Ирак — 2005: некоторые итоги

18 января 2006
В.П. Юрченко

На всем протяжении 2005 года обстановка в Ираке оставалась нестабильной и напряженной. На высоком уровне сохранялась террористическая и боевая активность сил местной вооруженной оппозиции и иностранных боевиков. Вместе с тем в стране, хотя и со значительными трудностями, шел политический процесс, который почти укладывался в намеченные временные рамки. Напомним, что резолюция СБ ООН № 1546 от 8 июня 2004 года одобрила график «политического перехода Ирака к демократическому государственному устройству», конечным итогом которого должно было стать формирование конституционно созданного правительства до 31 декабря 2005 года. В январе прошли выборы временного состава Национальной ассамблеи, в октябре (планировалось в августе) на референдуме была утверждена постоянная конституция страны, а в декабре был избран полноправный состав парламента, однако формирование правительства по итогам выборов было перенесено на 2006 год.

Положение дел в сфере безопасности служило главным фактором, определявшим общее положение дел в Ираке. Оно оказывало превалирующее воздействие на все остальные стороны жизни страны. В целом, за прошедший год обстановка в Ираке не стала более стабильной и безопасной, а улучшение ситуации в вопросах обеспечения безопасности продолжает оставаться одной из наиболее острых и трудно разрешимых проблем. Меры силового и политического характера, принимавшиеся военным командованием США и иракскими властями для снижения активности вооруженного сопротивления и террористической деятельности, несмотря на ряд несомненных успехов, пока не привели к коренному изменению положения дел в этой сфере в лучшую сторону. Более того, силы местного вооруженного сопротивления и иностранные боевики в конце 2005 года вновь усилили свою активность. Основной целью их действий является срыв политического процесса в Ираке или, как минимум, его всяческое торможение, стремление не допустить укрепление власти нынешнего иракского руководства, воспрепятствование его усилиям по нормализации обстановки в стране. Повстанцы, террористы и те, кто им помогает, хотят показать, что ситуация в Ираке неуправляема, а восстановление страны представляет собой невыполнимую задачу. Администрация США вынуждена признать, что она недооценила масштабы повстанческого движения в Ираке.

Наиболее активно силы местного вооруженного сопротивления и иностранные боевики действовали в столице страны Багдаде и его окрестностях, а также в центре, на севере и западе Ирака, в первую очередь в таких городах (и прилегающих к ним районах), как Рамади, Киркук, Балад, Байджи, Тикрит, Баакуба, Эль-Фаллуджа. Постоянно высокой была вооруженная активность в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада. На юге Ирака положение дел в сфере безопасности было менее напряженным. Наиболее часто различного рода насильственные действия происходили здесь в Басре, Хилле, Эль-Куте, Эс-Самаве и Эн-Наджафе. В Иракском Курдистане ситуация в целом сохранялась стабильной.

В результате серии крупных войсковых операций, проведенных войсками США при участии иракских правительственных сил летом–осенью минувшего года на западе и северо-западе Ирака, особенно в районах, прилегающих к границе с Сирией, были ликвидированы многие опорные базы боевиков. В первую очередь, речь идет о районе городов Эль-Каим и Талль-Афар. Более спокойной стала обстановка и в крупнейшем городе иракского севера — Мосуле.

По статистике иракского МВД, в минувшем году в результате боевых действий и террористических актов погибли 5173 иракца, а ранения получили 8378 человек. Большую часть погибших и раненых составляют мирные граждане — 4020 и 6065 человек, соответственно. Иракская армия и полиция потеряли убитыми 1693 человека и ранеными 2313 человек. В эти данные не включены более 1000 погибших в августе в результате давки и паники на мосту в Багдаде, что явилось прямым следствием действий боевиков. По подозрению к причастности к повстанцам и террористам в 2005 году были арестованы 9264 человека. Были уничтожены 1734 члена повстанческих и террористических группировок.

Значительные потери в минувшем году в Ираке понесли американские войска: убитыми 864 человека и ранеными 5696 человек (в 2004 г.: убитыми 893 чел. и ранеными 7996 чел.). Потери военных других стран — участниц международной коалиции составили в 2005 году убитыми 50 и ранеными 73 человека.

