Израиль без головы

11 января 2006
Максим Малькош

Шарон выходит из искусственной комы, в которой пробыл несколько дней. Израильтян уже не интересует, способен ли будет Арик, как любят называть его в стране, когда-либо продолжить политическую деятельность. Скорее всего, 32-летний бег Шарона-политика закончился. Но за здоровьем премьера следят так же, как следили бы, будь он экс-премьером.

С таким же огромным волнением следили некогда за здоровьем экс-премьеров Давида Бен-Гуриона или Голды Меир. Вождизм Израилю чужд, а потому на жизни государства в целом уход Шарона из политики отразится не сильно. Потеря политика израильтянам не страшна — их в еврейском государстве хватит всегда. Они беспокоятся за человека, успевшего стать одним из символов государства еще до начала своей политической деятельности.

Однако не думать о политике без Шарона за 2 месяца до очередных досрочных парламентских выборов не получается. Очевидно, что все существовавшие поныне прогнозы на мартовские выборы можно забыть.

Уйдя из правящей правой партии «Ликуд» в ноябре, Шарон создал партию «Кадима» («Вперед») и выступил под лозунгом «Сильный лидер на пути к миру». Таким образом он предполагал стать центристом, чтобы привлечь как можно больше «левого» электората, сохранив при этом как можно больше «правого». Организовав «центр», Шарон желал выглядеть политиком по-прежнему быстро и жестко реагирующим на акции террористов, но при этом способным идти на уступки, даже территориальные, чтобы обеспечить мирное сосуществование с палестинцами.

Ставка на центризм оправдалась — опросы пророчили «Кадиме» треть кресел в 120-местном Кнессете. Важно, однако, что большинство израильтян, собиравшихся отдать свои голоса за «Кадиму», голосовали бы именно за Арика. На это же рассчитывали политики, вливавшиеся в новорожденную партию справа и слева (из «Ликуда» и из «Аводы»), тем самым усиливая ее привлекательность в глазах избирателей.

Теперь сложно предположить, сколь сильно упадет авторитет «Кадимы» без Шарона. Политики, перебежавшие справа и слева в центр, выглядят смешно. Их можно было бы сравнить с людьми, пересевшими в шторм с двух ненадежных шхун на проплывающий между ними большой и надежный корабль, который вдруг дал сильную течь.

Те израильтяне, которые не были ярыми противниками ухода с палестинских территорий, но ранее голосовали за возглавляемую Шароном правую партию «Ликуд», перенесли свои симпатии на «Кадиму». На вопрос: «Как так? Ведь он вывел поселения!» они спокойно переспрашивали «Ну и что?».

Размежевание не понизило популярность Арика, поскольку для некоторых он стал предателем, но для многих других — человеком, сделавшим что-то на пути к миру и повысившим кредит международного доверия к еврейскому государству. Показателен пример министра внутренней безопасности Цахи Анегби, противника размежевания, временно возглавившего «Ликуд» после ухода Шарона, но переметнувшегося в «Кадиму», сославшись на то, что Арика напрасно вынудили уйти из партии.

С другой стороны, слева к Шарону перешел патриарх израильской политики 83-летний Шимон Перес, который незадолго до этого не сумел удержаться во главе своей лейбористской партии «Авода». Лидер израильской федерации профсоюзов Амир Перец победил Переса на внутрипартийных выборах в «Аводе», но без серьезного перевеса.

Таким образом, все те, кто поддерживали Переса на выборах в «Аводе» и голосовали бы за лейбористов, оставайся Перес в их рядах, ныне могли бы голосовать за «Кадиму», сильно повысив ее вес. Сам Шарон, сменив амплуа правого политика на амплуа миротворца-центриста, должен был выглядеть привлекательнее для избирателей «Аводы», до сих пор не сумевшей принести мир.

