя внимание факт отсутствия реакции на это событие первого лица государства — Верховного лидера ИРИ А. Хаменеи.

Зато неожиданно на эту тему высказался другой известный духовный авторитет, занимающий одну из высших ступеней в иранской иерархии, — пятничный имам Тегерана аятолла М. Эмами-Кашани. Он осудил избранную Западом позицию, занятую вслед за победой «Хамаса» на выборах в Палестине, и призвал к объединению всех палестинских группировок.

В заявлении президента Ирана М. Ахмадинежада по итогам парламентских выборов в Палестине на этот раз сенсационных тезисов замечено не было. Оно шло в духе известных высказываний иранского руководства по палестинской проблематике, с присущим идеологическим подтекстом, но без явных перегибов. М. Ахмадинежад не только обратился с поздравлениями к членам движения «Хамас» и всему народу Палестины, но и имел личный телефонный разговор с лидером движения Х. Машалем.

Последнее весьма показательно в контексте наличия доверительных личных взаимоотношений иранского руководства с лидерами функционирующих на Ближнем Востоке радикальных группировок. Иранский президент охарактеризовал победу «Хамаса» как закономерный итог сопротивленческих усилий палестинского народа. Он преподнес ее в традиционной риторике — в контексте «набирающего обороты» процесса «исламского возрождения», отмечая при этом «страх врагов перед могуществом, силой, солидарностью и единством мусульманских наций».

Президент ИРИ призвал палестинский народ к «бдительности» в преддверии наступающих «решающих этапов развития», заметив, что «первый этап победы» (имеются в виду результаты «Хамаса» на парламентских выборах) успешно преодолен. Очертив круг задач Палестины на будущее, он назвал важнейшей из них «освобождение всех оккупированных земель», подтвердив неизменную поддержку Тегерана «палестинским братьям».

В более жесткой форме высказался председатель меджлиса ИРИ Г.А. Хаддад-Адель, который назвал победу «Хамаса» шагом навстречу свободе палестинского народа и освобождению территорий. В его выступлении перед депутатским корпусом ИРИ обратили на себя внимание три важных аспекта. Первый — «прозрачный намек» на то, что «Хамас», вероятно, будет постепенно ориентировать новый палестинский парламент на отказ от поддержки «навязанного американцами» плана «Дорожная карта».

В его обращении не обошлось без антиамериканской риторики. Спикер парламента прошелся критикой по «Дорожной карте», направленной на урегулирование палестино-израильского конфликта. Он подчеркнул, что теперь «не американцы разрабатывают дорожную карту для Палестины», а наоборот — «палестинский народ будет разрабатывать дорожную карту для американцев». Г.А. Хаддад-Адель также отметил, что палестинцы намерены обратиться к США с требованием прекратить поддержку Израиля и предоставить палестинскому народу возможность самостоятельно определять свою судьбу.

Второй аспект: Тегеран намерен всецело поддерживать «Хамас», в том числе перед лицом других авторитетных членов исламского ареала (прежде всего, суннитских государств арабского сообщества). Он призвал правительства арабских стран «правильно понимать направление, в котором движутся сегодня исламские массы», и сотрудничать как с «Хамасом» в парламенте, так и с новым правительством Палестины, которое будет сформировано.

Третий аспект: Г.А. Хаддад-Адель особо подчеркнул факт «узаконивания» политической деятельности «Хамаса», выхода этой организации на политическую арену. Глава Судебной власти ИРИ М.Х. Шахруди увязал победу «Хамаса» в Палестине с достижениями исламской революции в Иране, отметив, что здесь сыграли свою важную роль послания имама Р. Хомейни мусульманским государствам. Он подчеркнул, что несмотря на все западные прогнозы, включая данные «exit polls», палестинский народ «доказал свою веру в идеалы джихада и сопротивления», о чем повествуют окончательные итоги парламентских выборов, принесших победу палестинскому сопротивлению.

Иранский МИД также положительно отреагировал на победу «Хамаса» на парламентских выборах. Его глава М. Моттаки отметил, что эта победа идет в русле новых преобразований, которые меняют политическую картину в ближневосточном регионе и демонстрируют «тщетность усилий по достижению умиротворения».

Одним из первых на сенсационную победу «Хамаса» откликнулся и «главный рупор» внешнеполитического ведомства — официальный представитель МИДа ИРИ Х.Р. Асефи. От имени официального Тегерана он приветствовал победу движения исламского сопротивления на выборах в парламент. Х.Р. Асефи подчеркнул, что «палестинский народ, выбравший путь сопротивления, доказал верность своим идеалам». Далее шла традиционная риторика.

Официальный представитель МИДа выразил надежду на то, что итоги выборов будут способствовать еще большему сплочению палестинского народа в деле полной реализации его законных прав. Он отметил, что активное участие в выборах свидетельствует о решимости палестинского народа продолжить сопротивление и борьбу с «сионистским оккупационным режимом».

Глава президентской администрации Г.А. Эльхам прокомментировал победу «Хамаса» следующим образом. Он заявил, что Тегеран поддерживает любые шаги в сторону реализации прав палестинского народа и формирования «объединенного палестинского правительства», а также отметил, что победа «Хамаса» откроет путь к скорейшему возвращению палестинских беженцев на родину.

Заявления в поддержку «Хамаса» были сделаны также со стороны некоторых лидеров умеренно центристского и реформаторского крыла иранской политической системы. Однако они носили более сдержанный и осторожный характер, нежели резкие высказывания консерваторов.