Сохраняющаяся высокая активность сил сопротивления и иностранных боевиков свидетельствует о том, что они не намерены прекращать свою деятельность. Отряды повстанцев и террористы не испытывают нехватки оружия, боеприпасов, денежных средств. Тактика их действий и вооружение постоянно совершенствуются, а сами повстанцы пользуются значительной поддержкой националистически настроенных слоев населения, прежде всего арабов-суннитов, всех тех, кто выступает против продолжения иностранного военного присутствия в стране. Отмечается наличие у повстанцев и боевиков хорошо поставленной разведки. Свыше 400 терактов в прошедшем году было совершено террористами-смертниками, направлявшими автомашины со взрывчаткой на различные американские и иракские объекты. В среднем ежесуточно в стране в 2005 году совершалось 28 различного рода вооруженных нападений (в 2004 г. — 22). Военные США считают, что в Ираке идет настоящая «классическая партизанская война», в которой партизаны и боевики действуют очень умело, гибко, проявляют завидную стойкость.

Основными объектами нападений повстанцев и террористов остаются военнослужащие правительственной армии, сотрудники полиции и органов безопасности, иракские чиновники различных рангов, лица, сотрудничающие с иностранными, прежде всего американскими, войсками, иностранные граждане, работающие в Ираке. Наиболее часто обстрелам, атакам и терактам подвергались пункты записи добровольцев в иракскую армию и полицию, различные госучреждения. Сохраняется высокая активность действий партизан и боевиков на транспортных магистралях, что создает трудности в снабжении коалиционных войск и негативно сказывается на экономике страны. Постоянными объектами нападений, диверсий и саботажа оставались объекты нефтяной отрасли, энерго- и водоснабжения. Эти действия стали одной из основных причин энергетического кризиса в стране и снижения экспорта нефти. Характерным явлением современного Ирака остается похищение людей и захват заложников, в том числе иностранцев. Боевики целенаправленно уничтожают специалистов, пытаясь оставить страну без тех, чей труд может содействовать ее выводу из кризиса. Массовый характер по соображениям безопасности принял отъезд за рубеж иракских учителей, врачей, научных работников.

Видную роль в вооруженном противостоянии в Ираке играют исламистские группировки, состоящие в значительной степени из граждан иностранных государств, преимущественно арабских. Оценочно, численность этих группировок составляет не более 5-10% общего числа участников вооруженного сопротивления. При этом зарубежные боевики и террористы хорошо организованы, вооружены и оснащены. Именно иностранцы совершают в Ираке бо?льшую часть акций с использованием террористов-смертников. Среди тех, кто проникал в Ирак для участия в вооруженной борьбе, отмечался рост числа лиц, имеющих хорошую военную и специальную подготовку.

Международные террористические организации, в первую очередь «Аль-Каида», стремятся к тому, чтобы ситуация в Ираке как можно дольше оставалась нестабильной, считая, что это будет способствовать укреплению их позиций в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Территория Ирака в настоящее время представляет собой один из главных театров действий сил международного терроризма. Здесь террористам предоставляется возможность совершенствовать на практике боевые навыки, обучаться использованию различных видов оружия и специальной техники. Экстремистские и террористические организации вербуют в Ираке новых сторонников, которые затем направляются в другие страны, в том числе европейские. Специалисты по терроризму полагают, что американо-британское вторжение в Ирак принесло абсолютно противоположный результат, — эта страна превратилась в самую предпочтительную территорию для действий и обучения террористов из различных государств. Спецслужбы стран Запада вполне оправданно считают, что в долгосрочном плане продолжение вооруженного противостояния в Ираке может негативно отразиться на ситуации в Европе, так как выехавшие из европейских государств для участия в иракском сопротивлении сторонники радикального исламизма могут со временем вернуться и, используя полученный опыт, развернуть активные действия.

Очень частое чрезмерное или ошибочное использование силы американскими войсками в Ираке вызывает сильное недовольство со стороны местного населения, приводит к постоянной подпитке новыми людьми отрядов сопротивления. Одновременно растут потери среди мирного иракского населения от действий партизан и боевиков.

