Региональная стратегия ИРИ на афганском направлении

11 января 2006
А.А. Розов

После победы неоконсерваторов на президентских выборах в Иране фундаментальные постулаты внешнеполитического курса Тегерана на важном афганском направлении не претерпели существенных изменений. Тезисно они представляли собой следующее. Политика Ирана в отношении Афганистана традиционно была направлена на обеспечение и укрепление своего влияния в этой стране. Афганистан всегда рассматривался иранцами как зона конфликта своих интересов с интересами других государств, так или иначе там присутствовавших.

При этом в зависимости от ситуации иранцы вступали в альянсы с различными странами: в период советского военного присутствия в Афганистане в 1979–1989 гг. их линия на поддержку моджахедов фактически шла в одном направлении с действиями Пакистана, США и других стран Запада, Саудовской Аравии. После прихода к власти Движения талибов (ДТ), с самого начала не скрывавших своих антииранских настроений, Тегеран перешел к поддержке сил, которые вели борьбу против талибов, встав тем самым на путь взаимодействия с такими странами, как Россия, Индия, Таджикистан. Антиталибский выбор Тегерана был обусловлен не только враждебным отношением выпускников ваххабитских медресе к сторонникам шиитского направления в исламе.

Талибы, по сути, спровоцировали Тегеран, совершив в 1998 году захват генконсульства ИРИ в Мазари-Шарифе и убийство группы иранских дипломатов и журналистов. Свою роль сыграло и то обстоятельство, что в антиталибском лагере оказались традиционные иранские союзники в Афганистане — персоязычные таджики и шииты-хазарейцы.

Нынешняя политика Ирана на афганском направлении по конечным и тактическим целям отвечает задаче окончательного достижения политического урегулирования в Исламской Республике Афганистан (ИРА) на основе баланса интересов афганских этносов, регионов, конфессий, военно-политических группировок, а также интересов государств, имеющих позиции в ИРА. Иран поддержал усилия ООН и международного сообщества по постконфликтному политическому урегулированию в Афганистане. Иранцы содействовали достижению Боннских соглашений в декабре 2001 года и поддержали создание Временной администрации во главе с Х. Карзаем. 24–26 февраля 2002 года Х. Карзай посетил Тегеран с визитом.

Для координации деятельности различных ведомств на афганском направлении в Иране создан штаб по Афганистану, в состав которого входят представители канцелярии духовного лидера, МИДа, минобороны, МВД, министерства информации (безопасности), Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Филиалы штаба созданы в провинциях Хорасан, Систан и Белуджистан.

Тегеран обозначил свое намерение принять участие в международных усилиях по экономическому восстановлению Афганистана. На Токийской конференции в январе 2002 года иранцы заявили, что их вклад составит 500 млн долларов (правда, большая часть должна быть потрачена на нужды, связанные с репатриацией афганских беженцев из Ирана). Происходит активное вовлечение деловых кругов Ирана в восстановление афганской социально-экономической инфраструктуры (транспортные сети, школы, больницы, библиотеки, объекты ирригации и водоснабжения, ЛЭП).

В рамках развития транзитных потоков в Афганистан через территорию ИРИ Тегеран планирует в ближайшее время ввести в эксплуатацию беспошлинный транзитный маршрут из иранского порта Чарбахар (Оманский залив) в г. Зарандж (Афганистан).

Важнейшее направление «афганской» политики Тегерана связано с необходимостью противостоять потоку наркотиков, поступающих из Афганистана в Иран и далее на европейские рынки. За последние 20 лет в ирано-афганском приграничье в борьбе с наркодилерами погибли более 3300 сотрудников сил охраны правопорядка (СОП) и военнослужащих ИРИ. Согласно статистике, 25% наркотиков захватывается в ходе боевых столкновений с наркодельцами.

Наиболее серьезное беспокойство иранских властей вызывает криминогенная обстановка в приграничных с Афганистаном провинциях Хорасан, Керман, Систан и Белуджистан, где наркоторговцы активно используют методы террора, в том числе похищение людей, а также подкуп должностных лиц для обеспечения контрабанды наркотиков. Иран принимает активные меры по предотвращению наркотрафика с территории Афганистана.

Свыше 600 километров ирано-афганской границы оборудовано инженерными заграждениями, дополнительно размещено 212 погранпостов, усилено 22 КПП. Иран поддерживает разработанный членами «группы 6+2», ЮНДКП и странами-донорами План региональных действий по борьбе с афганской наркоугрозой, включая создание антинаркотического «пояса безопасности» вокруг Афганистана.

Как показали первые шаги администрации М. Ахмадинежада, ожидать резких поворотов в иранской политике на афганском поле ожидать не стоит.

Прагматичный курс на укрепление политического доверия с командой Х. Карзая и отстаивание иранских экономических интересов через транспортно-энергетические, промышленные и сельскохозяйственные проекты сохранит свою преемственность. Такой вывод подтверждают итоги состоявшегося в конце декабря 2005 года первого визита в Афганистан нового министра иностранных дел ИРИ М. Моттаки.

Формат встреч и переговоров иранского мининдел в Кабуле свидетельствует о той серьезности, которую стороны придают укреплению двусторонних отношений: М. Моттаки имел возможность беседовать с президентом Х. Карзаем, провел переговоры с первым вице-президентом А.З. Масудом, спикером Национальной ассамблеи Ю. Кануни и главой МИДа А. Абдулло.

