Факторы нестабильности в современном Египте

29 января 2006
П.Н. Мамед-заде

Арабская Республика Египет — крупнейшая и одна из наиболее влиятельных стран Арабского Востока. Вовлеченность Египта в различные международные процессы, активность и высокое качество его дипломатии, выгодное геополитическое положение, наличие колоссальных природных и людских ресурсов и самой мощной армии в арабском мире делают его важнейшим актором международных отношений. Происходящие в АРЕ процессы способны существенным образом повлиять на ситуацию не только в арабском мире, но и в соседних субрегионах.

В стабильности Египта заинтересованы не только его руководство и население, но и многочисленные зарубежные страны, рассматривающие АРЕ в качестве «несущей конструкции» в системе безопасности в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Эпоху правления президента Хосни Мубарака, начавшуюся в 1981 г. и продолжающуюся по сей день, часто и вполне справедливо называют периодом относительной стабильности.

Вместе с тем в современном Египте существует целый ряд факторов, угрожающих стабильному и сбалансированному развитию страны.

Одной из самых сложных проблем является бурный демографический рост. По такому показателю, как численность населения, Египет давно и прочно удерживает первенство в арабском мире. С 1995 по 2005 гг. население АРЕ возросло на 12 млн человек — с 60 до 72 млн, то есть в среднем естественный прирост населения в этот период составлял ежегодно 1,2–1,3 млн человек. Из года в год возрастает проблема неравномерной заселенности территории страны. По данным ООН, около 97% населения Египта проживают в плодородной долине Нила всего на 4% территории АРЕ. В Каире, по самым скромным подсчетам, на сегодняшний день проживают 17 млн человек.

Таким образом, наблюдается концентрация большого числа населения на крайне незначительной территории. При этом, что вполне логично, доля экономически полезной территории на человека также сокращается по мере роста численности населения.

В своих выступлениях президент Египта Хосни Мубарак часто выражает тревогу по поводу все более остро встающей проблемы перенаселенности страны. Быстрый рост населения самой большой арабской страны превышает темпы экономического роста и не позволяет добиться улучшения уровня жизни, девальвирует достижения египетской экономики, ставит под сомнение успехи реализации ряда социально-экономических программ, истощает ресурсную базу страны, создает значительные трудности со снабжением населения продуктами питания.

Кроме того, в условиях высокого процента бедности перенаселенность страны создает почву для роста социальной напряженности, нередко перерастающую в распространение радикальных настроений в обществе.

Способствует этому и большой процент неграмотных. Согласно данным Организации Лиги арабских государств по вопросам образования, науки и культуры (АЛЕКСО), в начале XXI века насчитывается свыше 17 млн неграмотных египтян.

Всевозрастающее значение для Египта имеет проблема продовольственной безопасности, которая стоит весьма остро из-за продолжающегося роста численности населения в условиях сохраняющейся скудности посевных площадей. Это делает Египет еще более зависимым от крупных экспортеров продовольственных товаров и зерна (США, Австралии, Франции и России). По оценкам экспертов, более 60% необходимых продуктов питания Египет импортирует из-за рубежа, главным образом из США.

Демографическая политика правительства направлена на снижение темпов роста населения. Власти Египта проводят кампанию с целью убедить жителей страны иметь меньше детей с тем, чтобы число членов среднестатистической семьи снизилось с пяти до четырех человек. Однако в отличие от других арабских стран Северной Африки, где властям удалось заметно снизить темпы рождаемости, Египет по-прежнему демонстрирует высокие темпы естественного прироста населения. Пожалуй, одним из главных препятствий для реализации планов правительства служит традиционная исламская мораль, играющая огромную роль в египетском обществе и поощряющая многодетность. Приемлемые, как считает правительство Египта, 1,75% прироста в год пока так и остаются недостижимыми.

