Внешняя политика Ирана после президентских выборов 2005 г.

23 января 2006
Л.М. Кулагина

Внешняя политика ИРИ во многом определяется внутриполитическими проблемами страны. Нестабильность в регионе Ближнего и Среднего Востока, присутствие американских войск в Ираке, угрозы, постоянно раздающиеся со стороны США в адрес Ирана, вызвали изменения в расстановке правящих сил ИРИ. Опасения возможного свержения исламского режима в Иране заставили консервативное крыло исламского руководства пересмотреть внешнюю и внутреннюю политику страны с целью ее ужесточения и перейти к более активным политическим действиям.

Это выразилось в подготовке и проведении выборов в меджлис в феврале 2004 г., когда консерваторы получили большинство мест в парламенте. Особенно ярко это проявилось во время президентских выборов 2005 г. Даже такой консервативный и предсказуемый президент, как А.А. Xашеми-Рафсанджани, не устроил исламских радикалов. Его умеренные экономические реформы в период президентства 1989–1997 гг. и особенно попытки наладить отношения с США, о чем он неоднократно заявлял, насторожили исламских клерикалов.

Они активно препятствовали либерализации системы политического строя Ирана, которую пытался осуществить президент М. Хатами в 1997–2005 гг., считая, что это ослабляет исламский режим и представляет угрозу для его существования.

Президент Ирана, несмотря на свою политическую значимость, достаточно ограничен в своих действиях. Он не может единолично принимать решения по ключевым вопросам внешней и внутренней политики. Вся полнота власти, в соответствии с конституцией, находится в руках духовного лидера А. Хаменеи. Ему подчиняются Наблюдательный совет, контролирующий все важнейшие акты исламского государства. Под его влиянием находятся меджлис и судебная система. Все законодательные инициативы президента, все реформы проходят контроль консервативных исламских лидеров и зачастую отвергаются.

В условиях действий США в регионе Ближнего и Среднего Востока консервативное крыло иранского духовенства провело в президенты близкого к себе лидера. Новый президент ИРИ, 49-летний Махмуд Ахмадинежад — выходец из простой семьи, участник борьбы с шахским режимом. Он принадлежит к лагерю радикальных консерваторов, считается политиком, близким к духовному лидеру страны А. Хаменеи. В годы ирано-иракской войны был офицером КСИР.

Факт избрания президентом радикального консерватора и активного участника революции 1979 г. означал возвращение исламской республики к более агрессивной внешней политике времен имама Хомейни. Как неоднократно наблюдалось в истории ИРИ в наиболее сложные моменты как в международной, так и во внутренней обстановке, исламские лидеры прибегали к активизации и ужесточению своей внешнеполитической линии поведения в целях сплочения масс вокруг руководства и обеспечения поддержки народа действий властей.

Между тем в своих выступлениях по внешнеполитической тематике Ахмадинежад говорил о развитии отношений с государствами, которые «не проповедуют агрессию и силовые методы» в своей политике. Приоритет он отдал связям с мусульманскими странами и соседями по региону в плане их консолидации в борьбе против США и Израиля.

Иран, как заявил президент, готов мирно сосуществовать со всеми государствами за исключением Израиля. Касаясь контактов с Вашингтоном, Ахмадинежад отмечал, что путь к восстановлению связей с руководством США является закрытым. «Мы не нуждаемся в отношениях с ними», — подчеркнул иранский президент.

Определенным проявлением «жесткой» внешнеполитической линии президента явилось его заявление, прозвучавшее на студенческой конференции под девизом «мир без сионизма» 27 октября 2005 г. Выступая на ней, Ахмадинежад процитировал известное высказывание лидера ИРИ имама Хомейни о том, что «Израиль должен быть стерт с карты мира», чем вызвал международный скандал. Большинство стран осудило Иран, некоторые даже отозвали своих послов из Тегерана. После этого «израильская тема» стала постоянной в выступлениях иранского президента.

Создавалось впечатление, что иранское руководство намеренно провоцирует США и Израиль, да и все мировое сообщество. Нельзя исключать, что в Иране серьезно опасались, что именно правительство А. Шарона с одобрения США и «вялой» реакции ЕС и России способно уже в ближайшее время решиться нанести удар по иранским объектам, поставив тем самым под вопрос самое существование иранской ядерной программы. С другой стороны, не совсем продуманные, некорректные заявления президента ИРИ могли помешать продвижению иранской мирной ядерной программы и затруднить действия других государств, прежде всего России.

Одновременно США становилось легче добиваться передачи иранского ядерного досье в СБ ООН и способствовать принятию санкций в отношении Ирана.

