2005-2006: Тяжелая поступь нефтяной империи

01 января 2006
АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Бойтесь мечтать: мечты иногда сбываются. В последние несколько лет автор этих строк неоднократно критиковал российскую внешнюю политику за ее аморфность, неопределенность, отсутствие ясно выраженной стратегии. В общем, за все недостатки, характерные для политики государства, которое никак не может определиться со своей сущностью и целями.

И вот теперь, на рубеже 2005-2006, без всяких директивных документов наша внешняя политика стала внятной и понятной. У нее появились очевидные цели и ясные способы их реализации. Но это совершенно не радует. Совершенно очевидно, что будущая Россия в глазах Путина – вовсе не демократическое государство, интегрированное в сообщество современных цивилизованных стран. Нет, это «сырьевая сверхдержава».

На недавнем заседании Совета Безопасности Путин был предельно откровенен. Он вел речь о том, что Россия должна быть мировым лидером и законодателем мод в энергетике. При этом Путин очень четко дает понять, что речь идет о чем-то гораздо большем, чем просто отношения купли-продажи. Он весьма многозначительно ведет речь о некоей энергетической безопасности планетарного масштаба: «По сути своей устойчивое энергоснабжение – это одно из условий международной стабильности в целом. Сбалансированное и равномерное обеспечение энергией – это, без сомнения, один из факторов глобальной безопасности».

На самом деле помощники президента творчески развили идею Чубайса о «либеральной империи». Глава РАО ЕЭС всего-то и имел в виду, что Россия, являясь монопольным поставщиком энергии в страны СНГ, может оказывать определяющее влияние на их политику. Теперь же речь идет о том, что Россия будет снабжать нефтью и газом едва ли не весь мир (Западную Европу, Китай и Японию) и благодаря этому вернет себе силу и влияние Советского Союза. В ходе своих заграничных путешествий Путин только и занят продвижением по миру своей нефтегазовой империи. И весьма логично, что российский президент всерьез предлагает известным политикам вроде бывшего германского канцлера Шредера и отставного американского министра торговли Дональда Эванса руководящие должности в этой империи. А газовый скандал с Украиной – первая попытка заставить сопредельные государства «уважать» Россию как газо- и нефтекормильца.

При этом Путин, очевидно, осознает некоторую неоднозначность идеи превращения страны в сырьевую сверхдержаву. Как ни камуфлируй ее, как ни скрывай за благообразными формулировками, суть очевидна: Россия окончательно распрощалась с неоднократно декларированными намерениями «догнать и перегнать» экономически развитые государства в области высоких технологий и развития промышленности. Но хозяина Кремля решительно не устраивает роль главы «банановой республики», целиком зависимой от покупателей. Нет, Путин хочет выступать в диалоге с ведущими государствами мира как равный.

И поэтому претензии на энергетическое лидерство должны подтверждаться, с одной стороны, постоянным укреплением ядерного потенциала России, а с другой – демонстративной поддержкой наиболее одиозных режимов вроде иранского или северокорейского. Путин при всяком удобном случае напоминает и об очередном полке ракет «Тополь-М», развернутом в Татищевской дивизии под Саратовом, и об успешном испытании новой ракеты для подводных лодок, и, главное, о новых боеголовках, которые способны преодолевать американскую систему противоракетной обороны. С той же настойчивостью Москва демонстрирует расположение к странам-изгоям. Сигнал, посылаемый Западу, очевиден. Россия готова быть надежным поставщиком сырья, но при этом и российские партнеры должны смириться с тем, что в нашей стране весьма специфическая демократия – с парламентом, штампующим законы, которые приходят из Кремля, с телевидением, которое передает лишь строго дозированную информацию, с судами, которые готовы отправить в тюрьму любого, кто рискнет обидеть президента. Но при этом Путин требует, чтобы остальные мировые лидеры делали вид, что происходящее в России – норма, именуемая «суверенной демократией». Если же Запад с подобной игрой не согласится, то Москва может начать вооружать государства-изгои, защитив себя от возможного силового давления с помощью ядерного щита.

