Военно-политическая обстановка в Ираке: декабрь 2005 года

11 января 2006
В.П. Юрченко

В декабре 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться очень сложной и напряженной. Главным событием месяца, во многом определившим дальнейшее развитие ситуации в стране, стали выборы постоянного состава иракского парламента, прошедшие 15 декабря. Обстановка в сфере безопасности по-прежнему характеризовалась значительной напряженностью. Внешнеполитическая деятельность правительства Ирака продолжала концентрироваться на упрочении региональных и международных позиций страны.

Положение с обеспечением безопасности в очень значительной степени продолжает оказывать воздействовать на общую ситуацию в Ираке, положение дел в политической и экономической сферах. По данным опроса, 57% иракцев считают проблему безопасности приоритетной для страны в современных условиях. Кроме того, от 16 до 22% средств, направленных американской администрацией на реконструкцию Ирака, используются для нужд обеспечения безопасности. Причем многие проекты, финансируемые США, не реализуются именно из-за высоких расходов на решение вопросов, связанных с безопасностью.

В декабре силы местной вооруженной оппозиции и иностранные боевики продолжали совершать в различных районах страны многочисленные вооруженные нападения и теракты. Активность их деятельности довольно заметно снизилась в период, непосредственно предшествовавший парламентским выборам и в день голосования. Это было вызвано двумя основными обстоятельствами: решением арабов-суннитов участвовать в выборах и чрезвычайным напряжением, мобилизацией всех правительственных силовых структур и американских войск. Однако, как известно, подобное чрезмерное напряжение усилий не может быть длительным. В итоге во второй половине декабря произошел новый, причем значительный рост интенсивности действий партизан и иностранных боевиков.

Командование войсками США в Ираке считает способность сил местного сопротивления и иностранных боевиков «вести длительные бои» ключевым показателем их деятельности. По американской оценке, на конец декабря партизаны и боевики «уже не обладают способностью продолжать многочисленные и настойчивые атаки». С данным выводом вряд ли можно согласиться, так как статистика говорит нечто другое: в последнюю неделю месяца было совершено около 420 различных нападений, в результате которых погибли или получили ранения 207 человек, в том числе 45 американских военнослужащих и 59 иракских военных и полицейских. О серьезности сопротивления со стороны повстанцев и иностранных боевиков говорит также постоянное и интенсивное использование американцами боевой авиации в ходе проводимых операций.

Отмечается некоторые изменение «географии» деятельности боевиков. После серии войсковых операций, проведенных американскими войсками при участии иракских правительственных сил в ноябре – начале декабря на северо-западе и западе Ирака, особенно в районах, прилегающих к границе с Сирией, в результате которых были ликвидированы многие опорные базы террористов, их активность в этих районах значительно снизилась.

В целом необходимо отметить, что для иракских повстанцев и зарубежных боевиков характерна цикличность боевой и террористической активности: периоды повышенной интенсивности их деятельности чередуются со спадами. Причем смена этих циклов часто, но не всегда совпадает с проводимыми американским командованием крупными боевыми мероприятиями по подавлению опорных баз боевиков.

В декабре наибольшую активность силы местного сопротивления и иностранные боевики проявляли в Багдаде и его окрестностях (в том числе в особо охраняемой «зеленой зоне»), а также в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуб, Мосул, Байджи, Тикрит, Эд-Даур, Талль-Афар, Балад, Самарра, Хит, Эль-Хаббания, Эш-Шаркат, Эль-Халис, Балад-Руз, Эль-Халидия, Адайя и в ряде других мест.

Сохранялась высокая активность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада в районе городов Сальман-Пак, Эль-Искандерия, Эль-Мусаийб, Эль-Махмудия, Эль-Латифия.

Вооруженные и террористические акции продолжались юге Ирака, хотя их интенсивность была значительно ниже, чем в центре, на севере и западе страны. Наиболее часто различного рода насильственные действия происходили в крупнейшем городе региона — Басре и его окрестностях, а также в городах (и прилегающих к ним районах) Эс-Самавва, Эн-Наджаф, Хилла, Махавиль и некоторых других местах.

В период предвыборной кампании ряд насильственных акций имел место в Иракском Курдистане (в городах Эрбиль, Дахук, Захо), но в целом обстановка в этом регионе сохранялась стабильной.

