Ирано-израильское противостояние сквозь призму ядерной проблемы

Бушерская АЭС (сверху)

19 января 2006
А.А.Розов

Подходы Израиля к ядерной программе Ирана


Тот факт, что заявление Тегерана в начале января с.г. о возобновлении ядерных исследований было с озабоченностью воспринято в Израиле, не вызывает у аналитиков особого удивления. По мнению иранских экспертов, Израиль решил использовать эту возможность для усиления политико-пропагандистской кампании против руководства ИРИ.

В пользу такого убеждения, полагают в Тегеране, говорит молниеносная реакция израильских политических кругов на выход Ирана из добровольного моратория на ядерные исследования. Январское решение Тегерана, по мысли местных политологов, Израиль сразу же попытался преподнести как явный шаг, направленный на производство ядерного оружия. Как заявил министр иностранных дел Израиля С.Шалом со ссылкой на данные, которыми сегодня располагают «израильские специалисты», Иран теоретически способен на создание атомной бомбы в течение ближайших 6 месяцев.

Как известно, израильская политическая элита приступила к усилению давления на Тегеран по различным азимутам с осени 2005 г. В определенной степени такая политика стала проявлением ответной реакции на получившие широкую известность в мировом сообществе громкие антиизраильские заявления президента ИРИ М.Ахмадинежада. В итоге ситуация как по оси Иран-Израиль, так и в регионе в целом накалилась до предела.

Многие эксперты в последнее время заговорили о вероятности возникновения военного конфликта (включая применение ядерного оружия) в Ближневосточном регионе, который может быть инициирован Израилем. Не случайно, в мировые СМИ в неофициальном порядке активно пробрасываются слухи о том, что «правительство Израиля готовится применить ядерное оружие в крупной войне против исламского мира».

По другой информации, Израиль планирует нанесение точечных ударов по иранским ядерным объектам весной 2006 года.

Что касается израильской позиции в отношении иранской ядерной программы в целом, то предметом особой озабоченности Израиля традиционно продолжает оставаться сотрудничество Тегерана с другими странами в области ядерной энергетики. Израиль опасается передачи Тегерану ядерных технологий «двойного назначения», которые могут быть использованы в военных целях.

Новым фактором в израильских высказываниях стала все активнее проводимая мысль о том, что, в конце концов, переговорная схема взаимодействия с Ираном по решению ядерной проблемы обернется против самой «евротройки».

Такие комментарии особенно активизировались после заморозки диалога между Тегераном и Брюсселем в августе 2005 года и потом с большей силой зазвучали после 9 января с.г., когда Иран вышел из моратория на проведение ядерных исследований и вскрыл пломбы на замороженных объектах. Аргументы иранской стороны, декларируемые ими на переговорах с «евротройкой» и в рамках МАГАТЭ (жесткий контроль МАГАТЭ над реализацией проекта, непригодность легководного реактора для производства расщепляющихся материалов и т.д.), израильтяне серьезно не воспринимают.

Большое внимание уделяется в Израиле и ракетно-ядерным аспектам иранской военной промышленности. В израильском руководстве крепнут подозрения, что реализация иранских ракетных программ продвигается намного быстрее и эффективнее, чем это предполагалось ранее, а создание ракет типа «Шахаб-3» и «Шахаб-4» с радиусом действия более 1000 км позволяет реально угрожать безопасности Израиля.

Подходы Тегерана к ядерной программе Израиля

В усилившейся за последние месяцы взаимной информационной войне используются различные факторы влияния. Иранская пропаганда, например, раскручивает сейчас в СМИ следующую идею – дескать, спецслужбы Израиля развернули широкую деятельность против Тегерана, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от факта наличия у Израиля ядерных арсеналов (на израильском реакторе в Димоне, по иранским данным, производится плутоний, литий и тритий, и этого вещества достаточно для производства ежегодно 10 ядерных бомб).

Антиизраильские публикации в иранской прессе – в порядке вещей. С 1979 года идеологическая машина Исламской Республике обрушилась на «маленького сатану» - главного регионального противника ИРИ.

Высшее шиитское духовенство в Иране на протяжении двух десятков лет создавало и внедряло в общественное сознание иранцев резко отрицательный образ Израиля.

Израиль в глазах иранцев стал выглядеть как главный враг Ирана после США, олицетворявший силы насилия над арабами и палестинцами. В многочисленных статьях иранской периодики, особенно консервативных газетах «Джомхурие Эслами», «Кейхан», «Эттелаат» Израиль называется «врагом человечества». Эта, якобы, независимая позиция подконтрольных государству и подверженных цензуре иранских СМИ на самом деле отражает официальную позицию политического руководства страны в отношении Израиля. Позиция эта, несмотря на некоторую либерализацию внешнеполитической линии в период правления реформаторов во главе с президентом С.М.Хатами, тем не менее, оставалась твердой и не подвергалась серьезной трансформации.

