К итогам визита в Иран президента Таджикистана

20 января 2006
А.А.Розов

Официальный визит первого лица Таджикистана, президента Э. Рахмонова в Тегеран 17-18 января с.г. во главе представительной делегации подтвердил приоритетность таджикского направления во внешней политике Ирана в регионе Центральной Азии.

Э. Рахмонов, принятый в Тегеране по высшему разряду (провел встречу с Верховным лидером ИРИ аятоллой А. Хаменеи, переговоры с президентом М. Ахмадинежадом, спикером парламента Г.А. Хаддад-Аделем, председателем Совета по целесообразности принимаемых решений А.А. Хашеми-Рафсанджани, министром иностранных дел М. Моттаки), получил заверения иранской стороны в преемственности курса на развитие многоплановых отношений с «дружественным» и «братским» соседом.

Иранское руководство в свою очередь использовало визит для закрепления своих позиций, прежде всего в приоритетном транспортно-энергетическом секторе таджикской экономики (не случайно, президента Таджикистана в поездке сопровождал весь экономический блок — министры транспорта, энергетики, экономики и торговли, финансов, председатель Национального банка).

Политическая повестка дня переговоров Э. Рахмонова с иранским руководством включала традиционную проблематику двусторонних аспектов и известный набор актуальных международных проблем (Афганистан, Ирак, БВУ). Сторонами была отмечена близость подходов по большинству вопросов региональной и международной политики, что нашло свое подтверждение в ходе кулуарной встречи двух президентов на последнем саммите ОИК в Мекке (декабрь 2005 г.).

Главы государств также затронули аспект двустороннего и многостороннего взаимодействия на контртеррористическом фронте, обсудили модальности совместного противостояния наркотрафику, экстремизму и другим вызовам в Центральноазиатском регионе.

Детальному рассмотрению подвергся вопрос о расширении двустороннего сотрудничества в рамках региональных структур, прежде всего организации «Исламская конференция» (ОИК) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Очевидно, что Иран, обладая весом и авторитетом в ОИК, предложил таджикским партнерам содействие в рамках этой организации в обмен на соответствующие услуги Таджикистана в ШОС, где Иран пока имеет лишь статус наблюдателя.

Несмотря на то, что политический диалог двух стран развивается успешно (укреплению взаимного доверия, по мнению иранского президента, способствует общее культурно-историческое прошлое), Тегеран призвал таджикских партнеров и далее совместными усилиями повышать уровень политических отношений, используя для этого все имеющиеся потенциалы и возможности.

Отмечалась общность подходов руководителей обоих государств к обеспечению взаимного прогресса, расширению и углублению политического диалога.

Основной же целью визита стало обсуждение вопросов двустороннего экономического сотрудничества.

Экономическая составляющая визита оказалась весьма солидной: были рассмотрены вопросы взаимодействия в области экономики, гидроэнергетики, транспорта.

Главным вектором углубления экономического взаимодействия Тегерана и Душанбе стороны провозгласили работу в рамках Совместной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Была поставлена стратегическая задача многократного увеличения двустороннего товарооборота, который сегодня находится на низкой отметке даже в списке центральноазиатских государств (по итогам 2005 г. он составил всего 130 млн долл. США, его основные статьи включают экспорт из Ирана строительных материалов, химикатов, электроники, промышленной и сельскохозяйственной продукции и в обмен на импорт из Таджикистана хлопка и алюминия).

Энергетические вопросы стояли на первом плане переговоров по экономической тематике. В конкретном плане стороны проговорили новые пути реализации стратегических проектов в области развития гидроэнергетики в Таджикистане и экспорта вырабатываемой электроэнергии. Были подписаны первичные документы для начала строительства Сангтудинской ГЭС-2 в Таджикистане с участием иранской стороны. Э. Рахмонов принял участие в совместной Ирано-Таджикской конференции по экономическому сотрудничеству.

При обсуждении президентами двух стран транспортной тематики важным фактором расширения торговых связей между Ираном и Таджикистаном была признана необходимость сокращения транспортных издержек за счет в максимальной степени эффективного соединения Таджикистана через Иран с портами Персидского залива.

Решение транспортной проблемы имеет стратегическое значение для Душанбе, поскольку позволяет обеспечить его выход на экономические рынки стран Залива и других региональных государств. Дополнительные дивиденды получает и иранская сторона, причем не только в виде транзитных и таможенных пошлин (здесь стороны сотрудничают в рамках режимов наибольшего благоприятствования), а в большей степени благодаря роли единственного гаранта товарных потоков Таджикистана на внешние рынки. Эта роль существенно увеличивает геоэкономический и геополитический потенциалы самого Ирана.

Наряду с этим с обеих сторон была отмечена эффективность мер по формированию транспортных и коммуникационных инфраструктур и снижению торговых тарифов между двумя странами. В числе приоритетных транспортных проектов стороны отметили сооружение иранскими подрядчиками Анзобского и Шахристанского тоннелей.