Так, лидер умеренно консервативных и центристских сил, председатель Совета по целесообразности принимаемых решений А.А. Хашеми-Рафсанджани основной акцент в своем выступлении по теме «Хамаса» сделал на следующем обстоятельстве. По его мнению, пропагандируемая Западом на Ближнем Востоке демократия в итоге обернулась для него «головной болью». События в Ираке и Палестине — наглядное тому свидетельство и адекватный ответ западникам, не желающим установления в этих странах «истинной демократии».

В более аккуратном ключе выступил бывший президент ИРИ (1997–2005 гг.), известный лидер умеренно реформаторских сил С.М. Хатами (ныне занимает пост секретаря крупнейшей партии этой направленности — «Общества борющегося духовенства»). Лейтмотивом его высказываний стал тезис о том, что теперь, после победы «Хамаса» на парламентских выборах, «историческая миссия движения стала тяжелее и чувствительнее». В заявлении С.М. Хатами, адресованном лидеру «Хамаса» Х. Машалю, рефреном звучит мысль о том, что победа «Хамаса» должна подвести черту под «историческим угнетением» и «оккупацией земель» Палестины.

Помимо всего прочего, победа «Хамаса» на парламентских выборах была вынесена на первые полосы иранских газет и получила широкий общественный резонанс. Общее позитивное отношение к этому событию выразили представители всего спектра информационно-аналитического блока как консервативной, так и реформаторской направленности. Тем не менее конкретизированная интерпретация победы «Хамаса» несколько разнилась.

Консервативная пресса акцентировала внимание на том, что выбор палестинского народа в пользу движения «Хамас» является определенной заявкой в поддержку интифады против Израиля (газета «Кейхан») и означает твердое намерение продолжать политику сопротивления (газета «Ресалят»). Представители умеренно центристских и реформаторских СМИ (газеты «Иран», «Хамшахри») были более сдержаны в своих высказываниях. В их публикациях превалировала констатация фактологических моментов парламентских выборов, а в наиболее либеральной печати временами даже сквозила некоторая завуалированная обеспокоенность «политическим землетрясением» (газета «Тоусее») или «зеленой революцией» (газета «Афтаб-е Язд»), произошедшей в Палестине.

Победа «Хамаса» на парламентских выборах в Палестине стала новым шагом в русле политической линии Тегерана на ближневосточном треке, направленным на постепенную «политизацию» радикальных экстремистских группировок в Палестине, Сирии и Ливане, предпочитавших действовать исключительно вооруженными методами сопротивления.

Такая линия в свою очередь стала асимметричным ответом иранского руководства на инициированный американцами план «Большого Ближнего Востока». Иранские стратеги, отказавшись от пути прямого противостояния «насильственной демократизации» исламского региона, решили избрать обходной маневр, используя для своих целей западные «правила игры».

Умелая и тонкая дипломатия Тегерана в Ираке с использованием шиитского фактора уже приносит свои плоды: победа шиитской коалиции на парламентских выборах, назначение на пост президента более чем лояльного к Ирану курда Дж. Талабани и т.д.

Затем настал черед Палестины. Здесь в последние годы не без помощи Тегерана была проделана огромная подготовительная работа по включению «Хамаса» в политическое поле. Значительная заслуга в этом процессе принадлежит бывшему президенту и одному из влиятельнейших политиков Ирана, занимающему ныне пост председателя Совета по целесообразности принимаемых решений (СЦПР) А.А. Хашеми-Рафсанджани.

Как представляется, именно этому опытному политику высшим руководством страны негласно поручено курировать ближневосточный трек иранской внешней политики. Пока А.А. Рафсанджани с возложенной задачей успешно справляется: практические итоги его работы мы видим на примере недавней победы «Хамаса» на парламентских выборах в Палестине. На этом фоне совершенный осенью 2005 года далеко не спонтанный визит в Иран лидера «Хамаса» Х. Машаля приобретает дополнительное звучание.

Нет сомнения, что победу «Хамаса» в Тегеране рассматривают как одно из наиболее значительных событий в политической истории этого государственного образования. Наряду с этим в иранском руководстве отчетливо осознают, что некоторые негативные составляющие этого события для иранской стороны также возможны и скорее всего неизбежны. В частности, некоторые местные политологи убеждены, что процесс политизации «Хамаса», особенно после его вхождения в состав нового парламента и правительства, может подорвать либо ослабить сопротивленческую деятельность этого движения, благодаря которому оно «завоевало высокий статус» в исламском мире.

Другое опасение состоит в том, что, если раньше движение «Хамас» всегда противостояло финансовой и административной коррупции, которую осуществляла так называемая старая гвардия палестинского движения ФАТХ, то теперь, после вхождения в палестинскую власть, оно может отойти от прежних установок.

Есть еще ряд вопросов, которые сеют сомнение на общем позитивном фоне в Иране, вызванном успехом «Хамаса» на парламентских выборах. Например, смогут ли представители политического крыла «Хамаса» достойно заменить на переговорном треке профессиональных переговорщиков Палестинской национальной администрации (ПНА). Кроме того, многие иранские эксперты сходятся во мнении, что победа «Хамаса» на выборах является лишь «одной стороной медали», но есть и обратная — существенно увеличится число препятствий, которые будут воздвигаться перед этим движением со стороны других палестинских группировок, США и Израиля.

Они также полагают, что победа «Хамаса» на выборах в парламент будет способствовать приходу к власти в Израиле радикальных сил во главе с партией Ликуд, что в значительной степени обострит ситуацию в регионе.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03937 sec