На данном этапе американское командование считает, что основу повстанцев составляют иракские суннитские националисты, причем главными объектами их деятельности, а также деятельности иностранных боевиков и террористов все больше становятся не военнослужащие ВС США и армий других стран коалиции, а представители различных иракских официальных структур. Это делается для того, чтобы всячески препятствовать продвижению политического процесса в Ираке, не допустить укрепления нынешней власти в стране.

Разрастается противоборство между арабами-суннитами и шиитами, которое все более открыто принимает форму убийств политических и религиозных деятелей, простых представителей двух общин. Не прекращаются теракты в суннитских и шиитских мечетях. По утверждению местных аналитиков, самое страшное заключается даже не в том, что в 2005 году в Ираке значительно возрос уровень насилия, а том, «что оно прибрело отчетливый конфессиональный характер. Можно утверждать, что в стране началась необъявленная гражданская война». Сама борьба нынешних иракских властей с вооруженной оппозицией в значительной степени приобрела характер борьбы шиитов с суннитами. И что наиболее опасно — ненависть, вражда между представителями двух ветвей ислама сегодня распространилась на отношения между простыми людьми, что раньше наблюдалось в Ираке довольно редко.

В декабре наиболее часто вооруженным нападениям, терактам, другим насильственным действиям подвергались иракские полицейские и военные, чиновники различных рангов, а также местные жители, сотрудничающие с иностранными (американскими) войсками.

Не снижалась интенсивность нападений партизан и боевиков на автодорогах, что существенным образом негативно отражалось на снабжении населения и войск коалиции, особенно в центре и на севере страны. Так, из-за угроз со стороны боевиков отказались выходить в рейсы водители бензовозов, развозящих топливо с крупнейшего нефтеперерабатывающего завода страны в Байджи. Власти пытались ввести повышенные меры безопасности на маршрутах следования бензовозов, но пока эти меры не привели к заметным сдвигам.

Постоянными целями нападений и диверсий боевиков и партизан остаются предприятия нефтяной отрасли, особенно нефтепроводы, объекты энерго- и водоснабжения, что серьезно влияет на общее положение дел в стране, экономическую и социальную ситуацию. В конце декабря в результате очередной диверсии был выведен из строя недавно отремонтированный нефтепровод Киркук – Джейхан (Турция), что привело к новой приостановке экспорта нефти на севере Ирака.

Не прекращаются многочисленные акты насилия в отношении представителей иракской интеллигенции, что вынуждает большое число высококвалифицированных специалистов различного профиля покидать страну.

В декабре заметно возросло число захватов в заложники иностранцев, работающих в Ираке. Всего с 2003 года по ноябрь 2005 года в стране были похищены 240 иностранных граждан, 39 из которых были убиты; общее число погибших иностранных граждан составило 250 человек.

Отдельно следует остановиться на похищении арабских дипломатов, имеющих цель не допустить восстановления полноценных политических отношений нынешнего иракского правительства с арабскими государствами. И здесь террористы во многом преуспели — большинство арабских стран отказывается идти на расширение своего официального политического присутствия в Багдаде, объясняя это именно отсутствием безопасности в Ираке. Последний пример — похищение в декабре пяти суданских дипломатов, после чего Хартум закрыл свое представительство в Багдаде, а заложники были освобождены.

Сложной остается обстановка на границах Ирака с соседними государствами. Вместе с тем отметим, что впервые американские военные признали позитивными усилия Сирии по пресечению проникновения боевиков на иракскую территорию. По официальным данным из Дамаска, в ноябре 2005 года на границе с Ираком были размещены до 10 тыс. сирийских военнослужащих и полицейских.

Европейские спецслужбы серьезно обеспокоены деятельностью террористической организации во главе с М. аз-Заркауи по вербовке в свои ряды так называемых белых экстремистов из числа коренных жителей государств Европы, которых затем готовят для совершения терактов не только и не столько в Ираке, сколько в европейских странах. По информации спецслужб, в настоящее время иракская территория превратилась в учебную базу и полигон для практической боевой «обкатки» террористов. Кроме того, аз-Заркауи пытается создать в Европе разветвленную сеть базовых «точек» для финансирования своей организации. Расследование деятельности террористических группировок в Великобритании, Германии, Боснии и Герцеговине, Дании, Испании и Франции показывает, что все они в той или иной степени были связаны с аз-Заркауи.

