Турция и ядерная программа Ирана

27 января 2006
А.А. Гурьев

Позиция Турции по ядерной программе Ирана, неурегулированность ситуации вокруг которой продолжает оказывать негативное влияние на вопросы обеспечения региональной и глобальной безопасности, определяется несколькими важными положениями как в историческом плане, так и нынешним развитием ситуации на Ближнем Востоке и в мире в целом. Для анализа этой позиции и понимания возможных путей ее изменения, думается, необходимо рассмотрение некоторых вопросов, имеющих отношений к этим положениям.

Турция официально после вступления 22 октября 1951 года в НАТО никогда не проявляла особого интереса к ядерным программам как военного, так и гражданского назначения. В первую очередь, это объяснялось особенностью вступления Турции в Североатлантический союз. Эта особенность заключалась в том, что членство Турции в НАТО не соответствовало условиям первоначального текста договора о создании этой организации: турецкая территория не входила в границы Северной Атлантики, на которую распространялись гарантии НАТО. Поэтому в ст. 6 этого документа была специально внесена поправка: к словам «территория любого участка в Европе и Северной Америке» добавлялись «территория Турции». В середине февраля 1952 года турецкий парламент узаконил вступление страны в НАТО 404 голосами при 1 воздержавшемся.

В длинном перечне взаимных обязательств Турции и НАТО был и не привлекший тогда особого внимания внесенный по предложению США пункт о военных базах этой организации и складах различных видов оружия и вооружений, в том числе ядерного, на турецкой территории. Именно этот пункт был использован Вашингтоном для размещения одного из филиалов своего ядерного арсенала на территории Турции.

Анкаре был предложен формально натовский, а фактически американский «ядерный зонтик», который на долгие годы снял необходимость собственно турецких изысканий в этой области. Впоследствии этот вопрос периодически неоднократно поднимался в средствах массовой информации Турции, обсуждался в парламенте страны в связи с требованиями и предложениями вывезти этот арсенал с турецкой территории по причине кардинальных положительных изменений в международной обстановке.

Так, в апреле 1998 года ряд ведущих средств массовой информации Турции сообщил о наличии значительного атомного арсенала США на турецкой территории, а именно — на военной базе Инджирлик, что на средиземноморском побережье страны. Арсенал насчитывает 15 атомных бомб типа В-61, каждая из которых в 9 раз превышает по мощности бомбу, сброшенную на Хиросиму. Ведущий в то время общественно-политический еженедельник «Артыхабер», ссылаясь на американские источники, опубликовал данные о наличии атомного оружия США на территории других стран. В соответствии с ними, Турция сегодня входит в список стран, где имеется американское атомное оружие, находится по его количеству на 4-м месте после Германии, Великобритании и Италии. В самый разгар «холодной войны» Турция занимала по этому показателю только 9-е место.

Примечательно, что по решению, принятому в 1991 году на заседании группы ядерного планирования НАТО, американцы сократили свой ядерный потенциал на иностранных территориях на 80%. При этом ряд баз с атомным оружием был полностью закрыт. Атомного арсенала на базе Инджирлик это решение не коснулось.

Более того, как отмечают специалисты, в соответствии с двусторонним турецко-американским Соглашением в области обороны, Турция, на территории которой базируются атомные бомбы США, не имеет права и полномочий контролировать пополнение их запасов, хранение и возможное использование.

Публикации на эту тему имели место в 2000 и 2005 годах. Так, в 2005 году в Турции было обнародовано заявление организации «Гринпис» о том, что американцы превратили военную базу Инджирлик в склад ядерного оружия.

Зеленые «активисты» во главе с Аслыханом Тюмером утверждали, что эта военная база стала местом хранения уже около 90 ядерных авиаснарядов, которые были доставлены на Инджирлик военными США. «Гринпис» начал специальную акцию за вывоз с территории Турции ядерного оружия. Участники движения открыли рядом с базой информационный центр, где каждый желающий мог получить подробные сведения о ситуации с ядерным оружием на Инджирлике. Они призывали вывезти ядерное оружие с территории страны, а также обратились с аналогичным требованием к премьер-министру Р.Т. Эрдогану.

