Индия: как нам реорганизовать ядерную отрасль?

Реакторы в BARC

15 января 2006
А.Гопалакришнан

Одним из главных приоритетов Соединённых Штатов в их атомном сотрудничестве с Индией является добиться как можно более раннего замораживания запасов индийских военных ядерных материалов на как можно более низком уровне. Индия, в свою очередь, откровенно стремится сохранить накопленные военные запасы и ядерные объекты, необходимые для поддержания минимального уровня сдерживания, вне системы гарантий МАГАТЭ. Конечно, обе стороны маневрируют вокруг плана по разделению индийской атомной отрасли, пытаясь достичь поставленных перед собой целей.

Несмотря на публичные заверения в том, что индо-американская ядерная сделка развивается с должной скоростью, совершенно очевидно, что большинство расхождений между сторонами по-прежнему не устранено.

Судя по всему, Соединённые Штаты требуют включения ряда объектов, в том числе, реакторов, в список гражданских объектов, в то время как Индия планирует оставить их в стратегической группе. Кроме того, в Вашингтоне полагают, что предложенное Дели поэтапное проведение разделения выглядит слишком затянутым, и что Индия способна поместить свои гражданские объекты под гарантии МАГАТЭ существенно быстрее, чем записано в нынешних планах.

Реакторы-наработчики «Dhruva» и CIRUS, производящие оружейный плутоний, являются жизненно важными для стратегической ядерной программы Индии.

Как стало известно, Канада обратилась к Индии и США с формальным запросом по поводу того, что CIRUS, переданный в Индию в рамках соглашения о исключительно мирном использовании, должен быть помещён в список гражданских ядерных объектов. Скорее всего, американцы уже поднимали этот вопрос в ходе переговоров с секретарём индийского МИД Шиямом Сараном, и у индийского дипломата не было иного выхода, кроме отказа от выполнения данного требования.

(В Индии не любят называть свою военную ядерную программу военной, предпочитая использовать вместо этого термин «стратегическая». – IranAtom.Ru)

Возможности Индии по обогащению урана крайне ограничены. В первую очередь, это «Завод редкоземельных металлов» (RMP) в окрестностях Майсора (Раттехалли). Главной задачей RMP является производство среднеобогащённого урана для индийских АПЛ. Так как RMP может быть модернизирован для выпуска высокообогащённого урана, Соединённые Штаты могут потребовать от Индии включить в гражданский список как сам завод, так и реактор(ы) для подводных лодок.

Разумеется, это станет неприемлемым для Индии.

Таким же образом, американцы могут предложить Индии зафиксировать мирный характер программы по лазерному обогащению урана в Центре современных технологий (CAT), установки по удалению трития из тяжёлой воды в центрах BARC и IGCAR, установки по производству бериллия в Ваши (бериллий необходим для военных реакторов), центра циклотронов различных энергий (VECC) в Колкате (где можно производить бомбардировку лития-6 для получения трития) и ряда других объектов.

Но Индии следует настаивать на том, что все лаборатории и установки в BARC и IGCAR должны остаться в списке военных объектов и не подпадать под гарантии МАГАТЭ, так как они тем или иным способом связаны с оружейной программой.

Из 15 действующих в Индии атомных блоков, четыре уже поставлены под гарантии МАГАТЭ. Оставшиеся 11 относятся к тяжёловодным установкам. Из 8 строящихся энергоблоков, под гарантии однозначно подпадут два блока на АЭС «Куданкулам» с российскими реакторами, в то время как 5 тяжёловодников и быстрый реактор PFBR до настоящего времени не планировались к постановке под международный контроль.

В том случае, если Индия построит усовершенствованный реактор AHWR, он обязательно должен быть выведен из-под системы гарантий, так как на нём будут использованы передовые технологии. Таким образом, остаётся вопрос о том, сколько из 16 тяжёловодных энергоблоков с реакторами PHWR будет поставлено под гарантии и в какие сроки это произойдёт?

(Тяжёловодный реактор AHWR использует ториевое топливо. – IranAtom.Ru)

Тесно увязанным с проблемой разделения остаётся и вопрос о собственных запасах урана в Индии. Известно, что Индия не располагает достаточным количеством урана для того, чтобы эксплуатировать пять блоков с реакторами PHWR, чьё сооружение сейчас ведётся и чей ввод в эксплуатацию запланирован на 2006-2008 годы. Однако высокопоставленные чиновники атомного ведомства Индии называют сегодня другие цифры – по их мнению, у Индии хватит природного урана для обеспечения работы 10 ГВт тяжёловодных реакторов с продолжительностью эксплуатации 40 лет.

