Изучение арабского языка как часть новой стратегии национальной безопасности США

26 января 2006
Н.С. Глебова

5 января 2006 года на встрече ректоров более чем 120 американских университетов, состоявшемся в Госдепартаменте США, президент Дж. Буш объявил о создании программы стимулирования изучения иностранных языков в стране.

Эта программа получила название “Инициатива языковой национальной безопасности”. По мнению американского президента, в первую очередь она должна содействовать борьбе с терроризмом и продвижению демократии во всем мире. “Эта программа является частью стратегической цели — защиты страны”, — пояснил Буш (1).

В рамках программы предполагается расширение учебных языковых курсов, а также появление новых. В настоящее время в США лишь 2% общего числа студентов высших учебных заведений изучают арабский, китайский, русский, фарси, урду, корейский и японский языки.

Предусматривается, что изучение иностранных языков должно начинаться еще на уровне детского сада. Это позволит в дальнейшем улучшить возможности для продолжения обучения в высших учебных заведениях. Ожидается также увеличение числа штатных лингвистов в различных правительственных организациях.

В соответствии с данной программой будет создан Национальный корпус резервистов со знанием иностранного языка, из которого в случае необходимости будут отбираться сотрудники для Пентагона, Госдепартамента и спецслужб. Предполагается, что к 2009 году число дипломированных лингвистов увеличится на 2 тысячи человек. Корпус резервистов из числа гражданских лингвистов, финансируемый Пентагоном, должен увеличиться до 1 тысячи человек в течение ближайших нескольких лет.

Основными языками для изучения в соответствии с “инициативой” станут арабский, китайский, корейский и русский языки, а также хинди и фарси.

Интересно, что в ходе представления данной программы предложенные для изучения языки были названы “экзотическими” или “критическими”. Важно отметить, что ранее американцы традиционно сосредоточивались на изучении языков стран Западной Европы и Латинской Америки.

Буш намеревается запросить у конгресса в 2007 финансовом году 114 млн долл. на реализацию данной программы, в которую будут непосредственно вовлечены Госдепартамент, министерства образования и обороны США. Примечательно, что подробности, касающиеся разработки “инициативы”, журналистам представил не кто иной, как директор службы Национальной безопасности Дж.Д. Негропонте.

Большинство руководителей высших учебных заведений США, присутствовавших на этом заседании, приветствовали идею создания программы. Однако в интервью журналистам большинство из них обратили внимание на то, что предполагаемых для выделения средств вряд ли будет достаточно для осуществления всех ее положений. Некоторые из них обратили особое внимание на тот факт, что в последние годы в стране наблюдалась явная нехватка профессиональных лингвистов.

В ходе встречи многие ректоры вузов указывали на то, что их учебные заведения заинтересованы в привлечении иностранных студентов с целью создания наилучшей атмосферы для изучения языков, культуры и традиций различных стран мира. В связи с этим была также отмечена проблема, связанная с выдачей виз иностранным студентам, что значительно затрудняет реализацию вышеуказанной цели.

Говоря о проблеме выдачи виз, Дж. Буш заявил, что хотел бы соблюсти некоторое равновесие в обеспечении национальной безопасности и привлечении иностранных студентов. Он сказал, что понимает “обеспокоенность” ректоров высших учебных заведений по поводу ограничений на выдачу въездных виз, введенных федеральным правительством после террористических актов 11 сентября 2001 года. Буш отметил: “Решение проблемы с выдачей виз — в наших национальных интересах, так как чем больше молодых людей приедут в нашу страну для того, чтобы получить образование, тем больше людей в мире поймут истинную природу Америки” (2).

Американский президент полагает, что благодаря увеличению числа людей, знающих иностранные языки, США будет легче двигаться по пути распространения демократии во всем мире. Он сказал: “Вы не можете убедить людей, если вы не можете говорить с ними на одном языке”(3). Знание иностранного языка Буш рассматривает в качестве “доброго жеста” по отношению к носителям другой культуры.