Администрация США и временное иракское правительство все больше убеждаются в том, что подавить вооруженное сопротивление в стране только военными методами не удается. Поэтому они пытаются искать политические пути примирения, на различных уровнях активизируются поиски контактов с руководителями суннитского сопротивления с целью убедить их прекратить вооруженную борьбу и включиться в политический процесс. По заявлениям правительства и командования ВС США, речь не идет о террористических группировках. Однако все эти попытки не привели к ощутимым результатам.

Сложной оставалась обстановка на границах Ирака с соседними государствами, особенно с Сирией, хотя к концу года положение дел на этом участке несколько стабилизировалось.

Администрация США и нынешнее руководство Ирака считают, что одним из основных условий улучшения положения дел в сфере безопасности является всемерное укрепление местных силовых структур. За прошедший год численность национальной армии, органов и сил МВД увеличилась с 121 до 223 тыс. человек.

Процесс формирования новых иракских силовых структур идет трудно. Темпы роста их численности значительно опережают темпы повышения качества подготовки личного состава, которое остается на низком уровне. Армия и полиция испытывают острую нужду в профессионально подготовленных, опытных кадрах, особенно командных и технических. Обучение личного состава происходит медленно и не всегда качественно. Слабой остается техническая оснащенность ВС Ирака и сил безопасности, их вооружение и снаряжение далеко не всегда отвечают современным требованиям и характеру решаемых задач. Также не соответствует характеру решаемых армией задач тыловое и материально-техническое обеспечение, которое во многом осуществлялось за счет соответствующих структур ВС США. Низким остается и морально-психологический уровень значительной части военных и сотрудников МВД. Не на высоком уровне находится дисциплина. По-прежнему широко распространено дезертирство.

Особо подчеркнем, что иракские вооруженные силы в их нынешнем виде совершенно не способны выполнять задачи по защите страны от внешнего нападения. Более того, имеющиеся планы военного строительства пока не предусматривают создание полноценной армии, оснащенной различными видами вооружения и обученной современным способам ведения военных действий.

Вместе с тем следует отметить, что качество подготовки личного состава вооруженных сил, органов и сил МВД постепенно улучшается. Повышаются требования к лицам, желающим поступить на службу в армию и полицию. Тем не менее основной мотивацией здесь остается не патриотизм или желание защитить существующую власть, а стремление найти работу с постоянным жалованием.

После парламентских выборов происходило значительное увеличение числа шиитов и курдов, желающих стать военными или полицейскими. Однако этот процесс, по нашей оценке, во многом способствует развитию сепаратистских тенденций (у курдов) и усилению розни между шиитами и арабами-суннитами. Причем курдские и шиитские подразделения предпочитают не столько воевать с повстанцами, сколько заниматься «чистками», ожесточая тем самым местное население. Американские военные считают, что одной из самых серьезных проблем является отсутствие контроля со стороны иракского правительства над многими полицейскими подразделениями, которые находятся «под сильным влиянием шиитских военных формирований, или же, по сути, превратились в такие формирования, которые подозреваются в убийствах и пытках суннитов». Кроме того, по оценке командования ВС США, иракская полиция и другие структуры МВД охвачены «повальной коррупцией».

В то же время, по оценке военных США, когда иракские подразделения хорошо обучены, надлежащим образом вооружены и экипированы, находятся в руках грамотных и опытных командиров, то они вполне успешно справляются с поставленными перед ними задачами. При этом особенно успешно действуют части, укомплектованные преимущественно шиитами. Но все же основной формой боевой деятельности иракцев остаются совместные операции с войсками США.

По мере готовности иракских сил безопасности происходила постепенная передача под их контроль отдельных районов страны. Однако, как показывает практика, уход американских военных зачастую ведет к ухудшению положения дел в сфере безопасности, усилению активности повстанцев и иностранных боевиков.

В целом, становление и развитие новых иракских силовых структур показывает, что, несмотря на ряд позитивных сдвигов, потребуется еще очень много времени, средств и усилий, пока они достигнут уровня, позволяющего самостоятельно и в полном объеме решать задачи по обеспечению безопасности и поддержанию порядка в стране. Пока же руководители Ирака открыто признают свою неспособность без иностранной военной помощи обеспечивать безопасность и поддерживать порядок в стране.