Что касается отдельных аспектов нынешнего развития ситуации на Ближнем Востоке, имеющих непосредственное отношение к ядерному вопросу в регионе, то прежде всего следует вспомнить о 13-часовом заседании Комитета оборонного планирования НАТО, которое состоялось в феврале 2003 года и было посвящено вопросу оказания военной помощи Турции в случае войны с Ираком.

Впервые за всю историю членства Турции в НАТО возникла ситуация, когда необходимо было использовать упоминавшуюся нами поправку в ст. 6 о натовских гарантиях безопасности. Решение с трудом было принято после многочасовых дискуссий, так как ряд членов Североатлантического союза, не желая втягивания НАТО в войну, утверждали, что угрозы Турции нет и она не нуждается в защите.

После принятия сложного решения о возможном развертывании на турецкой территории «в превентивных целях» противоракетных систем и их подключении к общенатовской системе ПВО, размещении в стране средств защиты от оружия массового поражения, базировании радиолокационных самолетов АВАКС, в Турции, неприятно удивленной самим фактом дискуссии «помогать или не помогать» в условиях, по ее мнению, реальной для нее угрозы, впервые пошатнулась безграничная вера в «ядерный зонтик» и натовскую солидарность.

Именно тогда было принято окончательное решение об оснащении национальных ВС такими вооружениями, которые обеспечили бы в случае необходимости автономное решение вопросов безопасности. И надо отметить, что решение это оперативно выполняется.

Турция закупила у корпорации Boeing четыре самолета АВАКС, которые в первом полугодии текущего года заступят на боевое дежурство. Общая стоимость сделки — 1,5 млрд долларов. Турция стала пятой страной в мире, располагающей такими самолетами. На вооружении в США находится 33 таких летающих лаборатории, в НАТО — 17, в Англии — 7, во Франции — 4, в Саудовской Аравии — 5.

Что касается противоракетных систем, то и в этой сфере Анкара, серьезно обеспокоенная неурегулированностью вопроса о ядерной программе Тегерана, разработкой в Иране нового поколения стратегических ракет класса «земля–земля» «Шахаб-4» и «Шахаб-5», которые могут достигать турецкой столицы, также сделала конкретные шаги. Вопросы проведения тендера по закупкам средств ПВО и выделения на них бюджетных ассигнований будут рассмотрены на предстоящем 17 февраля с.г. заседании Исполнительного комитета военной промышленности, которое пройдет под председательством главы правительства Р.Т. Эрдогана.

Будет рассмотрено несколько вариантов. Среди них комплекс ПВО американского производства Patriot, израильский Arrow-2, а также российский ЗРК С-300 ПМ2 «Фаворит». Россия предлагает не только продать такой комплекс, но и наладить его совместное производство. В дополнение к этому в стране осуществляются серьезные капиталовложения в научные разработки, связанные с реализацией проекта по созданию ракеты дальнего радиуса действия.

Сможет ли Анкара, официально выступающая сегодня за режим нераспространения ядерного оружия, в складывающейся ситуации воздержаться от «ядерного соблазна»? Газета Jerusalem Post цитирует заявление высокопоставленного источника в турецких вооруженных силах: «Ядерные разработки Тегерана, которые мы рассматриваем как угрозу, могут увеличить напряженность в регионе. Во время визита израильского гостя (имеется в виду визит в Турцию в декабре 2005 года начальника генерального штаба Армии обороны Израиля генерал-лейтенанта Д. Халуца. — Авт.) нами было высказано беспокойство по этому поводу в ходе переговоров».

Наряду с этим представляет интерес и высказывание генерального секретаря Совета национальной безопасности (СНБ) Турции Йигита Альпдогана. Он с 23 по 27 января находился в США с рабочим визитом и имел ряд встреч на высоком уровне в Госдепартаменте, включая его главу К. Райс, и министерстве обороны. Он, являясь одной из ключевых фигур в военно-политическом руководстве Турции, отметил, что «ядерный Иран беспокоит Анкару».