Таким образом, по мнению американского президента, будет нанесен удар по тем, кто обвиняет Соединенные Штаты в навязывании своих ценностей и представлений о свободе и демократии. В своих рассуждениях Дж. Буш пошел еще дальше, предположив, что арабы значительно изменят свои взгляды в отношении Америки, если будут общаться с арабоязычными американцами. “Когда американцы выучат арабский, многие в арабском регионе скажут: “Черт возьми, да, Америка заинтересована в нас. Они даже заботятся о том, чтобы выучить наш язык” (4).

Госсекретарь Кондолиза Райс также выступила с речью, предваряя выступление Буша на этой встрече глав американских университетов. Она полагает, что на современном этапе в Соединенных Штатах должны уделять столько же внимания изучению арабского и других вышеуказанных языков, сколько внимания было уделено изучению русского языка и языков Восточной Европы в период холодной войны.

На следующий день, 6 января 2006 года, на брифинге в Госдепартаменте помощник госсекретаря Барри Ф. Ловенкорн особо подчеркнул, что главная цель — не достижение определенных цифр в увеличении специалистов, знающих иностранные языки, а радикальное изменение существующего положения вещей в данном вопросе (5).

Отвечая тем, кто обращал внимание на недостаточность выделенных средств для освоения данных честолюбивых планов, Ловенкорн отметил, что они (средства) пойдут лишь на начало реализации программ. По словам помощника госсекретаря, ожидается, что затем к финансированию данных программ присоединятся некоммерческие организации и благотворительные фонды. Ловенкорн указал, что со стороны последних уже поступило много предложений о сотрудничестве.

Некоторые аналитики обращают внимание на тот факт, что поводом для выработки данной программы послужили события 11 сентября 2001 года, неудачи военных операций в Афганистане и Ираке, после которых американское правительство обнаружило недостаток в знающих иностранные языки среди дипломатов, кадровых военных и аналитиков служб безопасности.

Следует вспомнить, что накануне терактов 11 сентября 2001 года в записях, сделанных в ходе наблюдения за подозреваемыми в причастности к сети “Аль-Каида”, недвусмысленно говорилось о готовящихся к исполнению масштабных террористических актах. Однако расшифровки переговоров террористов из-за отсутствия оперативных действий со стороны переводчиков в составе спецслужб были сделаны и переданы руководству страны лишь после совершения террористических актов, а именно — 12 сентября.

Данные предположения аналитиков представляются справедливыми лишь отчасти. Дело в том, что нехватка грамотных специалистов, хорошо знающих иностранные языки и культуры (в частности, стран Ближнего Востока), была очевидна задолго до вышеозначенных событий.

Особенно ярко это проявилось во время первой войны в Ираке в начале 90-х годов прошлого века, когда во главе США стоял отец нынешнего президента Дж. Буш-старший, а функции его советника выполняла Кондолиза Райс, ныне — госсекретарь. Однако в тот период доклады сотрудников различных служб о необходимости подготовки новых квалифицированных кадров, представляющих себе ситуацию в регионе во всей полноте и способных подготовить исчерпывающие аналитические материалы, остались невостребованными.

В чем причина выдвижения данной “инициативы” в данный момент данными представителями высшего руководства США? Разработка и дальнейшая реализация предложенной программы способна решить сразу несколько проблем.

Первой из них является нехватка квалифицированных кадров со знанием иностранных языков. В настоящее время многие кадровые и резервные сотрудники спецслужб США, получившие большой практический опыт, в частности в ходе операций “Буря в пустыне”, в Сомали и т.п., и способные работать максимально эффективно в этих регионах, достигли предпенсионного или пенсионного возраста.

Те, кто пришли им на смену, немногочисленны и недостаточно квалифицированы для реализации современных национальных целей. Недостаточная эффективность в реализации данных целей, по мнению американского руководства, относится и к сотрудникам Госдепартамента США.

Отчасти именно об этом говорила госсекретарь К. Райс 19 января 2006 года, когда объявила о начале крупномасштабной “передислокации дипломатических сил США в мире”(6). Уже в 2006 году сотни дипломатов будут “переброшены” из Европы и штаб-квартиры Госдепартамента США в Вашингтоне на Ближний Восток, в Азию, Африку и Южную Америку, где больше всего требуются дополнительные кадры. Предполагается, что начавшаяся реструктуризация прямым или косвенным образом затронет треть из 6400 сотрудников всех посольств США.