С целью ослабления повстанческого движения и его раскола американцы устанавливают контакты с представителями ряда группировок вооруженной оппозиции. При этом, по словам посла США в Багдаде З. Халилзада, пришло время «поворачивать вспять процесс дебаасификации» в стране, а члены партии Баас, не виновные в преступлениях против иракского народа, «должны быть реинтегрированы в политические процессы» в Ираке.

О необходимости дифференцированного подхода к различным группам иракского сопротивления говорил и президент США Дж. Буш. Однако подобного рода деятельность встречает сопротивление как со стороны некоторых американских военных, так и (что важнее) со стороны нынешней правящей шиитской верхушки. В целом же, как было заявлено, «значительного продвижения не достигнуто. Слишком велико недоверие». Тем не менее, по сообщениям зарубежных СМИ, контакты американских представителей с повстанцами продолжаются.

Президент Ирака Дж. Талабани опроверг сообщения о том, что правительство ведет переговоры с некоторыми вооруженными группировками, но не исключил возможности подобного рода контактов в будущем.

По оценке западных экспертов по борьбе с терроризмом, «победить боевиков в Ираке будет крайне сложно», так как там наряду с крупными силами местного сопротивления и иностранных террористов «действуют десятки разрозненных группировок, борьба с которыми может занять годы». Причем всех их объединяет «только одно — ненависть к американским солдатам и нынешнему иракскому правительству». И что очень важно, эти группировки могут существовать и действовать без значительной внешней помощи, а многие из них и полностью автономно.

Продолжается рост численности иракских правительственных силовых структур (вооруженных сил и МВД). По состоянию на 1 января 2006 года, их общая численность достигла 223 тыс. человек. В соответствии с двухлетней программой, на развитие силовых ведомств должно быть выделено 10,6 млрд долларов. В 2006 году приоритетное внимание будет уделяться полицейским формированиям, его даже называют «годом полиции». К 2007 году личный состав десяти имеющихся в ВС страны дивизий намечено довести до 160 тыс. человек.

Принимаются меры по созданию системы тылового обеспечения национальных вооруженных сил. К настоящему времени имеются два крупных армейских склада в районе Таджи. Также действуют пять региональных тыловых частей, каждая из которых обеспечивает две дивизии. Формируются десять транспортных полков. К апрелю 2006 года должны быть сформированы штабы тыла и роты тылового обеспечения в соединениях. К 1 декабря 2005 года были подготовлены около 1000 военнослужащих для тыловых подразделений. Американское командование считает, что конечной целью проводимых мероприятий является создание в ВС Ирака самостоятельной службы тыла, способной обеспечивать потребности национальной армии независимо от тыловых органов вооруженных сил США.

Большое значение для развития иракских ВС имеет зарубежная военная помощь. Так, польские и итальянские военные занимаются обучением личного состава местной армии и полиции. В декабре Украина и Ирак подписали соглашение о передаче иракским военным части вооружения и военной техники украинского контингента. В частности, иракцы получили 526 ед. стрелкового оружия, 1,3 млн боеприпасов, 17 ед. бронетехники, 56 различных автомобилей.

По заявлению посла Египта в Вашингтоне Н. Фахми, Каир неоднократно предлагал свое содействие в «подготовке десятков тысяч иракских военных», но Вашингтон игнорировал эти предложения, обвиняя при этом Египет и другие арабские страны в недостаточных усилиях по стабилизации и восстановлению Ирака. В итоге же на территории АРЕ прошли обучение всего 146 иракских военнослужащих. Госдепартамент США опроверг египетские утверждения. Но, как видится, вопрос надо ставить несколько в другой плоскости: Вашингтон не желает усиления влияния Каира в постсаддамовском Ираке, в том числе и по военной линии.

Особо остановимся на соединениях и частях иракской армии, дислоцированных на севере страны. Курдское руководство интегрировало в них до 10 тыс. бывших бойцов своих вооруженных формирований «пешмерга». В частности, это касается войск, размещенных в Киркуке и Мосуле. Кроме того, большое количество курдов добровольно вступили в армейские ряды из «гражданки». В итоге же получилось, «что эти части лишь формально подчиняются американскому и иракскому командованию», а их главной задачей является «подготовка к защите территории, этнических и религиозных интересов в случае начала распада Ирака». Так, в интервью американскому журналисту курдские военнослужащие прямо говорили, что хотя они и носят иракскую форму, но по-прежнему рассматривают себя как членов «пешмерга» и «ожидают приказов от курдских лидеров сорвать знаки различия».