В этих условиях США вынуждены держать в Ираке крупную группировку войск, которая в декабре 2005 года насчитывала около 160 тыс. человек. Именно на американских войсках фактически лежит основная нагрузка в проведении войсковых операций и обеспечении безопасности во многих районах страны. В Соединенных Штатах продолжается активное обсуждение вопроса о возможности сокращения численности военной группировки в Ираке. Официальная точка зрения на эту проблему остается пока неизменной: сокращение войск будет напрямую зависеть от запросов военного командования в Ираке и состояния готовности местных армии и полиции. Такой же позиции придерживаются и нынешние иракские руководители. В то же время, по данным последних опросов, от 67 до 82% иракцев выступают против присутствия в стране войск США и их союзников.

В 2005 году происходило сокращение числа государств, направивших свои воинские контингенты в Ирак: из страны были выведены подразделения армий Болгарии, Нидерландов, Португалии и Украины. Сократилась численность контингентов Италии и Польши. В то же время небольшие подразделения направили в Ирак Армения и Босния и Герцеговина. Увеличили численность своих подразделений Албания, Австралия, Грузия и Румыния. Общая же численность войск международной коалиции (не американских) уменьшилась в минувшем году с 25,5 тыс. человек до примерно 21 тыс. человек. В течение года сокращалось и непосредственное участие подразделений армий стран коалиции в боевых операциях. Они все больше стали заниматься вопросами обучения иракской армии и полиции, охраной различных объектов. Есть все основания полагать, что данная тенденция получит дальнейшее развитие. В целом, значительного улучшения положения дел в сфере безопасности в Ираке в ближайшее время не ожидается.

Политический процесс в Ираке шел в 2005 году очень трудно, противоречиво, медленными темпами. Его поступательному развитию препятствовали сохраняющиеся серьезные разногласия между основными иракскими политическими силами по наиболее важным вопросам государственного и политического устройства страны.

На первый взгляд, в Ираке свободно действуют политические партии и движения различной ориентации, издается большое число периодических печатных изданий, население имеет доступ к различным источникам информации. Иракские граждане получили возможность свободного выезда за пределы страны. Однако эти ростки демократии не следует переоценивать, иракское общество в значительной степени сохраняет свое традиционное устройство с сильными племенными и клановыми связями, в нем по-прежнему сильна тяга к авторитарным методам политической борьбы, преклонению перед сильными личностями и т.п.

В этой связи особо отметим растущую исламизацию политической, общественной и повседневной жизни в стране. На сегодняшний день большинство ведущих иракских политических партий и организаций (кроме курдских ДПК и ПСК, а также блока бывшего премьера А. Алауи) являются исламистскими. По оценке многих экспертов (иракских и зарубежных), на смену диктатуре С. Хусейна приходит диктатура радикальных исламистских сил: шиитских в южных провинциях и ряде районов Багдада и арабских суннитских в центре, на севере и западе Ирака. Радикалы от ислама всячески, а чаще всего силовыми методами навязывают населению правила поведения в обществе и в быту, основанные на самых жестких требованиях шариата, стремятся подавить инакомыслие. В последнее время отмечается повышение политической активности радикального шиитского лидера М. ас-Садра, особенно наглядно это проявляется в Багдаде и Басре. Неуклонно растет число различного рода исламских религиозных и культурных организаций.

Тревожное положение сложилась в области обеспечения прав человека. Население Ирака лишено защиты от многочисленных видов насилия. Происходят задержания людей без каких-либо официальных объяснений, широкое распространение получили пытки заключенных, несанкционированные убийства.

Важным шагом в деле воссоздания иракской государственности стали выборы 30 января 2005 года временного состава Национальной ассамблеи (парламента), местных законодательных органов и создание по их итогам легитимных временных органов власти — избрание президента и вице-президентов Ирака, формирование правительства.

Принятая на референдуме 15 октября 2005 года новая иракская конституция провозглашает неделимость Ирака. В нее также включено принципиальное положение о том, что бывшие члены правящей при С. Хусейне партии Баас, не причастные к массовым репрессиям, не будут подвергаться преследованиям. В Иракском Курдистане федеральным и местным структурам предписано использовать два языка — арабский и курдский.