Идеология Исламской Республики рассматривала и продолжает рассматривать Израиль вкупе с США в качестве главного препятствия на пути развития национальной ядерной программы. Нынешний духовный руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи, на­зывая Израиль главным врагом Ирана и исламского мира, говорит о «нечестивом американо-еврейском союзе против иранской нации», препятствующем реализации иранской национальной идеи – созданию замкнутого ядерного топливного цикла (ЯТЦ).

А.Хаме­неи видит одну из главных задач Ирана в ликвидации еврейского государ­ства с геополитической карты Ближнего Востока. Эта позиция всецело разделяется новым президентом страны М.Ахмадинежадом, который также призывает «стереть Израиль с карты мира».

Другой пример идентичности неофициальной позиции иранских политологов и государственного истеблишмента в отношении фактора Израиля можно привести на основе следующей параллели. В 1995 году после гибели премьер-министра И.Рабина комментарии в иранской газете «Ресалат» акцентировали внимание на то, что «погиб главный террорист», вот почему «на улицах городов так много веселья и раздаются сладости».

Тяжелая болезнь нынешнего премьер-министра Израиля А.Шарона также послужила причиной для открытого злорадства, но на этот раз из уст официального лица, причем столь высокого ранга как президент страны. М.Ахмадинежад примерно в том же ключе, что и в случае с И.Рабином, пожелал скорейшей смерти «главному террористу» и заодно всем его соратникам. Реакция на оба события оказалась, таким образом, идентичной, хотя в первом случае её озвучивали неофициальные источники в СМИ, а во втором – президент ИРИ.

В атомно-энергетическом контексте Тегеран обвиняет Запад в использовании двойных стандартов против Ирана и Израиля. Он аргументирует свою позицию следующим образом.

На одном полюсе стоит Израиль, не являющийся подписантом Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и, тем более, Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ. Израиль, который считает себя свободным от любого рода обязательств и беспрепятственно развивает мирную атомную энергетику.

При этом европейцы и американцы не только не препятствуют этому процессу, но и оказывают Израилю активное содействие, снабжая его соответствующими ядерными технологиями (в 50-е гг. Франция передала Израилю ядерные технологии и предоставила ему реактор, затем США выделили ему значительную финансовую помощь на цели развития атомной энергетики, а также сырье и ядерное топливо). Западное содействие, считают в Тегеране, обернулось тем, что Израиль смог наладить производство ядерного оружия. Этот факт, отмечают иранские аналитики, служит причиной того, что двери израильского ядерного центра в Димоне остаются закрытыми для инспекторов МАГАТЭ, а Израиль отказывается от подписания ДНЯО. В комментариях иранских СМИ отмечается, что такое «вызывающее» поведение Израиля на международной арене возможно исключительно благодаря сильной поддержке извне, прежде всего со стороны Вашингтона.

А на другом, противоположном, размышляют иранские политики, полюсе стоит Иран – член МАГАТЭ, подписант ДНЯО и Доппротокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ, который даже пошел на добровольную заморозку исследовательских работ в области мирного атома. При этом любые виды атомно-энергетической деятельности ИРИ находятся под полным контролем МАГАТЭ, инспекторы которого были допущены на все иранские объекты по первому требованию и вели постоянный мониторинг «через камеры слежения» за деятельностью ИРИ в области мирного атома.

Кроме того, Иран официально декларировал, что задача создания ядерного оружия перед ним не стоит (никаких документов, по утверждению иранских властей, позволяющих сомневаться в мирной направленности программ, выявлено не было). И при этом на Иран оказывается серьезное давление со стороны Запада с требованием свернуть атомно-энергетические программы, прекратить ядерные исследования.

Возникший дисбаланс, считает иранское руководство, является ярким примером двойственности подходов Запада к ядерной проблематике Ирана и Израиля. Данное обстоятельство, как представляется, накладывает дополнительную остроту в ирано-израильские отношения в контексте ядерной тематики, усложняя вероятность достижения какого-либо компромиссного решения.

В целом, абсолютная противоположность точек зрения двух стран по ядерной проблеме создает дополнительную угрозу стабильности и устойчивости регионального развития, делает текущую политическую ситуацию на Ближнем Востоке более взрывоопасной. Теперь любое обострение ирано-израильских отношений, спровоцированное той или иной стороной, неминуемо подводит обе страны к ядерному фактору, роль которого в противостоянии по линии Израиль-Иран будет возрастать по мере приближения иранского руководства к намеченной цели по реализации национальной ядерной программы полного цикла.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03656 sec