Многие из них открыто заявляли, что «без колебаний станут убивать своих товарищей по иракской армии, особенно арабов, если вспыхнет борьба за независимость Курдистана». Курдские командиры отказываются принимать в свои части военнослужащих-арабов и отправляют их обратно.

Во 2-й дивизии, дислоцированной в Мосуле и Эрбиле, проходят службу 12 тыс. человек, из них свыше 90% — курды. В гарнизоне Эрбиля насчитываются 3 тыс. военнослужащих, из которых 2,5 тыс. — бывшие бойцы «пешмерга», ранее там размещавшиеся. Бригада 4-й дивизии, расположенная в Сулеймании (3 тыс. чел.), почти полностью укомплектована бывшими курдскими ополченцами. В целом же, по американским данным, личный состав этой дивизии на 50% состоит из курдов, на 40% из арабов и на 10% из туркоман. Причем батальон, дислоцированный в Киркуке, на 60% укомплектован курдами.

Как и положено, министерство обороны и генштаб ВС Ирака (начальник ГШ — курд) выступили с соответствующими опровержениями. Но можно с очень большой долей уверенности утверждать, что если журналист в своей информации и «сгустил краски», то совсем немного.

В настоящее время в специальных полицейских формированиях служат около 25 тыс. человек. Именно они наиболее часто привлекаются к операциям против повстанцев и террористов.

Командование ВС США в Ираке приступило к реализации в районе Багдада плана специальных американо-иракских операций, в рамках которого военные США будут действовать совместно с военнослужащими спецподразделений иракской полиции.

Отметим, что наряду с совместным патрулированием и другими рутинными мероприятиями подобного рода, предусматривается контроль за деятельностью иракских сил (в основном шиитских по своему составу) с целью предупреждения грубых нарушений в отношении суннитского населения: незаконных арестов, пыток, убийств. Уже сейчас каждой иракской полицейской бригаде в Багдаде приданы 40–45 американских военнослужащих, которые наряду с обучением местных полицейских контролируют их действия.

Необходимо подчеркнуть, что после того как во главе МВДа Ирака стал член руководства главной силы нынешней правящей коалиции — Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ) Б. Джабер, это ведомство начало быстрыми темпами «шиитизироваться», в том числе и за счет вливания в его ряды бывших членов партийной милиции исламистов «бригад Бадра». Причем действия полиции и сотрудников МВД прямо способствуют усилению межконфессиональной розни в стране.

В начале декабря руководители сил безопасности девяти южных провинций Ирака провели совещание по вопросам координации действий и выработке совместного плана по борьбе с «угрозами, которым подвергается население в их провинциях». В первую очередь, это касается противодействия терроризму. Участники совещания прямо заявили о формировании на юге «федерации безопасности» и подготовке «конференций по политическим, экономическим и социальным вопросам» с целью достижения «полной конфедерации юга». Итогом встречи стало принятие рабочего плана по созданию специальных сил безопасности для защиты региона, а также проведению демаркации границ между южными провинциями. Участие в работе совещания приняли руководители полиции, сил безопасности и администраций провинций Басра, Бабиль, Васит, Ди-Кар, Кадисия, Кербела, Майсан, Мутанна и Наджаф.

В целом же, по оценке Пентагона, боеспособными на сегодняшний день являются лишь формально числящиеся в правительственных силовых структурах курдские и отдельные шиитские подразделения, которые, однако, предпочитают не столько воевать с повстанцами, сколько заниматься «чистками», ожесточая тем самым местное население. В частности, американское командование не может передать под контроль иракских сил безопасности многие крупные города в районах с преимущественно арабским суннитским населением, так как в этом случае «местная полиция станет мишенью для повстанцев». Вместе с тем, учитывая уроки военных действий в стране, военные США пришли к выводу, что просто «очистить» город от противника — это еще не победа. Залогом успеха считается «эффективная передача власти» в руки местных органов управления и сил безопасности.

По состоянию на 1 января 2006 года, численность иракской группировки вооруженных сил США составляла около 160 тыс. человек. В первом квартале текущего года Пентагон намерен сократить численность войск в Ираке примерно на 7,5 тыс. человек (две бригады), а в дальнейшем, в случае укрепления иракских сил безопасности, к концу 2006 года возможно постепенное уменьшение численности иракской группировки ВС США до 100 тыс. военнослужащих. Предстоящий вывод двух бригад будет компенсирован за счет переброски одной бригады в Кувейт. В случае осложнения обстановки эта бригада может быть оперативно направлена в Ирак.