В целом, новый основной закон «имеет относительно демократический характер; хотя не в полной мере отражает сложившуюся в стране политическую ситуацию; многие статьи носят декларативный характер, не подкреплены пока ни материальными или процессуальными гарантиями. Недостаточно обозначена роль судебных органов, равно как и конституционная ответственность государственных структур за проводимую политику». Новый состав парламента сможет внести в текст конституции дальнейшие поправки. Принятие конституции стало еще одним шагом на пути развития иракского политического процесса. К сожалению, как показал последующий ход событий в стране, одобрение основного закона не привело (да и не могло привести) к снижению противоречий и напряженности в обществе, а также не уменьшило активность вооруженной оппозиции и иностранных боевиков.

19–21 ноября в Каире под эгидой ЛАГ проходила конференция по межиракскому диалогу. В ее работе участвовали 70 делегатов, представлявших широкий (но не весь) спектр политических сил страны. И хотя принятые на конференции решения во многом носят декларативный характер, тем не менее ряд из них имеет знаковый характер. В первую очередь, это относится к требованию составить четкий временной график вывода из Ирака иностранных войск. Делегаты конференции решительно осудили терроризм, но одновременно признали, что сопротивление иностранным войскам «является законным правом всех народов». Характерным стал и призыв к освобождению из мест заключения всех иракцев, чья вина не была доказана. Принято решение созвать в конце февраля — начале марта 2006 года в Багдаде представительную конференцию по национальному примирению в Ираке.

Главной особенностью прошедших 15 декабря выборов постоянного состава Национальной ассамблеи Ирака стало активное участие в них арабского суннитского населения. В то же время обнародование их предварительных итогов вызвало серьезное обострение политической ситуации в стране.

Многие представители оппозиции заявили о неприятии результатов выборов, обвинили власти в подтасовках и фальсификации, потребовали проведения международного расследования по фактам нарушений в ходе голосования и даже проведения повторного голосования в ряде избирательных округов. Со своей стороны, руководители шиитского блока «Объединенный иракский альянс» (ОИА) категорически отвергли возможность повторного голосования и настаивали на признании результатов выборов. В конечном итоге, представители ведущих политических коалиций пришли к договоренности о приглашении в Ирак специальной международной комиссии по проверке итогов голосования, которая приступила к работе в начале января 2006 года. Как ожидается, окончательные официальные итоги иракских парламентских выборов будут опубликованы не раньше середины января.

По неофициальным данным (по состоянию на 13 января), предварительное распределение мест в новом составе Национальной ассамблеи выглядит следующим образом: ОИА — пока 129 мест (в январе 2005 г. — 140), блок курдских партий — 52 (в январе — 75), коалиция во главе с бывшим главой правительства А. Алауи — 25 (в январе — 40). Не участвовавший в предыдущих выборах суннитский Иракский фронт согласия (ИФС) получил 42 мандата, а блок светских суннитских партий — 10 мандатов. Мелкие партии различной политической и религиозной ориентации завоевали 11 мест. Кому достались еще 6 мест, пока неизвестно.

После выборов представители ведущих коалиций приступили к предварительным переговорам по возможному составу будущего правительства. В принципе, они согласились, что участвовать в нем должны представители ОИА, курдского блока, ИФС и сторонники А. Алауи. По оценке многих видных иракских политиков и зарубежных экспертов, процесс формирования нового правительства, учитывая очень серьезные разногласия между основными политическими силами страны, может затянуться на несколько месяцев.

Одним из наиболее сложных в современном Ираке является комплекс проблем, связанных с Иракским Курдистаном. За прошедший год курды значительно усилили и расширили свои позиции в государственных и силовых структурах. Впервые в истории Ирака его президентом стал курд — Джаляль Талабани. Курды имеют широкое представительство в парламенте, правительстве (включая главу МИДа) и армии.

На данном этапе курдское руководство стремится всячески закрепить фактическую независимость Курдистана от Багдада, существующую с 1992 года, и настаивает на возможно более широких правах и полномочиях местного правительства. Особой остротой отличается проблема Киркука — центра богатого нефтеносного региона. Курды требуют включить этот город и прилегающие к нему районы в состав автономии. Более того, курдские политики хотят сделать Киркук ее столицей. Курды также не желают, чтобы их вооруженные формирования находились под реальным контролем центрального правительства.