Несоответствие между производством и потреблением урана в Индии происходит из-за того, что выдача правительственных разрешений на строительство блоков с PHWR и темпы сооружения таких блоков существенно ускорились за последние десять лет – в то время, как департамент по атомной энергии (DAE) по-прежнему отстаёт с проведением геологоразведочных работ и добычей урановой руды.

В такой ситуации, желательно поместить все пять строящихся блоков с PHWR под гарантии МАГАТЭ, что позволит загружать их импортным ураном. В противном случае, Индия может столкнуться с задержками начала работы этих аппаратов.

Ограниченные урановые ресурсы Индии желательно задействовать для обеспечения эксплуатации реакторов «Dhruva» и CIRUS (чтобы производить оружейный плутоний), первого реактора AHWR (чтобы развивать ториевую энергетику) и тех реакторов PHWR, которые не будут помещены под гарантии (чтобы накапливать реакторный плутоний, требующийся для быстрого реактора PFBR).

Поэтапное помещение блоков с PHWR под гарантии МАГАТЭ возможно только с учётом указанных соображений. Говоря коротко, те блоки с PHWR, для работы которых у нас имеется достаточно урана, должны оставаться вне гарантий, так как они производят плутоний для работы быстрых реакторов, неконтролируемых МАГАТЭ.

Таким образом, правильный на сегодня подход – сохранить быструю программу вне гарантий МАГАТЭ, включив её в состав стратегической программы. После того, как Индия пустит первый блок с PFBR и освоит все технологии, связанные с производством топлива для быстрых реакторов, переработкой ОЯТ и выделением из него 233U и т.п., можно будет вернуться к данному вопросу и пересмотреть его.

У такого подхода есть свои последствия. Первый(ые) реактор(ы) PFBR в этом случае должны работать на уже накопленном реакторном плутонии (и на нарабатываемом в будущем на реакторах PHWR, остающихся вне гарантий).

Следовательно, Индия должна настоять на передаче всего накопленного запаса реакторного плутония в военную программу – даже в том случае, если Дели согласится поставить под гарантии большинство из блоков с PHWR в течение определённого срока. До постановки тяжёловодников под гарантии Индия обязана переместить их ОЯТ в военные хранилища и перезагрузить активные зоны реакторов импортным топливом. Это гарантирует Индии, что её ограниченные урановые запасы не выгорят в контролируемых МАГАТЭ реакторах.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то Индия сможет построить достаточное количество неконтролируемых бридеров на MOX-топливе (а затем произвести достаточное количество 233U в ториевых бланкетах), если будет агрессивно вести разведку новых урановых месторождений на своей территории.

Добыча руд урана, тория и редкоземельных металлов, а также их переработка, должны быть выведены за рамки гражданской ядерной программы и гарантий МАГАТЭ. Все объекты Урановой корпорации Индии (UCIL) и Редкоземельной корпорации Индии (IREL) следует включить в стратегическую группу. Кроме того, Индия должна сохранить вне международного контроля необходимый минимум заводов по производству тяжёлой воды и по переработке ОЯТ для выделения плутония или 233U, так как это необходимо для поддержания эксплуатации стратегических исследовательских и энергетических реакторов.

Последняя задача не представляется особенно сложной, так как Индия располагает 9 заводами по производству тяжёлой воды и 4 заводами по переработке ОЯТ. Некоторые из них могут быть поставлены под гарантии без особенного ущерба, однако остальные должны оставаться в стратегической программе.

Более трудная задача связана с производством ядерного топлива, так как в него входят различные технологические процессы и задействованы различные объекты. Большинство из последних расположено на территории Комплекса по производству ядерного топлива (NFC) в Хайдерабаде. Некоторые из тамошних объектов уникальны и решают как военные, так и гражданские задачи.

Следовательно, у Индии нет иного выбора, кроме включения таких уникальных объектов в стратегическую программу – по крайней мере, до тех пор, пока не будут построены их чисто гражданские двойники.

Доктор А.Гопалакришнан является бывшим председателем индийского атомнадзора (AERB).

«The Asian Age»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03753 sec