Потери личного состава американских вооруженных сил в Ираке в декабре 2005 года несколько уменьшились и составили убитыми 68 и ранеными 304 человека. Таким образом, общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской кампании в марте 2003 года составили, по уточненным данным, убитыми 2233 и ранеными 16185 человек. Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в декабре два человека ранеными (Грузия, Польша).

В Соединенных Штатах продолжается активное обсуждение вопроса о возможности сокращения численности группировки войск в Ираке. В декабре официальная точка зрения на эту проблему оставалась неизменной: сокращение войск будет напрямую зависеть от запросов военного командования в Ираке и состояния готовности местных армии и полиции.

Госсекретарь США К. Райс выразила сомнение насчет того, что нынешние власти Ирака в обозримом будущем попросят иностранные войска покинуть их страну. По ее мнению, «большинство иракских лидеров понимают важность присутствия коалиционных сил, помогающих им отражать угрозы». И здесь госпожа Райс права — действующие руководители Ирака отчетливо понимают, что без массированной иностранной (американской) военной поддержки им придется столкнуться с угрозами и трудностями такого масштаба, с которыми они самостоятельно никак не справятся. В этой связи премьер-министр Ирака И. аль-Джаафари заявил: «Мы не хотим, чтобы войска ушли, а вместе с ними ушли бы мир и стабильность». В то же время, по данным опросов, от 67 до 82% иракцев выступают против присутствия в стране войск США и их союзников.

Американское командование считает, что первоочередное внимание по-прежнему следует уделять проведению совместных операций с иракскими правительственными силами с целью уничтожения боевиков и их опорных баз, так как «только такие действия могут привести к разгрому террористов и иностранных боевиков, срыву мятежа». Задачей № 2 считается обучение и оснащение местных сил безопасности. Пентагон планирует постепенно увеличить число американских военнослужащих, занимающихся обучением личного состава иракской армии.

Средний размер ежемесячного денежного довольствия американских военнослужащих в Ираке составляет 4160,75 долларов, в то время как у иракских военных эта цифра равняется 343 долларам.

Командование ВС США намерено передать под юрисдикцию иракского правительства местные тюрьмы, но это должно произойти только после того, как американцы «убедятся в неукоснительном соблюдении властями прав заключенных», что, подчеркнем, в современных реалиях Ирака практически невозможно. Здесь же отметим, что из Ирака регулярно поступают сообщения о незаконных секретных тюрьмах, созданных местным МВД, в которых заключенные систематически подвергаются пыткам и издевательствам со стороны охраны.

Одновременно строительные части армии США в срочном порядке расширяют имеющиеся тюрьмы и лагеря, так как в них «катастрофически не хватает мест», а число заключенных приближается к 15 тыс. человек, что в два раза больше, чем в 2004 году. В местах лишения свободы содержатся в основном боевики, их помощники, лица, им сочувствующие или заподозренные в сотрудничестве с силами сопротивления и террористами. Крупнейшими тюрьмами остаются Кэмп-Букка (на юге) — свыше 4600 узников, и Абу Грейб (западнее Багдада) — до 3800 заключенных. Периодически американцы освобождают крупные партии задержанных иракцев, но численность нового пополнения значительно превышает количество освобожденных. В частности, за последние пять месяцев число поступивших заключенных составило 3800 человек, в то время как на свободу были выпущены 3170 человек. Охрану мест заключения несут 3700 американцев.

По оценке президента Дж. Буша, военная операция в Ираке унесла жизни примерно 30 тыс. мирных жителей. Подчеркнем, что многие из них погибли (и продолжают погибать) от действий американских войск, огня их артиллерии и ударов авиации.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) существенно изменилась и составляла на 1 января 2006 года около 21 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,5 тыс. чел.), Южная Корея (3,2 тыс. чел.) и Италия (ок. 2,9 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

В декабре Болгария и Украина завершили вывод из Ирака своих воинских контингентов. В Ираке остались лишь 50 украинских военных (30 от армии и по 10 от погранслужбы и МВД), которые будут работать в штабах и органах управления этой страны.

Великобритания не исключает возможности сокращения численности своих войск в Ираке, однако, по заявлению премьер-министра Т. Блэра, «британские солдаты не будут полностью выведены из этой страны до тех пор, пока иракцы не смогут самостоятельно обеспечивать безопасность».