Избрание в июне 2005 года первым президентом Курдистана лидера Демократической партии Курдистана Масуда Барзани можно рассматривать как значительное упрочение его позиций в курдском регионе. По заявлению Барзани, в случае развязывания в стране гражданской войны курды оставляют за собой право на провозглашение независимости контролируемых ими территорий. Более того, курды, по его мнению, «вправе ставить вопрос о независимости», но пока они поддерживают новую иракскую конституцию и выступают «за демократический и федеративный Ирак».

Очень серьезную опасность для будущего Ирака представляет неуклонно нарастающее усиление конфликта между арабами-суннитами и шиитами. Ситуация здесь значительно обострилась после формирования весной 2005 года нового иракского правительства, основные командные посты в котором заняли шииты. В результате сунниты, бывшие на всем протяжении истории иракского государства правящей, господствующей силой, особенно остро почувствовали свое нынешнее подчиненное, второстепенное положение в стране. Это усиливает их агрессивность, подталкивает к протестным действиям, попытке взять реванш за поражение. С другой стороны, многие шиитские политики, придя к власти, стремятся отомстить суннитам за прошлые притеснения и обиды. Все это делает ситуацию в отношениях между двумя религиозными общинами очень напряженной. Существует реальная опасность ее дальнейшего обострения, что может привести к неконтролируемой эскалации конфликта.

Все чаще раздаются голоса о необходимости предоставления автономии шиитским районам юга Ирака, создания там автономного региона наподобие Иракского Курдистана с независимым от центральной власти парламентом, министрами и силовыми структурами. Более того, предпринимаются некоторые конкретные шаги в этом направлении.

Сложная ситуация сохраняется в экономике и социальной сфере Ирака. В связи с сохранением высокого уровня активности местного сопротивления и иностранных боевиков значительная часть средств перенацеливается на решение задач по обеспечению безопасности. Уровень нефтедобычи слишком низок, чтобы покрывать все потребности страны. Ухудшается техническое состояние предприятий нефтяной отрасли, а их восстановление и модернизация требуют очень крупных средств. В 2005 году в Ираке было добыто 508 млн баррелей нефти, что на 4,7% меньше, чем в 2004 году (533 млн баррелей). И все же, несмотря на имеющиеся серьезные трудности и риски, иностранные компании идут на сотрудничество с Ираком в нефтяной области.

В 2005 году продолжались регулярные перебои в снабжении электроэнергией, топливом, водой, продовольствием, что вызывает у населения постоянное раздражение и недовольство властями. Программы восстановления экономических, социальных и бытовых объектов выполняются очень медленно. Очень остро стоят вопросы уменьшения безработицы (40–50%), особенно среди молодежи, борьбы с коррупцией, налаживания нормального быта населения. Более четверти иракцев проживают за чертой бедности. Непопулярные меры властей в социально-экономической сфере (резкое повышение цен на нефтепродукты и др.), сохраняющаяся массовая безработица, отсутствие реальных перспектив для трудоустройства в ряде мест периодически приводят к возникновению социальных протестов, которые зачастую перерастают в массовые беспорядки. Отметим, что подобные явления наиболее часто происходят в южных провинциях Ирака. В целом же, несмотря на огромные трудности, процесс восстановления Ирака в 2005 году продолжался.

Расширяются связи Ирака с соседними государствами, хотя здесь и имеются нерешенные проблемы и противоречия. В целом можно отметить, что нынешнее правительство при всей его многоплановой зависимости от США проявляет больше самостоятельности во внутренней и внешней политике, чем прежний кабинет. Тенденция к усилению реальной самостоятельности иракского правительства может получить дальнейшее развитие, но только в случае упрочения его внутренних позиций, прежде всего в случае достижения конкретных позитивных изменений в сфере безопасности и успешного продвижения политического процесса в стране. А пока Соединенные Штаты продолжают играть главную роль в Ираке, считая, что происходящие в этой стране события имеют исключительно важное значение для обеспечения американской национальной безопасности. Растут и американские расходы на иракскую кампанию и связанные с ней проблемы. Так, если в феврале 2005 года ежемесячные расходы США на Ирак оценивались в 4,3 млрд долларов, то уже в августе они достигли 5,6 млрд долларов. Всего же с начала войны США истратили на иракскую кампанию 204,4 млрд долларов.