Нынешний внешнеполитический курс России выглядит вполне рациональным. В конце концов, как писал Стендаль, следует играть картами, которые предлагает эпоха. Вот Путин и решил воспользоваться оказавшимися в его руках козырями – нефтью и газом. Однако следует иметь в виду, что такая стратегия неизбежно отразится на внутренней политике России. Уж здесь-то наверняка будут воспроизводиться институты «банановой республики». Прежде всего – настоящее олигархическое правление. То есть страной будут руководить те же, кто руководит главными энергетическими компаниями. Собственно говоря, не «те», а «тот». Многие эксперты уверены: в 2008 году Владимир Путин возглавит «Газпром», сохранив таким образом контроль над высшей властью в России. Государство, правоохранительные органы, армия, все чиновничество предназначены для обслуживания и защиты исключительно нефтегазового комплекса. Ни о каком развитии речи уже не идет вовсе. Так называемые национальные проекты выглядят не более чем подачками населению – чтобы, не дай Бог, не взбунтовалось.
При всей ясности и определенности новой путинской политики далеко не факт, что она будет успешной. На вопрос об эффективности ответ может дать 2006 год. Важнейшим его событием для российского президента станет председательство на саммите «восьмерки» в Санкт-Петербурге. Наверняка Путин намерен повторить свой триумф 2005-го, когда в День Победы он оказался главным среди собравшихся в Москве мировых лидеров. Но дело не только в этом. Для Кремля принципиально важно, чтобы руководители ведущих мировых держав одобрили готовящиеся сейчас документы по «энергетической безопасности», а по сути дела выдали бы Путину карт-бланш на строительство сырьевой империи.

И вот как раз этого может не произойти. Речь, разумеется, не идет о недопущении России до председательства или даже об исключении из «большой восьмерки», как того требует ряд американских сенаторов. Но вот от работы по выработке конкретных документов могут отстранить. Неприятным сигналом здесь стало то, что российский министр финансов, вопреки ожиданиям, так и не был допущен к участию в заседаниях глав финансовых ведомств «семерки».

Уже в мае Россией может оказаться перед лицом сразу нескольких международных проблем, которые чреваты серьезным обострением отношений с западными партнерами. Одним источником таких проблем неизбежно станет наказание Украины посредством цен на энергоносители. Сколько ни делай «Газпром» заявлений о готовности прекратить подачу газа на Украину, никуда не уйти от того, что 80 процентов поставляемого в Западную Европу топлива перекачиваются через эту страну. Стало быть, если компромисс не будет найден, выходов только два. Первый – смириться с тем, что Украина будет воровать газ, и перенести разбирательство в международные суды, что явится очевидной демонстрацией слабости. Второй – договориться с Западной Европой о том, что она приобретает газ при пересечении российско-украинской границы, и качать только оплаченный европейцами газ. Но тогда уже покупатели обрекают себя на недостачи, и это несколько подрывает образ России как надежного поставщика энергоресурсов и гаранта «энергобезопасности».

Самый верный российский друг и союзник – белорусский батька – может подложить свинью. В разгар попыток наказать Украину Лукашенко демонстрировал очевидное почтение к Кремлю. Он прибыл с докладом на сочинскую дачу Путина и, только получив благосклонное согласие российского президента, сообщил о переносе на май очередных выборов себя. Ясно, что результаты этих выборов не признает никто, кроме России. Но, сделав это, Москва обречена противопоставить себя ОБСЕ и Совету Европы.

А произойдет это аккурат к тому моменту, когда Россия должна занять председательское место в Совете Европе. Эксперты не исключают, что вместо этого она может даже лишиться членства в Совете Европе. По формальному поводу – из-за того, что до сих пор не отменила смертную казнь. На самом деле в таком решении прорвется общая раздраженность отношением Кремля к правам и свободам своих и чужих граждан.

Кроме того, в 2006-м так или иначе должен разрешиться иранский ядерный кризис. Пока ничто не предвещает, что Тегеран пойдет на какой-то компромисс. Только что он решительно отверг предложение обогащать топливо для реакторов в России (тогда Иран не смог бы получать материалы, необходимых для производства ядерного оружия). Российские попытки взять подобный режим под защиту могут внести серьезный раскол в «восьмерку».

Наконец, хоть это и не слишком вероятно, могут упасть цены на нефть и газ. Тогда от великой сырьевой империи останутся только союзники Лукашенко, которые никуда не могут сбежать, потому что никому не нужны.

Ежедневный журнал

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03751 sec