По оценке руководства Польши, «иракской армии потребуется еще 12 месяцев для того, чтобы взять под контроль зону ответственности польского контингента». В итоге Варшава приняла решение продлить срок пребывания польских войск в Ираке до декабря 2006 года. Одновременно было принято решение о сокращении численности контингента с марта 2006 года с 1450 до 900 человек. При этом польские военнослужащие больше не будут принимать участие в боевых операциях, а станут заниматься только обучением личного состава ВС Ирака.

Италия планирует в 2006 году сократить численность своих войск в Ираке на 300 человек.

Румыния намерена заменить свой воинский контингент в Ираке (860 чел.) инженерными и техническими подразделениями. При этом румынские военнослужащие будут оставаться на иракской территории «до тех пор, пока правительство этой страны не попросит покинуть ее».

Парламент Армении принял решение о продлении на один год срока пребывания в Ираке миротворческого контингента ВС страны (46 военных врачей, водителей и саперов).

Продолжается вербовка и отправка в Ирак контрактников для частных охранных предприятий. Причем это делается при поддержке вашингтонской администрации. В частности, подобная работа активно ведется в ряде стран Латинской Америки — Перу, Колумбии, Эквадоре, Чили и Гондурасе. Нанятые контрактники используются для охраны различных объектов, конвоирования военных и гражданских грузов, сопровождения граждан США, работающих в Ираке. Предпочтение при найме отдается бывшим военным и полицейским, имеющим опыт участия в боевых и контртеррористических операциях.

Перед отправкой в Ирак лица, подписавшие контракт, проходят специализированный курс подготовки. Использование крупного контингента иностранных охранников позволяет Белому дому и Пентагону сокращать боевые потери среди американских военнослужащих и уменьшать расходы на ведение войны в Ираке.

Таким образом, в декабре 2005 года положение в сфере безопасности в Ираке существенным образом не изменилось и продолжало оставаться напряженным.

Подготовка, проведение и публикация предварительных итогов парламентских выборов занимали ведущее место в политической жизни Ирака в декабре 2005 года и во многом определяли общую динамику ситуации в стране.

Предвыборная кампания проходила в обстановке острого соперничества между основными политическими силами Ирака. В ней, в отличие от января 2005 года, активно участвовали многие политические партии и объединения, представлявшие суннитское арабское население.

Незадолго до выборов ряд видных иракских партий и движений подписали так называемый Пакт чести, принятый по инициативе радикального шиитского деятеля имама М. ас-Садра. В документе, в частности, говорится о необходимости вывода из страны иностранных войск или составления четкого графика их ухода. Признается, что «сопротивление — это законное право каждого народа в мире, но жертвами террористов становятся иракцы».

Также говорится о том, что вопрос о федеративном устройстве Ирака будет рассматриваться только после вывода иностранных войск. Пакт подписали в основном представители шиитских политических партий и организаций, в том числе входящих в нынешнюю правящую коалицию. Характерно, что курдские партии этот документ не подписали.

Суннитские и шиитские духовные лидеры обратились с призывами к своим единоверцам принять участие в голосовании. Даже часть группировок суннитской вооруженной оппозиции призвала своих сторонников прийти на избирательные участки.

Всего за 275 мест в Национальной ассамблее вели борьбу 7655 кандидатов, представлявших 231 политическую партию и организацию, в том числе 19 крупных коалиций.

По действующему иракскому законодательству, членами парламента не могут быть активисты бывшей правящей партии Баас, военнослужащие и лица, осужденные за уголовные преступления.

В день выборов 15 декабря за ходом голосования наблюдали 230 тыс. представителей от кандидатов и свыше 120 тыс. наблюдателей от неправительственных организаций, в том числе 800 иностранцев.

По официальным данным, в парламентских выборах приняли участие свыше 70% избирателей, что больше, чем на выборах в январе 2005 года (ок. 58%) и на конституционном референдуме в октябре 2005 года (ок. 60%).

Благодаря принятым мерам безопасности в день голосования террористическая активность была сведена к минимуму.

Главные же политические события начались после выборов, особенно после публикации их предварительных итогов. В частности, в многоконфессиональном Багдаде, согласно обнародованным цифрам, крупную победу одержал шиитский исламистский блок «Объединенный иракский альянс» (ОИА), составляющий основу нынешней правящей коалиции. Сунниты из Иракского фронта согласия (ИФС) и либеральная коалиция во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи значительно отстали от ОИА, заняв, соответственно, второе и третье места.