Одним из самых существенных факторов нестабильности в современном Египте является тяжелая ситуация в социально-экономической сфере. Несмотря на впечатляющие макроэкономические показатели (один из самых больших в Африке и арабском мире объемов ВBП, растущие доходы от экспорта нефти и газа, эксплуатации Суэцкого канала и туризма), жизнь большей части 72-миллионного населения Египта остается весьма трудной.

По данным Всемирного банка, в 2000 г. около 2 млн египтян жили в день на 1 доллар, а 28 млн — на 2 доллара в день. Как показывает практика, в Египте, где покупательная способность основной части населения остается невысокой, малейшее подорожание товаров первой необходимости способно вызвать народные волнения.

Так, в 2004 г. рост цен на продукты питания привел к митингам протеста по всей стране, что вынудило правительство принять срочные меры. С целью недопущения подорожания основных продуктов питания, таких как хлеб, рис и мясомолочные продукты, правительство АРЕ осуществляет их субсидирование.

Высшее руководство страны ясно себе представляет, что вопрос социальной обеспеченности граждан тесно связан с проблемой стабильности. По мнению Х. Мубарака, именно бедность является главным источником терроризма. В условиях высокой бедности формируется среда, из которой выходят противники действующей власти, способные пополнить ряды радикальной оппозиции.

Усиление в январе 2006 г. экономического блока правительства, как отмечает египетская пресса, направлено на решение наиболее важных социально-экономических задач, заявленных в ходе предвыборной кампании президента Хосни Мубарака. Правительству предстоит создать 4,5 млн новых рабочих мест и существенным образом повысить уровень жизни египтян.

Проблема бурного демографического роста создает дополнительные сложности при решении другой острой проблемы — безработицы. Согласно выводам Арабской организации труда, проблема растущей безработицы в Египте, равно как и в других странах региона Арабского Востока, во многом обусловливается продолжающимся бурным демографическим ростом. Рынок труда зачастую оказывается не в состоянии трудоустроить молодых людей, получивших образование. Многие дипломированные специалисты не могут найти работу в своих странах и уезжают за рубеж.

Согласно официальной статистике, безработица в Египте составляет около 10% трудоспособного населения, хотя неофициальные источники говорят о цифрах вдвое или даже втрое более высоких. Крайне высок уровень безработицы в сельских районах страны. Согласно данным официальной статистики, около 88% безработных — это люди в возрасте от 15 до 30 лет. Власти Египта всерьез озабочены последствиями роста безработицы среди молодежи. Как было заявлено на Саммите по проблеме занятости молодежи, прошедшем в 2002 г. в Александрии, «если не обеспечить устойчивое развитие мировой экономики, гарантирующее применение способностей молодых людей, может наступить катастрофа. Безработная и неграмотная молодежь подобна бомбе с часовым механизмом, и резкий рост ее численности может привести к политическим и социальным потрясениям».

Еще одним потенциальным фактором нестабильности остается проблема нехватки водных ресурсов, которая из года в год обостряется ввиду продолжающегося демографического бума. В условиях жары на протяжении большей части года нехватка воды способна нанести весьма серьезный урон сельскому хозяйству Египта, а также вызвать народные волнения. Вызывает опасения и геополитический аспект проблемы. Египет находится в нижнем течении Нила, а следовательно, зависит от водной политики стран, расположенных в верхнем течении этой крупнейшей африканской реки.

С целью обеспечения своей водной безопасности Каир осуществляет активные дипломатические шаги, направленные на сохранение статус-кво в вопросе получения им приемлемых объемов нильской воды. Пока африканские страны соблюдают договоренность не осуществлять проекты, которые могут вызвать уменьшение водной квоты одной из них, однако все чаще слышны призывы африканских политиков и дипломатов пересмотреть имеющиеся соглашения и заключить новые, учитывающие современные демографические и экономические реалии.