Возглавить «Кадиму» могли Эхуд Ольмерт, ставший исполнять обязанности премьер-министра после госпитализации Шарона, министр обороны Шауль Мофаз или Шимон Перес. Однако, множество израильтян, ранее голосовавших за «Ликуд» с Шароном и готовых голосовать за «Кадиму» с Шароном, в нынешней ситуации скорее проголосовали бы за «Ликуд» с Нетаниягу, чем за «Кадиму» с Ольмертом, Пересом или Мофазом. В силу этого «Ликуд», которому до болезни Шарона обещали не более 10 мандатов, имеет шансы окрепнуть.

«Кадима», крайне ослабленная потерей Шарона, при остающемся в ней Шимоне Пересе несколько полевеет. На выборах она окажется перед лицом «Ликуда», который, во-первых, поправел после ухода из его рядов Шарона, Мофаза и многих других, а во-вторых, несколько окреп после ухода Шарона из политики. Ослабевшая и полевевшая «Кадима» перед лицом окрепшего и поправевшего «Ликуда» испытает необходимость создать коалицию. Вернее всего, коалиция будет с «Аводой».

Но лидерство в «Кадиме» Пересу заказано не было, и сам он это хорошо понимал. Не даром после того, как в декабре Шарон пережил инсульт, Перес, до тех пор желавший в «Кадиме» лишь министерский портфель, попросил за одно включить его в предвыборный список. Оно и понятно — Перес боялся, что если «Кадиму» возглавит Ольмерт, то ему может не достаться даже министерство, а потому следует застолбить место в Кнессете. Затем Перес все же обеспечил себе место в правительстве, открыто поддержав Ольмерта в качестве главы «Кадимы».

Сражаясь с «Ликудом», возглавляемым Нетаниягу, за голоса умеренно-правых израильтян, «Кадиме» выгоднее иметь лидером экс-ликудника (Ольмерта или Мофаза), нежели Переса. В то же время сторонникам Переса нет смысла голосовать за «Аводу», возглавляемую Амиром Перецом, только за то, что Шимон Перес не стал главой «Кадимы».

Отношение арабов в целом и палестинцев в частности к израильскому руководству с уходом Шарона не изменится, или, по крайней мере, не ухудшится. Печальный факт остается фактом — арабы ненавидят Шарона, — даже те, которые имеют израильское гражданство, — даже те, которые искренне переживали убийство Ицхака Рабина в 1995 году.

Даже те палестинцы, которые рады тому, что являются гражданами Израиля и могли бы терпимо относиться к еврейскому руководству страны, ненавидели Шарона. В первую очередь — за вырезанные лагеря беженцев Сабру и Шатилу. Шарон считается прямым виновником того, что в Ливане в 1982 были убиты сотни палестинцев, хоть убивали их христианские фалангисты, а не израильские солдаты. Это — главная причина, по которой сейчас палестинцы просят у Аллаха скорейшей и мучительной смерти для главы израильского правительства.

Уход Шарона вряд ли способен замедлить процесс мирного урегулирования. В случае победы возглавляемой Шароном «Кадимы» ответственным за мирный процесс должен был бы стать Шимон Перес. Если «Кадима» сможет победить, например, под руководством Ольмерта, то Перес также будет иметь шансы заниматься мирным процессом. Арабским руководителям и палестинцам в любом случае проще видеть в качестве собеседников Ольмерта, Мофаза или Переса, нежели Шарона или Нетаниягу.

Мофаз хорошо знаком с лидерами Египта и Иордании по переговорам в Каире и Аммане. Он неоднократно общался также с главами спецслужб этих стран. Будучи министром обороны, он может быть привлекателен в глазах избирателей еще и в связи с тем, что угрозу со стороны Ирана израильтяне считают главной внешнеполитической проблемой.

Когда в израильском доме заходит речь о мировой политике, фраза «Надо что-то делать с Ираном» гарантированно прозвучит как в семье выходцев из СССР, так и в семье выходцев из Йемена и Марокко. Сами по себе и Мофаз и Перес популярнее среди израильтян нежели вице-премьер, однако, оба под давлением внутрипартийных сил были вынуждены поддержать Ольмерта, не отличающегося харизмой, но фактически уже работающего премьер-министром страны.

Росбалт

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03966 sec