«Турция признает право каждого на использование ядерной энергии в мирных целях, однако когда ее применение выходит за эти рамки, это вызывает тревогу у всех наших руководителей», — подчеркнул генсек СНБ Турции.

Турция ранее неоднократно заявляла, что Иран имеет право вырабатывать ядерную энергию в мирных целях, призывала решить проблему иранской ядерной программы путем диалога. Примечательной в связи с этим является оценка европейскими источниками встречи 20 января с.г. турецкого премьера с послами ЕС в Анкаре: «Р.Т. Эрдоган был слишком осторожен, в его речи не было реальной критики Ирана».

Эти два примера подтверждают растущую озабоченность военно-политического руководства Турции тупиковой ситуацией, связанной с иранской ядерной программой, и вместе с тем указывают на различную степень этой тревоги военных и гражданских представителей власти. Тем не менее, думается, можно констатировать общее усиление жесткости турецкой позиции по отношению к Тегерану в связи с рядом известных публичных высказываний иранского президента в отношении Израиля. Об этом говорит анализ текстов заявлений внешнеполитического ведомства Турции по данному вопросу.

Это подтверждает и затягивание Анкарой решения вопроса об «обновлении» приглашения президенту Ирана посетить Турцию с официальным визитом. Как известно, такое приглашение было сделано в 2002 году президентом Турции А.Н. Сезером во время визита в Иран президенту М. Хатами, который не успел им воспользоваться до президентских выборов. Дипломатическая практика требует «обновления» приглашения для М. Ахмадинежада.

В турецких дипломатических кругах высказывают мнение, что «нынешний этап — не очень удобное время» для иранского президента. Кроме того, Анкара готовится к предстоящему в феврале с.г. визиту госсекретаря США К. Райс, и любая подготовка к визиту на высшем уровне из Ирана может, считают турецкие эксперты, навредить этим важным турецко-американским переговорам, одним из основных вопросов которых и будет иранская ядерная программа.

Турецкие политологи и ученые, в частности, Ибрагим Карагюль (Ibrahim Karagul) из Центра международных отношений и стратегического анализа, рассматривая ситуацию, складывающуюся вокруг ядерной программы Ирана, высказывают мнение, что Тегеран не откажется от очень привлекательной для него идеи реализации своих планов. «Ядерный рычаг» позволит Ирану не претендовать на региональное лидерство, а быть таковым, нарушить хрупкий баланс сил в регионе, стать «локомотивом» арабского мира.

О таких устремлениях говорят и некоторые итоги недавнего визита президента М. Ахмадинежада в Сирию. Тандем Иран–Сирия, в котором сегодня каждый его участник реально заинтересован в партнере, может помочь Тегерану осуществить эту свою давнюю мечту путем формирования шиитского альянса, включая ряд других государств арабского мира.

Какова возможная реакция Турции, которая, являясь региональной евразийской державой, также претендует на роль лидера на Ближнем Востоке? Анкара заинтересована в дипломатическом урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы, гарантированной ее реализации только в мирных целях. Турция понимает, что остаться не втянутой в конфликт в случае его возникновения невозможно и при любом силовом решении проблемы она будет центральной точкой его реализации, а это сопряжено для страны с большими политическими и экономическими потерями. Наряду с этим, если мирное решение проблемы ядерной программы Ирана не будет найдено, усилятся позиции тех, кто уже сегодня заявляет обо всех имеющихся возможностях и у Турции стать ядерной державой.

Газета Washington Post опубликовала на днях статью, в которой предупреждает: если Иран станет обладателем ядерного оружия, это же оружие создадут Турция, Египет и Саудовская Аравия. А это значит, что режиму нераспространения ядерного оружия будет нанесен непоправимый удар, последствия которого катастрофичны не только для региона, но и для всего мира в целом.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03402 sec