Второй из предполагаемых главных целей можно назвать улучшение внешнеполитического имиджа США. Прежние агрессивные действия руководства США по продвижению “демократии и свободы” в общества стран, в частности, ближневосточного региона вызвали реактивное усиление антиамериканских настроений. Неофициальное заявление президента США о возможности уничтожения штаб-квартиры телеканала “Аль-Джазира”, одного из самых последовательных медийных критиков США, с помощью бомбовых ударов также не способствовало улучшению имиджа этого государства и его руководства в странах Ближнего Востока и за его пределами.

19 января 2006 года, говоря об отношениях с арабскими СМИ, К. Райс в качестве примера вновь привела арабский новостной канал “Аль-Джазира”. По ее словам, американские дипломаты должны изменить существующую тактику взаимоотношений c представителями арабских средств массовой информации. Как заявила госсекретарь, они “должны идти на популярный на Ближнем Востоке телеканал и рассказывать в прямом эфире о политике и целях США в регионе не на английском, а на арабском языке” (7).

Говоря об изменении внешнеполитического имиджа, нужно также отметить следующие факторы: рост антивоенных настроений в США, низкий рейтинг президента Буша (во многом зависящий от сводок антитеррористической операции в Ираке), сложности во взаимоотношениях между союзниками по войне с террором и т.п. Эти факторы позволяют предположить, что выдвижение данной “инициативы” и реформы в Госдепартаменте США продиктованы личной заинтересованностью одного из реформаторов, а именно госсекретаря Кондолизы Райс.

Следует отметить, что о плане серьезного преобразования внешнеполитического ведомства страны (по сути, речь идет о преобразованиях в соответствии с новым политическим видением мира) Райс объявила в первую годовщину своего прихода на пост госсекретаря и за два года до начала формального выдвижения кандидатов на пост президента США. Многие лидеры Республиканской партии, к которой принадлежит и нынешний президент, не скрывают, что готовы поддержать Райс в выборах 2008 года. И хотя Райс неоднократно заявляла о своем нежелании становиться президентом США, многие уверены, что Дж. Буш именно ее готовит в свои преемники или, как минимум, в кандидаты на пост вице-президента.

На пиаровскую направленность этой инициативы указывает и ее бюджет. Что бы ни говорили высокопоставленные сотрудники Госдепартамента США, предполагаемых для выделения средств явно недостаточно для поэтапного, долгосрочного развития данной программы в случае, если она имела бы целью реальную, форсированную, масштабную подготовку национальных квалифицированных кадров.

Особенно, если учитывать, что для реализации собственной пятилетней программы Пентагон намерен выделить 750 млн долл., начиная с 2007 финансового года (который начинается 1 октября). Эта программа нацелена на повышение языковых знаний среди кадровых военных. Американское присутствие в Ираке и Афганистане во многом было осложнено тем обстоятельством, что почти весь персонал, включая непосредственно военных, не говорит и не понимает местные языки.

Реакция на данную американскую “инициативу” в арабском мире была предельно сдержанной. Это выражалось даже в том, что большинство арабских средств массовой информации предпочли проигнорировать или оставить без комментариев информацию о ее выдвижении. Даже арабская диаспора в США и странах Западной Европы предпочла ограничиться сдержанным информационным сообщением и занять выжидательную позицию.

В целом данная “инициатива” может служить подтверждением правильности российской линии на развитие отечественного востоковедения, которое имеет длительную историю, а также стимулом для проведения дальнейших исследований в этой области. Всестороннее укрепление собственной научной востоковедной базы должно стать одной из приоритетных задач российской внутренней и внешней политики.

1- Washington Post, 01.06.2006.
2- Там же.
3- Там же.
4- Там же.
5- http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2006/58733.htm
6- http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2006/58737.htm
7- Washington Post, 01.20.2006.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0341 sec