Во время беседы с Х. Карзаем М. Моттаки передал ему приглашение президента М. Ахмадинежада посетить с визитом Тегеран. Это приглашение рассматривается аналитиками как ясный сигнал неоконсерваторов, означающий готовность к продолжению кооперации. Сторонами был констатирован значительный прогресс в развитии политического диалога. Х. Карзай тепло поблагодарил Тегеран за оказанное содействие и поддержку в переходный для Афганистана период и твердо заявил, что никто не посмеет посеять раздор между двумя соседними мусульманскими странами.

Афганский президент со своей стороны поддержал начинания Тегерана, пожелав ему дальнейшего прогресса и развития. Он выразил надежду на повышение уровня многогранного сотрудничества между Тегераном и Кабулом во всех сферах. В числе перспективных областей взаимодействия им были выделены расширение взаимной торговли, увеличение совместных инвестиций в экономику, усиление пограничного контроля, укрепление правового и межпарламентского сотрудничества.

Вопросы межпарламентского сотрудничества М. Моттаки обсудил на встрече со спикером Национальной ассамблеи Ю. Кануни. Иранский министр высоко отозвался о процессах формирования нового парламента Афганистана, назвав их «яркой страницей» развития страны. Он также передал Ю. Кануни приглашение от председателя парламента ИРИ Г.А. Хаддад-Аделя посетить с визитом Тегеран. Афганский парламентарий со своей стороны выразил надежду на заимствование богатого парламентского опыта соседнего Ирана (с этой целью Иран вскоре посетит афганская парламентская делегация).

Переговоры главы МИДа ИРИ с его афганским коллегой А. Абдуллой проходили в доброжелательной и теплой атмосфере. Стороны детально обсудили как двусторонние отношения, так и региональный блок. Что касается первого аспекта, то афганский министр назвал двусторонние связи «позитивными», а Тегеран — «важным стратегическим партнером». Углубление взаимоотношений с иранской стороной, по словам А. Абдуллы, стоит в числе приоритетов во внешнеполитической повестке дня администрации Х. Карзая. А. Абдулла также призвал стороны завершить подготовку проектов двух важных соглашений в сфере экономики — об избежании двойного налогообложения и поощрении совместных инвестиций.

Иранский министр со своей стороны акцентировал важность развития пограничных торговых рынков (этому будут содействовать формирующиеся совместные технический и правовой комитеты), а также иранского участия в различных экономических проектах, реализуемых в Афганистане под эгидой международных финансовых институтов, прежде всего организации «Исламская конференция» и Азиатского банка развития. Он также призвал к увеличению двустороннего торгового оборота, который на сегодня составляет около 500 млн долларов США, высказался за расширение межрегионального сотрудничества между иранскими и афганскими провинциями.

Переговоры М. Моттаки с вице-президентом ИРА Ахмадом Зияя Масудом, братом погибшего лидера «северян» Ахмада Шаха Масуда (традиционный союзник Тегерана), носила более конфиденциальный, чем остальные встречи, характер. О предмете переговоров известно немного. А.З. Масуд в общих чертах заявил, что Тегеран всегда играл конструктивную и положительную роль в Афганистане, а в конкретном плане поблагодарил за поддержку, которую руководство этой страны оказывало афганским моджахедам в борьбе за обретение независимости и противостоянии талибскому режиму. М. Моттаки в свою очередь пригласил афганского политика посетить с визитом Тегеран.

Визит М. Моттаки в Кабул преследовал главную цель: осуществить некую притирку между новой президентской администраций ИРИ и командой Х. Карзая, прощупать будущие направления взаимодействия. Иранцы также сигнализировали Кабулу, что афганское направление сохранит свою приоритетность, а главное, гарантировали афганской стороне преемственность курса.

Поездка М. Моттаки была предназначена для передачи афганскому руководству главной мысли: коренного пересмотра в отношениях Тегерана и Кабула не будет. Этот мысль была подкреплена целым рядом важных дополнений, которые озвучил иранский министр. Речь идет о принципиально важных для афганской стороны обязательствах, взятых ранее Тегераном, в частности, касающихся оказания финансового содействия социально-экономическому восстановлению Афганистана (М. Моттаки подтвердил, что Тегеран полностью выполнит свое обещание выделить Кабулу 568 млн долл. на эти цели) и осуществления трехсторонней (Иран, ООН и афганское правительство) программы по репатриации 2,5-миллионного контингента афганских беженцев, находящихся на иранской территории.

Примечательно, что в ходе визита иранский министр даже предложил афганским партнерам разработать и утвердить некий «всеобъемлющий план стратегического сотрудничества», который заложит основу для будущего взаимодействия сторон в различных сферах. Это очень важное предложение не должно быть оставлено без внимания, поскольку указывает на действительно серьезные и далекоидущие интересы иранской политической элиты в соседнем Афганистане, которые смогут принять более реальные очертания с началом вывода из этой страны международного контингента во главе с США.

Пока же неоконсерваторы исходят из того, что отношения между Тегераном и Кабулом должны формироваться на основе волевых решений лидеров двух стран, и ни одна третья сторона «не может оказывать на них никакого влияния».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04551 sec