Резкие заявления президента Ирана можно было также рассматривать как своеобразный ответ США на создание крайне напряженной и опасной ситуации в регионе, в том числе эскалации давления на Сирию — единственного союзника ИРИ на Арабском Востоке, с целью изолировать Иран от арабо-мусульманской «базы» и тем самым ослабить внешнеполитические позиции иранского руководства.

О том, что это не случайные оговорки президента ИРИ, свидетельствовало то обстоятельство, что иранского президента поддержали ряд политических деятелей внутри страны. В Тегеране прошли массовые антиизраилъские демонстрации. В то же время заявление Ахмадинежада вызвало неоднозначную реакцию в рядах иранского «политического класса».

Некоторые иранские лидеры — сторонники реформ и нормализации отношений с мировым сообществом — осудили высказывания своего президента. Бывший президент ИРИ М. Хатами выступил за широкое развитие дружественных отношений с европейскими и мусульманскими странами. Необходимо иметь в виду, что в Иране наличествует несколько соперничающих политических сил, что обусловливает различный подход в решении многих внешнеполитических и внутренних проблем, в том числе и по ядерной проблематике.

И хотя сегодня консервативное иранское руководство является сторонником «жесткого» курса в отношении ядерной и других программ ИРИ, оно не может не считаться со сторонниками более умеренной политики.

Говоря о внешнеполитическом курсе ИРИ на современном этапе, необходимо иметь в виду, что его определяет прежде всего отношение мирового сообщества к ядерной программе Ирана. Исходя из этого, строятся отношения ИРИ со многими странами. Одним из первых определяющих решений нового президента после его избрания было возобновление переработки урана на заводе в Исфахане.

Этим шагом Ахмадинежад дал понять, что страна избирает новый, более активный политический курс в отношении ядерной программы.

Действия иранского президента встретили отрицательную реакцию со стороны Европейского союза, который потребовал прекращения деятельности завода в Исфахане. Особенно резко против планов ИРИ по обогащению урана выступила так называемая европейская тройка — Великобритания, Франция и Германия. Европейские государства настаивали на полном прекращении иранской деятельности по обогащению урана. Взамен они обещали масштабное экономические сотрудничество и содействие в освоении современных технологий. Но Иран был твердо намерен продолжать ядерные исследования. Лейтмотивом иранской позиции по ядерной программе являлось создание собственного ядерного топливного цикла в рамках ДНЯО. Иран проявлял готовность сотрудничать с МАГАТЭ в разрешении неясных моментов в деятельности ИРИ по освоению мирного атома.

С другой стороны, иранская позиция по ядерной программе в отдельных вопросах становилась более жесткой и бескомпромиссной. Прежде всего, это выразилось в приостановке меджлисом процесса ратификации Дополнительного протокола к соглашению о гарантиях с МАГАТЭ. 24 сентября 2005 г. на заседании Совета управляющих МАГАТЭ была принята достаточно жесткая резолюция, открывающая путь для передачи иранского «ядерного досье» на рассмотрение СБ ООН с перспективой введения международных санкций против ИРИ. При голосовании резолюцию поддержали 22 страны, воздержались 12, в том числе Китай, Россия и Пакистан.

В ответ на это меджлис призвал пересмотреть внешнеэкономические связи ИРИ в пользу тех государств, которые отказались поддержать резолюцию. В конце октября 2005 г. ИРИ заблокировала импорт поставок из Великобритании и Южной Кореи. М. Ахмадинежад заявил, что «позиция Франции в отношении мирной ядерной программы Ирана является тормозом в развитии двусторонних отношений», и добавил, что Иран ожидает от Франции позитивных шагов по «восстановлению испорченных отношений между двумя странами».

Кроме того, на встрече с премьер-министром Турции Ахмадинежад высказал намерение ИРИ экспортировать мирные ядерные технологии в другие страны исламского сообщества. Выступая на заседании кабинета министров 21 сентября 2005 г., Ахмадинежад подчеркнул, что Тегеран не собирается действовать с позиции силы, однако в случае усиления давления со стороны Запада реакция иранской стороны будет адекватной. Такие действия иранского руководства разочаровали представителей ЕС и особенно США.

В то же время Иран попытался договориться с рядом неевропейских государств, в первую очередь со странами — членами Совета управляющих МАГАТЭ и членами движения неприсоединения по ядерной иранской программе. Практическим воплощением этой тактики стали визиты иранских высокопоставленных лиц в столицы ядерных государств региона — Китая, Индии, Пакистана и России. Особую признательность Иран выразил Китаю за его позицию по иранской ядерной программе.