Представители оппозиции заявили о неприятии таких результатов, обвинили власти в подтасовках и фальсификации выборов, потребовали проведения международного расследования по фактам нарушений в ходе голосования и даже проведения повторного голосования в ряде избирательных округов. В столице, Мосуле, Тикрите, Самарре и некоторых других городах прошли массовые демонстрации протеста. Со своей стороны, руководители ОИА категорически отвергали возможность повторного голосования и настаивали на признании итогов выборов. Ими были организованы демонстрации в поддержку опубликованных результатов.

Миссия ООН и представители иностранных наблюдателей заявили, что нет никаких причин для проведения повторных выборов, так как голосование в целом соответствовало принятым международным стандартам.

Обстановка в стране стала обостряться. В этих условиях представители ведущих политических коалиций пришли к договоренности о приглашении в Ирак специальной международной комиссии по проверке итогов голосования, которая приступила к работе в начале января 2006 года.

Как ожидается, окончательные официальные итоги иракских парламентских выборов будут опубликованы не раньше середины января 2006 года.

На сегодняшний день, по неофициальным данным, распределение мест в новом составе Национальной ассамблеи выглядит следующим образом: ОИА — пока 130 мест (в январе 2005 г. — 140), блок курдских партий — 55 (в январе — 75), коалиция во главе с А. Алауи — 25 (в январе — 40) и не участвовавший в предыдущих выборах суннитский ИФС предварительно получил 50 мандатов. Кому достались еще 15 мест, пока неизвестно.

После выборов представители ведущих коалиций приступили к предварительным переговорам по возможному составу будущего правительства. В принципе, они выразили согласие, что участвовать в нем должны представители ОИА, курдского блока, ИФС и сторонники А. Алауи.

По оценкам многих видных иракских политиков и зарубежных экспертов, процесс формирования нового правительства, учитывая очень серьезные разногласия между основными политическими силами страны, может затянуться на несколько месяцев.

В декабре прошло несколько заседаний суда над Саддамом Хусейном и его сподвижниками. В целом это событие не оказало значительного воздействия на обстановку в стране.

Сохраняется очень трудная ситуация в экономике и социальной сфере Ирака. Более того, в декабре положение дел здесь заметно осложнилось.

Тревожной тенденцией становится неуклонное снижение объемов добычи нефти. Соответственно уменьшаются и объемы ее экспорта: 1,26 млн баррелей в сутки в ноябре и 1,0 млн баррелей в декабре. Причем декабрьский показатель экспорта стал самым низким за весь послевоенный период. В декабре в стране начался острый кризис в снабжении бензином. Это уже не первый кризис такого рода в послевоенный период.

Главные причины падения нефтедобычи — общая нестабильность обстановки в стране, истощение используемых месторождений, износ оборудования и, конечно же, не прекращающиеся акты саботажа и диверсии. На сегодняшний день разведанные запасы нефти в Ираке оцениваются в 112,5 млрд баррелей. По оценке специалистов, при доразведке их можно почти утроить, доведя до 300 млрд баррелей.

Кризисная ситуация сохраняется в электроснабжении. В Багдаде электричество регулярно отключается на 18–20 часов в сутки. Постоянные перебои имеются в снабжении населения питьевой водой. Примерно у 70% жителей страны очень часто не работает канализация.

В декабре по рекомендации МВФ иракское правительство повысило на 200% цены на нефтепродукты: бензин, керосин, жидкий газ и др. Это вызвало сильный протест среди населения. В ряде городов прошли массовые демонстрации с осуждением социально-экономической политики властей. Руководство трех южных провинций — Ди-Кар, Мейсан и Басра — отказалось повышать цены на нефтепродукты в заявленном правительством объеме.

Прирост ВВП в Ираке в 2005 году оценивается в 3,7%, а инфляция составила 20%. Уровень безработицы колеблется в пределах 40–50%.

В целом, иракскую экономику на сегодняшний день нельзя назвать нормально функционирующей в полном смысле слова.

Таким образом, внутриполитическая обстановка в Ираке в декабре 2005 года продолжала оставаться очень сложной. В создавшихся в стране условиях весьма трудно говорить о возможности налаживания полноценного позитивного диалога с целью достижения национального согласия.