В ходе переговоров другим приоритетным направлением в контексте расширения ирано-таджикских хозяйственных связей было признано взаимодействие по линии частного сектора. Стороны договорились создавать на взаимной основе благоприятные условия для деятельности частных инвесторов, что является залогом успеха на экономическом поприще. Новой формой взаимодействия иранского частного сектора в Таджикистане может стать содействие в благоустройстве городских и сельских районов — своеобразный «конек» иранского президента в его бытность на посту столичного мэра.

На переговорах Э. Рахмонова и М. Ахмадинежада была достигнута договоренность о проведении предварительной экспертной работы по выявлению перспективных направлений взаимодействия по этой линии.

Вообще, инвестиционная деятельность ИРИ в Таджикистане является мотором набирающего обороты торгово-экономического сотрудничества между двумя странами. Совсем недавно знаковым событием, сдвинувшим с мертвой точки ирано-таджикское взаимодействие в этой сфере, стали выделение Ираном Таджикистану кредита в размере 25 млн долл. и согласие Тегерана на предоставление Душанбе еще одного кредита, в размере 30 млн долл.

И сегодня президент Э. Рахмонов дал понять, что приветствует намерения как государственных, так и частных компаний Ирана инвестировать средства в нефтегазовую и горнорудную промышленность, энергетику, сельское хозяйство и транспортно-коммуникационную структуру Таджикистана.

Подчеркнутое внимание на переговорах Э. Рахмонова в Тегеране было уделено вопросам подготовки, обучения и повышения квалификации таджикских специалистов в учебных заведениях ИРИ. Этот аспект находится под пристальным контролем иранского руководства. Данное обстоятельство связано с тем, что иранцы в контексте наращивания своего влияния в политической элите Таджикистана продолжают работать над закреплением в госаппарате и его религиозных структурах лиц, прошедших подготовку в ИРИ.

Именно такую цель они преследуют, уделяя особое внимание обучающимся в вузах Ирана таджикским студентам (порядка 70 человек) и таджикам — слушателям теологического центра в г. Куме (около 260 человек). Не случайным выглядит и возросший в последнее время интерес иранцев к сотрудничеству с Кулябской областью РТ, выходцы из которой составляют основной костяк госаппарата этой страны. Так, в ходе беседы Э. Рахмонова с Верховынм лидером ИРИ А. Хаменеи существенный акцент был сделан именно на теме образования и подготовки специалистов.

Отмечая научно-исследовательские успехи Ирана, в частности, на атомно-энергетическом треке, А. Хаменеи заявил, что Иран будет содействовать обеспечению прогрессивного развития Таджикистана и готов рассмотреть возможность обучения у себя специалистов в различных областях.

Визит делегации Э. Рахмонова в Иран способствовал также нахождению сторонами новых точек возможного двустороннего взаимодействия. Одним из таких инновационных направлений стала сфера информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). По итогам визита принято решение о создании Совместного технического комитета по ИКТ. Он будет сформирован совместными усилиями иранской компании «Дадепардазийе Иран» (DPI) и министерства связи Таджикистана.

Соответствующая документация, регламентирующая формирование этой новой структуры, подготовлена и передана в министерство юстиции Таджикистана для получения лицензии на осуществление деятельности.

Основным направлением работы комитета станут организация и проведение курсов повышения квалификации для сотрудников министерства связи Таджикистана, внедрение ИКТ в коммуникационную инфраструктуру страны.

Несмотря на ограниченность субстантивного наполнения визита (шесть подписанных документов носят преимущественно декларативный характер — меморандумы о взаимопонимании в сфере стандартов, транспорта, грузоперевозок, энергетики, внешней политики; Декларация о развитии взаимоотношений и сотрудничества, два конкретных соглашения — об упрощении банковского кредитования и о строительстве ГЭС «Сангтуде-2»), общие его итоги следует признать позитивными и обоюдовыгодными.

В политической плоскости стороны закрепили курс на дальнейшую активизацию политического диалога.

Душанбе убедился в преемственности линии иранского руководства, несмотря на смену президента, на таджикском треке. Поворот Тегерана к «кулябскому» клану после сокрушительного поражения опекаемых ИРИ таджикских исламистов на президентских и парламентских выборах в Таджикистане и перехода на сторону Э. Рахмонова ряда влиятельных деятелей Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), по всей видимости, всерьез и надолго расставил акценты: потепление двусторонних политических отношений будет продолжено.

Теперь на повестке дня вопросы иного плана — налаживание эффективного экономического диалога, в котором приоритет будет отдаваться энергетике, транспорту, коммуникациям и торговле. При наличии твердой политической воли прогноз на среднесрочную перспективу в этой области выглядит довольно благоприятным. Многое будет зависеть от успеха первых совместных экономических проектов в области энергетики (Сангтуде-2) и транспорта (Анзобский туннель), реализуемых в Таджикистане.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03811 sec