Президент Ахмадинежад подчеркнул готовность Ирана развивать сотрудничество с Китаем и поднять двусторонние отношения на новый уровень. Министр иностранных дел ИРИ Моттаки, посетивший Китай в октябре 2005 г., призвал китайский бизнес к активным инвестициям в иранскую экономику, особенно в нефтегазовый сектор. Китай заинтересован в иранской нефти. Иран занимает второе место в ряду поставщиков энергоресурсов этого региона. Товарооборот между Ираном и Китаем за 8 месяцев 2005 г. увеличился в полтора раза и составил 9 млрд долл.

Пакистан не изменил принципу исламской солидарности и, несмотря на давление США, доказал свою заинтересованность в экономическом сотрудничестве с Ираном, особенно имея в виду перспективы газотранспортного консорциума Иран–Пакистан–Индия.

Индия, несмотря на то, что поддержала резолюцию Совета управляющих МАГАТЭ, отдельно заявила, что предпочитает добиваться позитивных результатов по иранскому ядерному кризису путем переговоров, а не через экономические санкции. Несмотря на то, что Индия под нажимом США проголосовала за антииранскую резолюцию МАГАТЭ, Иран рассматривает Дели как своего важного регионального партнера и стремится избежать ухудшения отношений.

Россия не отказалась от своей прежней позиции поддержки иранской мирной ядерной программы и после принятия резолюции МАГАТЭ. Именно благодаря позиции России и Китая в резолюции по Ирану не была указана конкретная дата передачи этого вопроса в Совет Безопасности ООН. Россия и Китай пытаются убедить Иран проводить более взвешенную политику по ядерной проблеме.

Поддержка Россией мирной ядерной программы Ирана определяется рядом причин. Успешное завершение строительства в Бушере может обеспечить России ряд новых подобных контрактов в других районах Ирана. В перспективе ИРИ планирует построить 20 новых атомных электростанций, что может дать России большую экономическую и финансовую выгоду. Кроме того, РФ поставляет Ирану военную технику и вооружения и не захочет потерять этот выгодный рынок. Имея нормальные дипломатические отношения с иранским режимом, Россия не заинтересована в его дестабилизации.

В результате смены режима в Тегеране к власти могут прийти проамериканские силы, что может создать опасную ситуацию в Центральной Азии и особенно на Кавказе. В то же время Россия не заинтересована в том, чтобы Иран овладел атомным оружием, что, несомненно, создаст определенную напряженность и опасность на южных границах России. Поэтому российские политические деятели неоднократно подчеркивали, что иранская ядерная программа создается только в мирных целях, исключая создание атомного оружия.

Но, к сожалению, планы Ирана расходятся с этими пожеланиями. Он стремится именно к созданию атомного оружия, считая, что только оно может обеспечить безопасность иранского государства и исламского режима. Сегодня перед иранскими руководителями стоит сложный вопрос, как защитить «жесткий» курс в отношении ядерной программы ИРИ и в то же время выглядеть умеренными политиками. В этой связи новое руководство Ирана пытается осуществлять двойную тактику.

С одной стороны, игнорируя европейцев, Иран рассчитывает на иракский тупик, лабильный мировой рынок нефти и развитие экономического сотрудничества с Китаем и Россией. С другой стороны, Иран эксплуатирует свое законное право на использование атомной энергии в мирных целях под контролем МАГАТЭ. Одновременно ИРИ стремится расколоть движение неприсоединения и убедить его лидеров в том, что меры, принятые против ИРИ, носят дискриминационный характер и могут быть использованы США и Европой как прецедент, который позволит закрыть доступ к получению мирной энергии атома и другим странам.

Такая политика, как мы отмечали выше, приносит определенные плоды. Россия и Китай вместе с десятью государствами движения неприсоединения воздержались при голосовании по иранской атомной программе в МАГАТЭ. Нынешнее руководство ИРИ пытается поднять ядерную программу до уровня одного из основных национальных интересов современного иранского государства.

Иран озабочен дестабилизацией ситуации в регионе, присутствием многотысячных американских войск в соседних странах, особенно в Ираке и Афганистане. Он опасается, что ему не на кого будет рассчитывать в критической ситуации, так как он находится в окружении проамерикански настроенных стран либо государств, на территории которых расположены американские войска или базы. Сегодня военной мощи ИРИ недостаточно, чтобы эффективно противостоять потенциальным противникам в лице Израиля и США.

Все это обусловливает стремление Тегерана к обладанию ядерным оружием, что на практике скорее всего означает озабоченность ИРИ приобретением своеобразного фактора сдерживания потенциального агрессора в условиях отсутствия явных и надежных союзников в регионе.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04054 sec