В декабре 2005 года руководство Ирака проводило активную внешнеполитическую деятельность по упрочению региональных и международных позиций страны, получению различной зарубежной помощи в деле восстановления и реконструкции страны. При этом главным внешним партнером Ирака оставались Соединенные Штаты. С начала войны США истратили на иракскую кампанию 204,4 млрд долларов. Затраты ближайшего американского союзника в Ираке — Великобритании — составили, по состоянию на март 2005 года, около 6 млрд долларов.

Важные заявления по Ираку сделал в декабре президент США Дж. Буш. По словам главы вашингтонской администрации, террористы считают, что для них Ирак — это «центральный фронт войны против человечества». Именно поэтому Соединенные Штаты относятся к Ираку как к «центральному фронту войны с терроризмом». Буш признал, что разведывательная информация о наличии у Ирака ОМП перед началом американо-британского вторжения была ошибочной. При этом он как президент страны взял на себя «полную ответственность за вторжение в Ирак», заявив одновременно, что само решение о свержении режима С. Хусейна военным путем было правильным, так как «Саддам представлял угрозу, и американскому народу вместе с остальным миром стало лучше, когда его отстранили от власти».

Глава американской администрации выразил несогласие с теми, кто считает войну в Ираке проигранной, хотя и признает, что стабилизация обстановки в этой стране после свержения режима С. Хусейна оказалась «более сложной», чем предполагали в Вашингтоне. В настоящее время, по оценке Буша, США в Ираке идут по пути «стабильных достижений» к «четко обозначенной цели». Эта цель — создание в Ираке демократического государства, которое «будет служить образцом для Ближнего Востока». Как видим, оптимизма у американского президента пока еще хватает, по крайней мере на словах.

США, обеспокоенные непрекращающимся вмешательством Ирана в иракские дела, намеревались вступить в прямой контакт с иранскими представителями для обсуждения вопросов, связанных с ситуацией в Ираке. Суть американского послания иранцам заключалась в том, что Вашингтон не хочет враждебных отношений между Ираком и Ираном, но в то же не желает иранского вмешательства в дела соседней страны, особенно помощи различного рода военизированным формированиям. Руководство ИРИ официально отвергло возможность подобного рода контактов.

Президент США призвал руководителей Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании и Кувейта оказать помощь Ираку при формировании нового правительства страны после парламентских выборов.

Глава турецкого правительства Р.Т. Эрдоган заявил, что американское вторжение в Ирак превратило его в «учебный полигон для терроризма», а «решение иракской проблемы не было найдено, поскольку в стране продолжают ежедневно гибнуть десятки людей».

Бывший министр иностранных дел Судана и политический советник президента этой страны Мустафа Исмаил Осман назначен специальным представителем Лиги арабских государств в Ираке.

Министр обороны ОАЭ шейх Мухаммед Рашид Аль Мактум выступил за постепенный вывод из Ирака иностранных войск, указав, что «иракцы сами должны решать свою судьбу». По мнению эмиратского министра, «в иракском вопросе необходимо прибегнуть к языку диалога и понимания, отказавшись от демонстрации силы и угроз использования силы». Шейх Мактум также подчеркнул, что США «допустили ошибки в разоренном Ираке».

Члены Арабской организации стран — экспортеров нефти (ОАПЕК) списали Ираку 75% его долгов этому нефтяному картелю.

Канцлер Германии А. Меркель заявила, что ее страна желает развивать политические и экономические связи с Ираком, но по-прежнему не намерена посылать туда свои войска.

Япония договорилась с Ираком о расширении финансирования его нефтегазовых разработок. К 2007 году Токио с этой целью предоставит Багдаду кредиты на сумму до 3,5 млрд долларов. Япония стала первой страной, заключившей с постсаддамовским Ираком конкретные соглашения о сотрудничестве в деле развития нефтегазового сектора.

Правительство Словакии приняло решение о списании большей части иракского долга этой стране, составляющего 175 млн долларов.

В декабре МВФ предоставил Ираку заем на 685 млн долларов. Это первый заем фонда новым властям страны, предоставленный на обычных условиях.

Таким образом, в декабре 2005 года в Ираке сохранялась сложная и во многом нестабильная военно-политическая обстановка. В вопросах обеспечения безопасности, в политической, экономической и социальной сферах негативные явления в целом доминировали над имеющимися позитивными сдвигами.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04057 sec