Официальные лица США в минувшем году были вынуждены все чаще признавать, что процессы, происходящие в Ираке, идут далеко не так гладко, как хотелось бы Вашингтону. В то же время, судя по заявлениям высокопоставленных представителей американской администрации, у нее недостаточно четких, хорошо продуманных планов урегулирования иракской ситуации. Не стала в этом плане исключением и обнародованная в ноябре «Национальная стратегия победы в Ираке». В этом документе определены три этапа достижения победы США в этой стране. «В краткосрочной перспективе Ирак добивается устойчивого прогресса в борьбе с терроризмом, прохождении политических вех, строительстве демократических институтов и формировании сил безопасности», «в среднесрочной перспективе Ирак … сам обеспечивает свою безопасность при полностью конституционном правительстве и продвижении к реализации своего потенциала», а «в долгосрочной перспективе Ирак является мирным, единым, стабильным и защищенным, хорошо интегрированным в международное сообщество и полным партнером в борьбе с терроризмом».

Главными американскими противниками в Ираке документ объявляет так называемых отвергающих, к которым относит в целом арабов-суннитов, обладавших властью и авторитетом при прежнем режиме, но оставшихся не у дел в новом Ираке. С этой группой, по американским оценкам, можно вести диалог. Вторую группу составляют приверженцы С. Хусейна, «мечтающие о возвращении прежних времен» и не приемлющие происходящих перемен. Третью группу противников США составляют террористы, связанные с «Аль-Каидой».

В целом, положения «Национальной стратегии» подчеркивают намерение Соединенных Штатов и впредь прилагать усилия по удержанию ситуации в Ираке под своим контролем, а также демонстрируют стремление Вашингтона надолго оставаться в Ираке.

Сложный характер носили отношения Ирака с соседними государствами. Наибольшее влияние в соседней стране имеет Иран, который зачастую действует через местные шиитские силы. Дальнейшее развитие получили экономические и торговые связи между Ираком и Ираном.

В отношениях с Турцией наибольшую сложность вызывает проблема турецких курдских сепаратистов из Курдской рабочей партии (КРП), боевики которой размещены на территории Иракского Курдистана. Причем власти этого региона не принимают серьезных реальных мер по ограничению деятельности КРП. Глава турецкого правительства Р.Т. Эрдоган неоднократно заявлял, что американское вторжение в Ирак превратило его в «учебный полигон для терроризма».

Не складывались в 2005 году сирийско-иракские отношения. Багдад регулярно обвинял Дамаск в непринятии должных мер по пресечению проникновения иностранных боевиков и террористов из Сирии в Ирак.

Не получили широкого развития и отношения Ирака с арабскими странами, руководство которых продолжало внимательно, но настороженно следить за развитием иракской ситуации. Исключение здесь составила, пожалуй, Иордания, оказывающая Ираку разностороннее содействие.

В минувшем году руководство Ирака активно, целенаправленно и в целом успешно действовало в направлении развития разносторонних связей со странами Запада. Продолжался процесс списания зарубежными странами и международными организациями иракских внешних долгов.

Российско-иракские отношения развивались в целом не очень активно. В Москве заявляют о готовности принять более широкое участие в восстановлении инфраструктуры Ирака.

Таким образом, 2005 год показал, что, несмотря на ряд позитивных результатов, положение дел в Ираке остается очень сложным, в первую очередь в сфере безопасности. На сегодняшний день и на обозримую перспективу говорить о стабилизации обстановки в Ираке не приходится. Очень сильными остаются противоречия между ведущими политическими и религиозными силами страны, растет противоборство между арабской суннитской и шиитской общинами, все более отчетливо проявляются сепаратистские тенденции в Курдистане и на юге республики. Нынешние власти Ирака не в состоянии самостоятельно контролировать ситуацию в стране и в значительной степени опираются на помощь многочисленной группировки американских войск. Нельзя исключать того, что не удастся достичь примирения между основными политико-религиозными и этнополитическими силами Ирака, что приведет к самым негативным последствиям для страны.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02806 sec