В современном Египте весьма остро стоит вопрос о власти. Нынешний президент Хосни Мубарак уже не молод (1928 г.р.), а достойного претендента от правящей элиты пока что нет (во всяком случае, кандидат еще не представлен общественности). Почти четверть века (с октября 1981 г.) пустует место вице-президента. В этих условиях актуальным становится вопрос о возможном появлении соперника в рядах оппонентов власти. Как показали итоги парламентских выборов 2005 г., в стране весьма существенным образом укрепила свои позиции религиозная оппозиция.

Если накануне парламентских выборов 2000 г. министр внутренних дел АРЕ Хабиб аль-Адли характеризовал группировку «Братьев-мусульман» как «находящуюся вне закона и отвергаемую народом», то по итогам голосования 2005 г. стало очевидно, что именно лозунги умеренных исламистов находят гораздо больший отклик среди египтян, чем призывы представителей светской оппозиции. Полученные группировкой «Братья-мусульмане» 88 мест в Народном собрании позволяют ей выдвигать собственного кандидата на пост президента страны, требовать портфели в правительстве, а также добиваться создания собственной политической партии.

Следует отметить, что в ходе избирательной кампании группировка «Братья-мусульмане» смогла проводить фактически свободную агитацию и участвовать в выборах, несмотря на то, что она запрещена и причислена к международным террористическим организациям. Это дает основание говорить о, по всей видимости, имевшей место договоренности между властями и представителями группировки, целью которой является постепенное вовлечение во власть умеренных сил из рядов религиозной оппозиции.

Главный вопрос политической жизни страны на ближайшую перспективу — согласится ли правящая элита, допуская дозированное участие исламистов в легальном политическом процессе, делиться с ними властью и в дальнейшем.

Непростые отношения мусульманского большинства и коптского меньшинства продолжают оставаться в Египте потенциальным фактором нестабильности. Ситуация в данной сфере усугубляется еще и тем, что она используется внешними силами для наращивания давления на официальный Каир. Конгресс США регулярно выступает с докладами об ущемлении прав христианских конфессий в АРЕ, намекая на возможность снижения ежегодной экономической помощи Египту.

Подобный призыв прозвучал и по итогам прошедшей в ноябре 2005 г. в США конференции, посвященной проблемам коптской общины в Египте. В то же время власти АРЕ уже не первый год проводят политику, направленную на вовлечение коптов в общественно-политическую жизнь страны. Рождество (7 января) объявлено властями общенациональным праздником и выходным днем, а президент Х. Мубарак в своей кадровой политике стремится не обходить вниманием наиболее перспективных представителей коптской общины. Показательно, что при формировании в декабре 2004 г. президентской «квоты» депутатов в Народное собрание АРЕ (согласно закону, 10 человек из 454 назначает глава государства) Хосни Мубарак выбрал по пять мусульман и христиан, продемонстрировав там самым, что государство одинаково относится к представителям разных конфессий.

После террористической волны начала и середины 1990-х гг. активность экстремистов в Египте пошла на спад. Это дало основание властям отрапортовать о том, что они преуспели в борьбе с терроризмом и смогли обеспечить своим гражданам стабильную и безопасную жизнь. Между тем теракты на Синайском полуострове — в Табе и Нувейбе в октябре 2004 г. и в Шарм аль-Шейхе в июле 2005 г. — продемонстрировали, что в стране существует реальная угроза дестабилизации обстановки, хотя бы в отдельно взятом районе.

Обстановка на Синае вызывает все большую озабоченность властей. По мнению силовиков, именно там находятся основные базы террористов. Опасения египтян вызывает то, что теракты способны дестабилизировать обстановку в стране, а также нанести урон экономике, вызвав уменьшение туристического потока и снижение доходов казны. Так, в 2005 г. прибыль Египта от туристической отрасли составила 7 млрд долларов (для сравнения, доходы от эксплуатации Суэцкого канала в 2005 г. составили 3,45 млрд долларов).

Подводя итоги, отметим, что существующие и потенциальные факторы нестабильности в современном Египте носят преимущественно социально-экономический характер, что требует от государства комплексного подхода к решению имеющихся в стране и обществе проблем.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04109 sec